УкрРус

Никита Михалков заблукал во времени и пространстве

Невъездные в Украину деятели культуры прореагировали на запрет

Я вообще-то против любых запретов – на въезд, на выезд, на прогулки неглиже возле административных зданий. Всегда надеешься, что для того, чтобы не совершать чего-то, мозгов у человека хватит. Но не хватает...

Нынче же время такое – военное. И случается, что запреты становятся действенными мерами. Ну, нечего делать на Западе влиятельным россиянам, поддерживающим экспансионистскую политику Кремля! Сидите дома и вяжите лапти.

Аналогично и в отношении деятелей культуры, которые поют осанну Путину и откровенно разделяют его претензии на части украинской территории. Ну, что им делать в Украине? Сами вроде бы должны понимать, что соваться сюда – гиблая затея.

Тем не менее, СБУ решила расставить точки над "i" и запретить въезд в страну таким ярким фигурам, как Газманов, Кобзон, Валерия вкупе с Пригожиным, Безруков, Боярский, Расторгуев, Охлобыстин, Пореченков, Лепс, Депардье (получил российский паспорт – получи украинский запрет). Список завершают Стас Пьеха и Никита Михалков. Последний аннексию Крыма не поддерживал, но успел наговорить много мерзостей по поводу происходящего в Украине. Профессия у него такая – "бесогон".

Сперва помощница режиссера заявила, что тот не станет комментировать запрет на въезд – он ожидал это еще год назад и посчитал бы его "большой честью". Но все же режиссер не стал молчать и одарил своих поклонников и прочих репликой о том, что он испытывает такое же чувство, какое, возможно, испытывал бы Эйзенштейн, "если бы ему запретили въезд в фашистскую Германию в 1939 году".

То, что Никита Сергеевич шутя сравнил себя с Сергеем Михайловичем, никого не покоробило – Михалков давно чувствует себя среди богам подобным на киношном Олимпе. А что Эйзенштейн? Он же "Оскара" не получал.

Вот только насчет времени режиссер ляпнул, толком не подумав. Если бы в 1939 году Эйзенштейну был запрещен въезд в Германию, это был бы очень нехороший знак. Ведь тогда Советский Союз с Германией были заклятыми союзниками. И подобный запрет мог означать, что за берлинскими мерами последуют московские. Скажем, Сталин, узнав о немецком запрете на въезд режиссеру, в очередной раз пересмотрел "Александра Невского" и решил не только изъять все копии картины из обращения, как это и сталось после подписания германо-советского пакта, но и режиссера отправить в прекрасное далеко без права переписки.

Так что, думаю, узнав о запрете на въезд в Германию, Эйзенштейн никак бы не испытал чувства эйфории. Возможно, даже стал паковать чемоданчик...

Но вернемся к нашим баранам. Николай Расторгуев прореагировал на запрет пофигистски. "Ну, пусть они довольствуются тем, что у них есть!" А он станет летать в Крым. "Я особенно не огорчен", - признался Расторгуев.

А вот Олег Газманов огорчился, ведь у него столько друзей в разных городах Украины. Но как бы то ни было, он уверен, что его песни "звучали и будут звучать на Украине, потому что они популярны".

Невольно представилось, как в вечерний час на какой-нибудь Борщаговке загулявшая компания распевает: "Украина и Крым, Беларусь и Молдова – это моя страна". Или "офицеры, россияне, пусть свобода воссияет, заставляя в унисон звучать сердца". А еще лучше "Россия, Россия! В этом слове - огонь и сила, в этом слове - победы пламя, поднимаем России знамя". И особо, на сладкое - гимн десантным войскам... Что-то паршивенько вписывается патриотический лирик Газманов в украинскую реальность...

Не знаю, нужно ли было запрещать этим людям въезд в Украину. Возможно, достаточно было растолковать им, что здесь их никто не ждет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги