УкрРус

Простая история: сын Эйдман, враг ислама

То, что предполагаемые убийцы Бориса Немцова будут найдены следствием очень быстро, стало ясно по той бодрой реакции, с которой отнеслись к уничтожению оппозиционного политика пропагандисты власти, практически сразу же начавшие распространять идею о "сакральной жертве", "украинском следе" или же, напротив, следе "кавказском" – правда, тоже завязанном на след украинский, так как чеченцы, якобы причастные к убийству Немцова, должны были поддерживать Украину в войне, развязанной путинским режимом на Донбассе.

Остановились, впрочем, на "чисто кавказской" версии – возможно потому, что найти предполагаемых убийц Немцова среди российских оппозиционеров или украинских граждан было не очень легко. Ведь такой "убийца" должен не просто признаться, но еще и грамотно описать свое участие в преступлении на судебных слушаниях. А может быть, на "кавказском следе" остановились потому, что кто-то из подозреваемых действительно участвовал в спецоперации по уничтожению Немцова – и уже поэтому будет выглядеть на суде реалистично. Впрочем, участие в преступлении и даже исполнение преступления – не заказ. А в СМИ уже распространяется информация, что задержанный Заур Дадаев признался в организации убийства Немцова. На этом вся история может и завершиться – громким судебным процессом, который докажет непричастность власти и орденами следователям, в кратчайший срок разоблачившим политическое убийство.

Читайте:Эйдман

Для Кремля это вполне удобная ситуация, потому что она не затрагивает практически ничьих интересов. Немцова убили за высказывания против ислама после истории с "Шарли Эбдо". Да заодно и подготовили список других оппозиционеров, осудивших убийство французских карикатуристов. Так всем понятно: и Западу, на улицы городов которого только что выходили многотысячные демонстрации солидарности – и Востоку, на котором были возмущены реакцией западной общественности на содержание карикатур французского журнала. Россия – это, как известно, страна, в которой сочетаются и Запад, и Восток. Москва – почти Париж, и в этом городе каждый может позволить себе либеральное высказывание в защиту свободы слова. А Кавказ – почти Афганистан, и если в Чечне нашлось несколько исламских радикалов, "потрясенных" историей с "Шарли Эбдо", и тем, что позволяют себе их соотечественники в Москве – то кто же в этом виноват?

Путин, постоянно борющийся против экстремизма? Кадыров, который в борьбе против этого экстремизма рискует жизнью – собственной и своих бойцов? Никто не виноват. Виноват Дадаев. Ну, и еще немножко сам Немцов – об этом мы Западу не скажем, а Востоку и собственному общественному мнению намекнем. Да, собственно, чего тут намекать? Как еще мог относиться к исламу сын Дины Яковлевны Эйдман, оказавшейся после сверки документов Немцовой? То-то же.

То, что эта версия шита белыми нитками – доказывать не приходится. Процитирую для ясности одного из самых верных кремлевских пропагандистов – но зато разбирающемся в теме исламского экстремизма – Максима Шевченко. "Я слежу за исламским Интернетом - поверьте, там Немцова никто в упор не видел в контексте "Шарли Эбдо" (Charlie Hebdo). Ни одно выступление Немцова с поддержкой этого французского сатирического журнала не имело даже микроскопического резонанса в самой радикальной исламской среде, не говоря уже про умеренную. Они просто понятия не имеют, что на свете есть Борис Немцов - теперь его уже нет".

И с этим мнением Шевченко согласится каждый, кто следил за политической деятельностью Немцова – тема "Шарли" отнюдь не была центральной в его высказываниях, более того – на эту тему в дни трагедии говорили сотни людей, марш в Париже поддержал даже официальный Кремль, направивший во французскую столицу Сергея Лаврова. Но есть и еще одно обстоятельство: сама сложность организации убийства в двух шагах от Кремля. И сколько бы не твердили российские официальные СМИ, что убийцы Немцова действовали "как пэтэушники" – потому и попались – любому знакомому с системой безопасности в стране человеку ясно, что такое преступление невозможно совершить без могущественной поддержки. "Пэтэушники" убивали бы в подворотне.

Впрочем, в Кремле эти доводы мало кого заинтересуют. Для российского руководства важно, чтобы дело было воспринято именно так, как диктуют выводы следствия, как простая и понятная история – и как можно быстрее закрыто. Именно в этом случае оно сыграет свою роль – роль предупреждения-устрашения и демонстрации безнаказанности тех, кто действительно мог бы стоять за убийством.

Другое дело, что общественное мнение – как на Западе, так и в России – может просто не поверить в выводы следствия, как оно уже не верит в утверждения о непричастности российских войск к войне на Донбассе или в историю о малайзийском "Боинге", сбитом якобы не из российского "Бука", а из украинского военного самолета. Но в Кремле предпочитают не обращать внимания на неверующих.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги