УкрРус

Латвия собирается запретить критику власти

Парламент Латвии принимает поправки, направленные на борьбу с гибридной войной. Если они вступят в силу, ответственность может грозить, например, за организацию молодежных лагерей в России, публикацию экспертных мнений или открытую критику должностных лиц.

Все это, по словам экспертов, может обернуться реальным сроком, настолько широки возможности интерпретации нового закона, пишет Оксана Антоненко для bbc.com.

Без обжалования

Глава Комиссии по национальной безопасности Солвита Аболтиня, выступая с трибуны парламента, сказала, что в работе над поправками к Уголовному закону участвовали Совет учреждений госбезопасности, представители Генпрокуратуры, судов, а также адвокаты.

О возможных проблемах со свободой слова Аболтиня не говорила. Зато сказала, что поправки необходимо принимать в срочном порядке, поскольку нет ничего важнее государственной безопасности.

В итоге за срочность проголосовал 71 депутат. А это, в свою очередь, означает, что их рассматривают в двух чтениях вместо трех. То есть, у общественности и экспертов остается в два раза меньше времени на знакомство с текстом.

Но и это еще не все: срочность автоматически отнимает у президента право вернуть поправки на доработку в парламент, а также объявить по ним всенародное голосование. Таким образом, остановить вступление в силу новых норм становится практически невозможным.

Несмотря на широкую поддержку со стороны депутатов (за поправки проголосовали 72 парламентария), уже через несколько недель после первого чтения выяснилось, что против новых норм выступает не только часть правящей коалиции, но также президент страны Раймонд Вейонис и министр внутренних дел Рихард Козловскис, не говоря уже о журналистах и экспертах.

Их смущает то, что новые поправки идут вразрез с конституционной нормой о свободе слова, запрещают практически любую критику власти и ограничивают почти любую коммуникацию в общественном пространстве, которая так или иначе может быть интересна зарубежным спецслужбам (а судя по аннотации поправок, под это определение попадают даже опросы общественного мнения и экспертные оценки).

Такая разнообразная гибридная война

Помимо всего прочего, поправки предполагают восьмилетний срок за "действия, которые направлены против государственной независимости или суверенитета, на подрыв территориальной целостности, свержение государственной власти или смену государственного строя".

В действующей редакции статья предусматривает ответственность за "действия, направленные на насильственное свержение государственной власти".

В новом варианте насильственный характер действий уже не обязателен для привлечения к ответственности. По словам юриста и правозащитника Алексея Димитрова, эта формулировка означает, например, запрет даже на мирный сбор подписей за введение в Латвии монархии.

А по словам профессора Университета им. Страдыня Сергея Крука, возможности интерпретации гораздо шире.

"Эта статья запрещает все, что угодно, включая призывы к досрочным выборам (право граждан, предусмотренное конституцией). Особенно если призывать будет Ушаков", - заявил он Русской службе Би-би-си, имея в виду мэра Риги и одного из лидеров партии "Согласие".

Пять лет заключения могут грозить также за "публичные призывы или распространение материалов, содержащих призывы против независимости и суверенитета Латвийской республики, а также за подрыв территориальной целостности, свержение государственной власти или изменение государственного строя".

Критика должностных лиц

Сюда, кстати, подходят разговоры о создании "Латгальской народной республики" - тема, которая еще недавно бурно обсуждалась в социальных сетях. В итоге за эти разговоры никто не сел, поскольку действующая статья предусматривает ответственность за призывы к насильственным действиям. А вот если бы в силе была новая редакция, то авторам соответствующих записей мог бы грозить реальный срок.

В аннотации к поправкам законодатели поясняют, почему из текста пропадает упоминание "насильственного" характера преступлений: во-первых, свергнуть власть можно и без насилия (к примеру, шантажем), во-вторых, ненасильственные методы часто готовят почву для насильственных. И если угрозу не предотвратить на начальных стадиях, ситуация может усугубиться.

Поправки содержат и совершенно новую статью - "За помощь иностранному государству или иностранной организации в осуществлении действий, вредных для интересов безопасности Латвийской республики". Срок - до пяти лет тюрьмы.

В аннотации сказано, что эта статья необходима для борьбы с угрозами гибридной войны. К последним относится почти все, что может как-то помочь иностранному государству продвигать свои интересы на территории Латвии - например, организация протестов.

Согласно аннотации, сесть на пять лет можно будет, например, за "дискредитацию высших должностных лиц", если это часть иностранной пропаганды. Сюда же относится организация военизированных молодежных лагерей, если лагерь находится на территории иностранного государства, а отправляются в него латвийские дети.

"Хуже всего то, что обоснованная критика высших должностных лиц не отделена от вредительской деятельности против государства. При желании статью можно толковать так широко, что можно применить, например, к пенсионеру, который на пикете не благостно отзывается о министре благосостояния", - сказал Русской службе Би-би-си депутат Сейма от оппозиционного "Согласия" Валерий Агешин.

А по словам Алексея Димитрова, вводится тот же принцип, который действует в России в отношении госагентов: нельзя предоставлять какую бы то ни было информацию какой бы то ни было спецслужбе. Кроме того, из текста выходит, что информацию нельзя предоставлять, например, российским организациям, включая СМИ.

Это, в свою очередь, означает, что журналисты, которые работают на зарубежные СМИ, могут писать или снимать о Латвии только в позитивном ключе.

"Есть, правда, один нюанс: тут еще надо доказать, что озвученная информация вредит безопасности Латвии", - говорит Димитров.

Некоторые изменения претерпели статьи, которые описывают ответственность за шпионаж. К примеру, срок до десяти лет грозит за "сбор и передачу любых данных иностранным разведкам напрямую или через третье лицо".

В действующей редакции речь идет только о секретной информации.

Но это, по мнению законодателей, устаревший подход. Сегодня, согласно аннотации, иностранные спецслужбы интересуются, например, мониторингом общественного мнения, публично недоступными экспертными оценками, планами и отчетами политических и общественных организаций, информацией о финансовом положении должностных лиц.

К слову, информация о финансовом положении должностных лиц в Латвии является публичной - соответствующими базами данных часто пользуются журналисты, равно как и отчетами о финансах партий.

Обратный ход

Как только эксперты и журналисты ознакомились с текстом поправок и поняли, о чем именно там идет речь, вокруг нового закона возник невероятный ажиотаж.

"Сейчас считают, что эти поправки будут приняты против русских. Так считают заявители, то есть полиция безопасности. Они (поправки) нарушают конституционные права, в том числе и латышей, - говорит Сергей Крук. - Но считается, что то, что делают латыши, не является призывами к тому, что там упомянуто, значит, к хорошим людям это не относится. А плохие люди у нас русские, то есть почему бы против них не принять еще какие-то драконовские меры".

Первым высокопоставленным должностным лицом, открыто выступившим против поправок, стал президент Латвии Раймонд Вейонис. Несмотря на затянувшуюся болезнь, ограничивающую возможность его общественных выступлений, он дважды раскритиковал новые нормы.

"В интересах государственной безопасности не нарушать конституцию и свободу слова", - написал от в "Твиттере". А позже добавил: "Предложенные формулировки очень широко интерпретируемы и могут нарушать основные права. Основополагающие ценности нашего государства: свобода слова, свобода собраний и правовые основы. Поэтому надо разработать четкое регулирование, которое не допустит нарушение этих прав".

Позже в борьбу с поправками включился министр внутренних дел Рихард Козловскис. Он предложил ограничить статью, предусматривающую ответственность за "действия против независимости, государственной власти и т. д.".

Глава МВД считает, что наказывать надо только за такие действия, которые уже не прописаны в конституции как законные. Например, инициирование досрочных выборов - законная, закрепленная в конституции форма смены власти, однако одобренные депутатами поправки теоретически могут сделать это уголовно наказуемым деянием.

Что касается помощи в реализации интересов зарубежных государств, то тут Козловскис предлагает вводить ответственность лишь в тех случаях, когда интересы зарубежных государств обращены против государственной независимости, суверенитета и безопасности Латвии.

Однако на данном этапе ни министры, ни премьер-министр, ни даже президент страны не имеют полномочий остановить принятие поправок. Единственное, что они могут делать - выступать с предложениями, советами или критикой.

В компетенции депутатов - принимать или не принимать эти советы.

"Руководитель Юридической комиссии Гайдис Берзиньш, если он не превратился в политикана из юриста, то он должен снять срочность с этого закона. В таком случае президент смог бы вернуть поправки на доработку, если Сейм их утвердит. Но думаю, после того как на них обратили внимание представители СМИ, депутаты все же подкорректируют текст", - говорит Валерий Агешин.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги