УкрРус

Завещание Петра Великого - историческая подделка?

"Русская история до Петра Великого – одна панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело!" - Федор Тютчев.

Уже ни для кого, наверное, не секрет, что Россию за рубежом часто называют "Страной с непредсказуемым прошлым", и надо признать, вполне заслуженно.

Если полистать современные российские учебники истории и сравнить их с теми, которые издавались еще лет 20 назад, то удивлению вашему не будет предела.

А если обратиться к зарубежным источникам, то контраст трактовок одних и тех же событий приобретет трагикомический характер!

Создается впечатление, что каждый новый российский правитель считает своим долгом переписать историю на свой лад! Последствия этого "творческого зуда", разумеется, печальны.

История России извращена и фальсифицирована вдоль и поперек

Но история, тем не менее, есть, и знание ее поможет во много решить проблемы "россиянской" жизни, которая стала проблемой не только самих россиян, но и всех ее соседей.

Северная война

Важной вехой в истории России, являются деяния ее, пожалуй, единственно достойного монарха, Петра I, и начнем мы изучение его пути с Великой Северной войны 1700–1721 гг.

Этот конфликт, стал одним из ключевых в истории России. И все его события неразрывно связаны с именем Петра I, единственного действительно революционного реформатора России за все время ее существования.

Традиция освобождать соседские народы досталась России от ее прямых предков - Великой татарской Орды, которая освобождая народы, почему-то порабощала их, и занимала их территории.

Не был изобретателем велосипеда и Петр Первый, который найдя ряд "справедливых причин", напал в 1700 г. на Швецию.

То, что именно Россия и ее союзники, а не Швеция, как утверждают российские источники, развязали Северную войну 1700–1721 гг. знают немногие, разве что действительно образованные люди. Основная же масса россиян твердо уверена, что это "родина-мать", в очередной раз, подверглась ничем не спровоцированному нашествию злобных захватчиков.

Так вот, причины, по которым Петр І напал на Швецию, он описывал так:

"В целях возвращения стонавших под иноплеменным гнетом прибалтийских территорий, ИСКОННЫХ земель отцов и дедов, коварно захваченных скандинавами в тяжелые для Москвы "смутные годы" начала XVII столетия"!

Земли эти и правда попали под власть Стокгольма только в 1617 году, по условиям Столбовского мирного договора, между московским царем Михаилом Романовыми шведским королем Густавом II Адольфом.

Но, при более близком знакомстве с доступными подлинными документами того времени становится ясно, что для "праведного возмездия" московским оккупантом, образ "жадного западного соседа–бандита", был вымышлен, а реальным мотивом войны послужило банальное желание агрессора оккупировать близлежащие, безусловно "сакральные" для россиян земли.

Возьмем, к примеру, отрывок донесения фельдмаршала Бориса Шереметева, посланного Петру летом 1703 г., как раз в тот момент, когда его полки вышли на берега Невы и Финского залива:

"…русские мужики к нам неприятны, многое число беглых из Новгорода, и с Валдая, и ото Пскова, и добрее они к шведам, нежели к нам…"

Никого не удивляет, что московский военачальник пишет о народе, который они порабощают не чудь, не ведь, а именно РУССКИЕ?

Как же, однако, все проясняется, если вспомнить что на тот момент, русскими себя солдаты Петра не называли! Они были представители Московского царства, и никоим образом себя с порабощаемыми ими русскими себя даже не ассоциировали!

Подобное свидетельство абсолютно не вяжется с привычным стереотипом освободительной войны.

Завещание Петра Великого

Партизанская война

Но объяснить яростное сопротивление русского люда армии московского царя можно.

Швеция, под управлением которой находились, "освобождаемые" Петром, русские земли, никогда не знала ужасов введенного Александром Невским крепостного права.

И понимая, что их свободная жизнь после оккупации закончится менять свой свободный европейский образ жизни на совершенно бесправное азиатское рабство, как то очень сильно они не хотели.

Поэтому русские люди населявшие данные территории встречали московскую армию далеко не хлебом–солью, а огнем и мечом.

Вот только российская историография обходит молчанием эту столь обычно горячо любимую ею тему освободительной партизанской борьбы.

А народная война, против московского оккупанта, с редкостным ожесточением бушевала в районах прилегающих к Финскому заливу лет 10.

Земля горела под ногами царских солдат.

О чем пишет в своем докладе Петру I в 1708 году генерал–адмирал Федор Апраксин, командовавший всеми морскими и сухопутными силами в восточной Прибалтике:

"…пребезмерное нам чинят разорение, а неприятелю чинят, как могут, вспоможение провиантом и лошадьми. И ходят по лесам, близ дорог, побивают до смерти драгун и казаков, которые ко мне от конницы и от меня к ним с письмами посылаются. И зело опасаюся, дабы у нас оная чухна не пресекла вовсе коммуникации нашей отовсюду…"

"Чухной" московиты называли местный народ, так как основу их партизанских отрядов составляли именно представители финно–угорских племен, являвшихся коренным населением этих территорий. Но было среди них и немало русских жителей, более четверти от общего числа населения.

И они внесли немалый вклад в оборону своего края.

Так гарнизоны шведских крепостей Ниеншанц и Выборг во время их осады армией Петра I возглавляли русские дворяне Опалев и Аминов.

Царь партизан не жаловал, сопротивление царскими войсками подавлялось самыми жестокими способами.

Деревни полностью выжигались.

Пойманные партизаны уничтожались, преимущественно, зверскими методами.

Завещание Петра Великого

Чухонские земли

Нельзя не отвлечься от Петра и не рассказать про истинное положение дел территории невской дельты и прилегающих к ней районов.

Эта территория никоим образом никогда не подходит под определение "исконно–русская земля", поскольку финно–угорские племена поселились здесь гораздо раньше славян. И до начала XVIII века ижорцы, карелы, финны, водь, чудь и вепсы составляли основу местного населения.

Шведы, и московиты являлись для них лишь обыкновенными колонизаторами.

За эту доходную колонию шла тысячелетняя непрекращающаяся борьба.

Норманны, шведы, датчане, ливонцы и немцы постоянно пытались установить контроль над регионом. И лишь на излете средневековья скандинавы все же на целый век сумели утвердиться в устье Невы.

Они же развивали регион наиболее динамично: создали систему связи и обустроили достаточно удобные пути сообщения.

К началу Северной войны на ее островах и по берегам рукавов устья насчитывалось уже около ста различных поселений.

Вырос и основанный в месте впадения в Неву реки Охты настоящий город, получивший название Ниеншанц, которому в 1632 году королевским указом ему были пожалованы первые привилегии.

А уже в 1642 году городу были даны права крупного торгового центра с утверждением гражданского управления и герба, а с 1648 года город получил право проводить вольную торговую ярмарку. Поэтому слова Пушкина о "приюте убогого чухонца" являются не более чем художественным вымыслом. И Петр І оккупировал далеко не пустое место.

После исхода сражений Северной войны 1700–1721 годов, сюда, из центральных областей Московии, согласно царским указам, переселили десятки тысяч московитов, что в корне изменило демографическую ситуацию региона.

После того как Россия и Швеция заключили "вечный, истинный и нерушимый мир на земле и воде", Россия не только вновь обрела "Вод скую пятину": Ингрию и Карельский перешеек, но и оккупировала всю Ливонию: Лифляндию и Эстляндию с Моонзундским архипелагом и островами Финского залива, а также небольшую область Финляндии с Выборгом, что более чем в два раза превысило утерянное Московией наследство, необходимостью вернуть которое российская историография обычно объясняет мотивы нападения на Швецию в 1700 г.

Что примечательно за Ливонию и Моонзунд Россия секретным артикулом обязывалась выплатить 2 миллиона рейхсталлеров или 1,5 миллиона рублей, причем только полновесной серебряной монетой в срок с февраля 1722 года по сентябрь 1724 года.

Интересно что согласно условиям мирного договора было возвращение всех военнопленных, амнистия укрывшимся у противника дезертирам и беженцам. Так вот украинцы, под этот договор не попали, царь их простить отказался, а шведы и настаивать не стали.

Завещание Петра Великого

Завещание Петра

Интересных событий после Северной войны в жизни Петра было меньше и последним пожалуй самым значительным эпизодом его жизни стало его завещание, документ ставший фундаментом в стремлении России к мировому господству.

Первое упоминания о плане внешней политики, напутствии Петра I своим преемникам, появилось в 1812 в книге служившего во французском министерстве иностранных дел публициста Лезюра "О росте русского государства от его возникновения до начала 19 века".

В своей книге Лезюр ссылался на собственноручные записки Петра I, среди которых был и указанный план, состоявший из 14 пунктов.

Основные положения, которого заключались в следующем: Россию надо поддерживать в состоянии непрерывной войны, оккупировать Швецию, Польшу и Турцию, захватить индийскую и левантийскую торговлю, стравить между собой всех европейских монархов, после чего оккупировать Италию, Испанию и Францию.

Позже план появился в другой французской книге, а именно в 1836 в вышедшей в Париже книге Гайярдэ "Мемуары кавалера д'Эона".

План европейского господства, в книге Гайярдэ впервые стал именоваться не иначе как "политическое завещание Петра Великого".

По словам автора копия этого документа была добыта им из секретного хранилища петергофского дворца, и он соглашается с Лезюром, что документ выполнен рукой Петра I.

Надо заметить, что Кавалер д,Эон, это реальная фигура XVIII века, тайный агент Людовика XV в России, который неоднократно хвастался, что вместе с другими секретными документами украл и политическое завещание Петра I. Он же и предупреждал Людовика о коварных планах России в отношении Польши.

Позже польский историк Ходзько ссылался на "Завещание" в своем труде "История Польши" 1839 г.

Известный польский патриот и поэт Адам Мицкевич писал о нем в своей книге "Славы" 1849 г.

А, в 1870 годах в архивах был обнаружен иной вариант "Завещания"", который входил в состав "Очерка о России", представленного в 1797 польским генералом Сокольнипким французской Директории с целью побудить её к войне с Россией, который в основных чертах почти полностью совпадал с представленным позже текстом Лезюра.

Российские представители власти с завидным постоянством отрицали оригинальность данного документа.

Так в 1876 Александр II в беседе с английским послом Лофтусом категорически заявил, что никакого "Завещания" не существует, и это призрак, вымысел.

Горчаков писал русскому послу в Англии П. А. Шувалову:

"Я усматриваю с глубоким удивлением в вашем последнем письме, что мысли о наших притязаниях на Константинополь и о вожделениях Петра Великого продолжают занимать некоторые умы в Англии. Признаюсь, я думал, что это старьё вышло из веры и отнесено вместе с покорением индийских владений Россией в область мифологической политики".

Документ снова вспоминали неоднократно, памятуя его большое международное и политическое значение, так например, перед созывом в Берлине конференции для перезаключения "антикоминтерновского пакта" в немецких газетах и журналах вспомнили "Завет Петра", и опубликовали его в рамках утверждения о признании большевиков приемниками России в ее стремлении к мировому господству.

Книга Лезюра, в которой был впервые использован секретный формуляр Петра, на самом деле не сильно акцентировала свое внимание на "Завещании", книга скорее являлась описанием стратегии захватнической политики Московии, проводимой ею во все времена ее существования.

Безусловно, Петр I отшлифовал эту стратегию, и оставил своим потомкам, "заповет" который им необходимо было освоить, дабы и сейчас претворять в жизнь ужасную человеконенавистническую политику.

Во все времена, во время любого режима: царизма, ленинизма, сталинизма, хрущево-брежневизма или ельцино-путинизма, захватническая стратегия России не прекращалась ни на день.

Создается впечатление, что любой политический руководитель России первым долгом дает клятву о выполнении наказа Петра I!

Ну и напоследок предлагаю читателю полную версию политического завещания Петра I:

Наказ Петра I

"Во имя святой и нераздельной Троицы, мы, Петр, император и самодержец всея России и проч., всем нашим потомкам и преемникам на престоле и правительству русской нации...

Поддерживать русский народ в состоянии непрерывной войны, чтобы солдат был закален в бою и не знал отдыха; оставлять его в покое только для улучшения финансов государства, для переустройства армии и для того, чтобы выждать удобное для нападения время. Таким образом, пользоваться миром для войны и для мира в интересах расширения пределов и возрастающего благоденствия России. Вызывать всевозможными средствами из наиболее просвещенных стран военачальников во время войны и ученых во время мира для того, чтобы русский народ мог воспользоваться выгодами других стран ничего не теряя из своих собственных. При всяком случае вмешиваться в дела и распри Европы, особенно Германии, которая, как ближайшая (страна), представляет более непосредственный интерес. Разделять Польшу, поддерживая в ней смуты и постоянные раздоры, сильных привлекать на свою сторону золотом, влиять на сеймы, подкупать их для того, чтобы получить возможность участвовать в избрании королей, проводить на этих выборах своих сторонников, оказывать им покровительство, вводить туда русские войска и временно оставлять их там, пока не представится случая оставить их там окончательно. Если же соседние государства станут создавать затруднения, то их успокаивать временным раздроблением страны до тех пор, пока можно будет отобрать назад то, что было им дано. Захватить как можно больше областей у Швеции и искусно вызывать с ее стороны нападения, дабы иметь предлог к ее покорению. Для этого изолировать ее от Дании, и Данию от Швеции и заботливо поддерживать между ними соперничество. В супруги к русским великим князьям всегда избирать германских принцесс для того, чтобы умножать родственные союзы, сближать интересы и, увеличивая в Германии наше влияние, тем самым привязать ее к нашему делу. Преимущественно добиваться союза с Англией в видах торговли, ибо это именно та держава, которая для своего флота наиболее нуждается в нас и которая может быть наиболее полезною для нашего флота. Обменивать наш лес и другие произведения на ее золото и установить между ее и нашими торговцами и моряками постоянные сношения, которые приучат нас к торговле и мореплаванию. Неустанно расширять свои пределы к северу и к югу, вдоль Черного моря. Возможно ближе придвигаться к Константинополю и Индии. Обладающий ими будет обладателем мира. С этой целью возбуждать постоянные войны, то против персов, основывать верфи на Черном море, мало-помалу овладевать как этим морем, так и Балтийским, ибо и то и другое необходимо для успеха плана - ускорить падение Персии, проникнуть до Персидского залива, восстановить, если возможно, древнюю торговлю Леванта через Сирию и достигнуть Индии, как мирового складочного пункта. По овладении ею можно обойтись и без английского золота. Установить и старательно поддерживать союз с Австрией, поощрять для виду ее замыслы о будущем господстве над Германией, а втайне возбуждать против нее недоброжелательство в государях. Стараться, чтобы те или другие обращались за помощью к России и установить над страною нечто вроде покровительства (протектората) с целью подготовки полного ее порабощения в будущем. Заинтересовать австрийский дом в изгнании турок из Европы, а, по овладении Константинополем, нейтрализовать его зависть или, возбудив против него войну, или дав ему часть из завоёванного, с тем чтобы позднее отобрать это назад. Привлечь в свою сторону и соединить вокруг себя всех греко-восточных дезунитов (grecs desunis) или схизматиков (православных христиан), распространенных в Венгрии, Турции и южной Польше, сделаться их средоточием и опорою и предуготовить всеобщее господство над ними посредством установления как бы духовного главенства; таким образом приобрели столько союзников друзей, сколько окажется их (дезунитов) у каждого из наших врагов (ce seront autant d’amis, qu’on aura chez chacun des ses ennemis)). Когда Швеция будет раздроблена, Персия побеждена, Польша покорена, Турция завоевана, армия соединены, Черное и Балтийское моря охраняемы нашими кораблями, тогда надлежит под великой тайной предложить сперва Версальскому двору, а потом и Венскому, разделить власть над вселенной. Если который – либо из них, обольщаемый честолюбием и самолюбием, примет это предложение - что неминуемо и случится, то употребить его на погибель другого, а потом уничтожить и уцелевшего, начав с ним борьбу, в исходе которой уже будет нельзя сомневаться, ибо Россия в то время уже будет обладать всем Востоком и большей частью Европы. Если, паче чаяния, тот и другой откажутся от предложения России, то надлежит искусно возжечь между ними распрю и истощить их взаимной борьбе. Тогда Россия, воспользовавшись решительной минутой, должна устремить свои заранее собранные войска на Германию и одновременно с этим выслать два значительных флота, один из Азовского моря, другой из Архангельска, с своими азиатскими ордами под прикрытием вооруженных флотов Черноморского и Балтийского. Выйдя в Средиземное море и океан, они наводнят, с одной стороны Францию, с другой – Германию, и когда обе эти страны будут побеждены, то остальная Европа уже легко и без всякого сопротивления подпадет под наше иго.

Так можно и должно будет покорить Европу".

Петр I вел Россию в Европу, правда, он почему-то не вежливо постучался, а ногой разбил окно, убедив соотечественников, что тем самым он его в Европу прорубил.

С тех пор политическая элита России и видит свой путь в Европу не через дверь, а через окно.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги