УкрРус

Что означает тактическая пауза Путина

Нужно понимать, что ни называвший себя "спикером парламента Новороссии" Олег Царев, ни "министр иностранных дел ДНР" Владимир Кофман не стали бы по доброй воле говорить о сворачивании "проекта Новороссия". В такой констатации очевидного факта нет никакой необходимости, о Новороссии все уже давно забыли, и мало кто даже в самой России думал, что в Кремле размышляют об экспансии в другие области Украины. Тем более, что в случае с Царевым речь шла даже не об экспансии, а просто об объединении усилий двух "народных республик", которые пока что продолжают настаивать на своем существовании, пишет Виталий Портников для издания "ЛигаБизнесИнформ".

Но те, кто отдал Цареву или Кофману указание сделать заявления о "сворачивании" проекта, живут в мире совершенно других политических реалий. Они хотят послать сигнал о собственном миролюбии: вот видите, мы не собираемся больше наступать на Украину и отрывать от нее куски. Мы даже ликвидируем "проект", который должен был бы стать плацдармом для такого нападения.

И в этом есть своя - советская - логика. Советский Союз тоже создавал разнообразные "проекты", которые должны были послужить возможностью нападения на соседние страны. Когда в марте 1940 года Карельская АССР была преобразована в Карело-Финскую ССР - это было индикатором того, что Сталин не смирился с результатами финской войны и все еще задумывается о поглощении Финляндии, проще говоря - ее присоединении к Карело-Финской ССР. А когда в июле 1956 года Хрущев - вопреки всем существовавшим в Советском Союзе законодательным нормам - решил вернуть "16-ю республику" в статус автономии - это означало, что финны могут вздохнуть спокойно - поглощение Финляндии откладывается до мировой революции.

Читайте:Царев подтвердил, что проект "Новороссия" заморожен

Нечто подобное произошло и сейчас - и, возможно, это и есть результат серии интенсивных консультаций западных лидеров с руководителями России и Украины. Москва отказалась - по крайней мере, на ближайшие месяцы - от поглощения Новороссии, от большой войны на востоке. Но это не значит, что она отказалась от дестабилизации ситуации в Украине. Потому что под ее контролем остался сам плацдарм - оккупированные районы Донбасса.

Отказ Кремля от Новороссии вовсе не является доказательством настоящего решения проблемы оккупированных украинских территорий, напротив - он ее обостряет. Плацдарм агрессии консервируют до более удачного момента

Когда Хрущев ликвидировал Карело-Финскую ССР (республикой, между прочим, до последнего дня руководил глава марионеточного правительства созданной Сталиным "ФДР" Отто Куусинен, так что параллели с "ДНР" налицо), никто уже и не помнил о том, что Карельская АССР - тоже, по большому счету, часть Финляндии. И уж точно никто не хотел вспоминать, что обширные финские территории с городом Выборг, оккупированные СССР в ходе "зимней войны" 1940 года, были после Второй мировой отторгнуты от Карело-Финской ССР и переданы Ленинградской области РСФСР, опять-таки - в отличие от процесса передачи Крыма - с нарушением всех норм тогдашнего советского законодательства. Для окружающего мира, даже для самой Финляндии, это была просто Россия - а от этой страны никто никогда не мог требовать ни уважения к закону, ни уважения к ее собственным институциям. От России и тогда, и теперь требовалось только одно - чтобы она не убивала тех, кто находится за ее границами. Ликвидация Карело-Финской ССР воспринималась именно в этом ключе.

А оккупированный Донбасс для окружающего мира, даже для самой России - все еще Украина. Именно поэтому отказ от Новороссии вовсе не становится доказательством настоящего решения проблемы оккупированных территорий, напротив - он ее обостряет. Понимание того, что никакого расширения "территориального образования", созданного на украинских землях после Майдана, не будет, отнюдь не означает выход из ситуации.

Выход - это отказ от плацдарма. Таким отказом для Путина могло бы стать содействие в инкорпорации оккупированных районов в состав Украины. Но при этом в Кремле прекрасно понимают, что с восстановлением украинского контроля над государственной границей ария "ДНР" будет спета. И дело даже не в том, что именно будет прописано относительно статуса оккупированных районов в украинской Конституции. Дело в том, что они перестанут быть оккупированы - а значит, вновь станут тем, чем были до прихода российских войск - олигархической вотчиной. Как бегство Януковича из Киева не привело к немедленной демократизации Украины и превращению ее в Польшу, а вернуло подорованные семейной диктатурой позиции олигархов, так и уход Путина из Донецка не приведет к превращению Донбасса в Вандею и инструмент политического давления на Киев, а вернет подорванные оккупацией позиции олигархов. За то ли боролся Владимир Владимирович?

Поэтому у меня есть подозрение, что Путин пока что не уйдет из Донбасса. Но и на войну он может не пойти, хотя у него есть политические возможности воевать и без всякой Новороссии - например, за "восстановление территориальной целостности ДНР" - до границ, которые были до начала АТО или вообще до границ Донецкой и Луганской областей. Политические возможности есть, а ресурсов не так уж много. И потом: такая война - это крест на его отношениях с Западом. А судя по его готовности общаться с Керри, эти отношения ему очень нужны.

Так что сейчас для Путина логичным является сохранение "ДНР/ЛНР" в их нынешнем статусе - даже не "самопровозглашенных республик", а казачьего лагеря, хозяин которого тратит деньги только на боевиков, а мирному населению шлет консервы в гуманитарных конвоях. Такой статус все же отличается от статуса других непризнанных территорий на постсоветском пространстве, в которых существуют все атрибуты государственности, в том числе и наполняемый из России бюджет. А у "ДНР" и "ЛНР" ничего этого не будет - пока в Кремле не решат, что с ними делать - или пока вся эта фантасмагорическая история не доконает саму Россию.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги