УкрРус

Турпоход за газом, или Чему украинской власти следует поучиться у Эрдогана

Не было бы счастья, да несчастье помогло: вторжение российского Су-24 в воздушное пространство Турции, его последующее уничтожение и антитурецкая истерия в РФ поставили крест на так называемом "Турецком потоке". В двух словах: это – очередная нереализованная (и теперь уже, видимо, несбыточная) мечта Владимира Путина о газопроводе по дну Черного моря из Анапы в Турцию. Турки и раньше довольно скептически относились к этой идее (что не помешало России, не дожидаясь согласия Анкары, начать прокладку труб на своей территории), теперь же все точки над "и" расставлены окончательно: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что его страна обойдется и без российского газа, пишет для 112.ua Михаил Поживанов.

Впрочем, заявить можно много чего, но Эрдоган – не украинский чиновник, принцип "не словом, а делом", видимо, прошитый в его матрице от самого начала. Три шага Турции свидетельствуют о серьезности намерений Эрдогана. Первый шаг – активизация переговоров по установлению дружеских отношений с Израилем. Цель – наладить поставки газа из этой страны и снизить энергозависимость от России. Турецко-израильские отношения – отдельная тема; несмотря на то, что Турция одной из первых признала государство Израиль, в последние годы отношения между странами ухудшились. Причина этого связана, в частности, с антиизраильской кампанией президента Эрдогана, который теперь готов исправлять свои ошибки.

Второй шаг Анкары – поддержка объединения Кипра, которая также преследует меркантильную цель: переговоры о закупке газа и на этом острове также. Сюжет с Кипром так же имеет свой бэкграунд, и если совсем кратко, то суть в следующем. С 1975 года остров разделен на южную греческую часть и северную турецкую. В 1983 году турецкая община провозгласила на своей половине "Турецкую Республику Северного Кипра", что очень не понравилось Совету Безопасности ООН, зато импонировало Турции – единственной стране, которая признала эту республику. В 2005-м в ходе переговоров относительно вступления Турции в Евросоюз Еврокомиссия потребовала от Анкары признания суверенитета Кипра. Теперь, вероятно, Эрдоган созрел к шагам, которые ранее казались ему крайне непопулярными.

Я не зря останавливаюсь так подробно на внешнеполитических проблемах Турции. Каждая из них – и та, что связана с Израилем, и та, что касается Кипра, являются достаточно весомыми для Анкары. Не наше дело искать виновных в том, что произошло, скажем, между Турцией и Израилем – существенно не это, а то, что Анкара сейчас готова переступить амбиции, претензии, недоразумения, вооруженные столкновения и тому подобные вещи, чтобы обрасти как можно большим числом союзников и обезопасить себя этим от России. Определив для себя главный приоритет – газовую независимость и дистанцирование от РФ, Эрдоган подчиняет этому приоритету всю свою внешнюю политику. За это турецкого президента нельзя не уважать.

Агентство Bloomberg со ссылкой на свои источники в турецком правительстве отмечает, что сразу после инцидента с российским бомбардировщиком конфиденциальные контакты между Анкарой и Иерусалимом стали более интенсивными. И что компромисс с Израилем может быть достигнут "очень быстро", то есть уже в ближайшие месяцы. Что касается Кипра, то реализация сделки по его объединению намечена на весну 2016-го, и в этом проекте Анкара также будет принимать активное участие. Нарушение государственных границ Турции, в котором Россия не только не признала себя виновной, а наоборот – взялась грозить Анкаре – кардинально изменило направления турецкой политики. Турция серьезно задумалась над путями диверсификации поставок газа и над тем, как приблизить превращение страны в энергетический узел между Востоком и Западом.

Однако и это еще не все. Параллельно с налаживанием отношений с Израилем и Кипром, Турция также развивает контакты с Туркменистаном, и это является третьим направлением работы для турецких дипломатов. Впрочем, с Ашхабадом все и проще, и сложнее одновременно. С Туркменистаном Турция конфликтов не имела – это плюс. Но транспортная логистика поставки газа не отработана – это минус. Поставки туркменского газа через Каспий в Турцию выглядели малореальными из-за непростых отношений Туркменистана и Азербайджана. Теперь, чтобы решить собственные проблемы, Турция должна также заниматься тем, как "помирить" между собой Баку и Ашхабад.

Это – из еще нереализованных задач, над которыми Анкара, безусловно, будет активно работать. Между тем ее портфель контрактов на сегодня не является пустым. 2 декабря турецкая компания BOTAS и Национальная нефтяная компания Катара уже подписали меморандум о поставках сжиженного природного газа в Турцию на долгосрочной основе. Кстати, если говорить о Катаре, следует добавить, что и Польша также запустила LNG-терминал в Свиноушче, куда начал поступать катарский сжиженный газ. С этим событием премьер Арсений Яценюк поздравил польское руководство, выразив надежду, что теперь Украина будет закупать газа "очень много" – правда, не раньше, чем построит интерконнектор между двумя странами.

Жаль, что Яценюк не рассказал, как продвигается реализация намерения Украины развивать собственные LNG-терминалы – некогда, еще за Януковича, это намерение получило статус "национального проекта". В свое время Россия, уверовав в собственную незаменимость, упустила возможности, которые дает миру сжиженный газ. Пока "Газпром" надувался от имперской гордости и продолжал считать себя топливным гегемоном, Еврозону покрыли десятки терминалов, способных принимать импортируемый сжиженный газ. Эти мощности вместе взятые обеспечивают до трети потребностей ЕС в газовом импорте. Спрос на сжиженный газ растет с каждым годом, поэтому тенденция для России складывается в целом неблагоприятная. А Европа тем временем диверсифицирует источники энергоснабжения, в частности, достаточно активно над этим работает и Турция.

В контексте сказанного было бы очень полезно услышать о том, что в этом направлении делает украинское правительство и находится ли в общем "антироссийском" тренде? Судя по заявлению Яценюка о том, что "Нафтогаз" прекращает закупку газа у России, – да, находится. Однако дьявол прячется в деталях, поэтому хотелось бы знать больше о тех "ценовых предложениях, которые поступили от европейских партнеров" и которые являются более привлекательными, чем российские. Что за предложения и от каких партнеров они поступили? И на какой стадии находятся переговоры, касающиеся этих партнеров? Как Кабмин оценивает возможности Украины добывать собственный сланцевый газ? И запускать терминалы для получения и регазификации импортном сжиженного газа? Если программа, которую проводит Эрдоган, лежит на поверхности, то о стратегии украинского правительства остается только догадываться. А следовательно появляется закономерный вопрос – существует ли вообще то, о чем в правительстве так упорно молчат?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги