УкрРус

Несбывшиеся мечты Кремля

На саммит "большой двадцатки" Путин ехал в боевом настрое. А российские СМИ и разного толка эксперты радовали отечественную публику триумфальными заявлениями еще до начала саммита. Логика этих заявлений заключалась в следующем: Запад "обделался", теперь он без России – никуда. Потому что бороться с терроризмом без России – невозможно. Именно Россия имеет колоссальный опыт, гигантские технические возможности. И если она не вступит в этот момент в борьбу с терроризмом, рука об руку с Западом – то все, всю Европу взорвут к чертовой матери! И только Россия способна бедную Европу спасти…

С такими вот "гениальными козырями" Путин и поехал на саммит, ожидая, что вот сейчас к нему выстроится очередь из мировых лидеров. А Обама будет пытаться без очереди к нему на прием прорваться. И что вот теперь-то наконец все изменится. Будет подписан новый ялтинский или постдамский договор, мир будет переделен заново, Украина будет прочно забыта, а Россия упадет в объятия Запада с непременным снятием всех санкций. И состоится наконец то, что Маргарита Симонян обещала нам более года назад, когда написала свой знаменитый твитт, заканчивавшийся словами "так вижу". Напомню, тогда она уверяла, что не за горами – Третья мировая война. И в этой войне США и Россия окажутся по одну сторону баррикад.

В сентябре прошлого года это звучало абсурдно. Но Маргарита Симонян не говорила глупостей – она пересказывала слухи, разговоры, подслушанные в кулуарах. Потому что план о том, чтобы Россия могла выгодно продать свои услуги по борьбе с исламским террором, родился значительно раньше, чем год назад. Это очень давний план - и Путин его реализует.

Правда, за прошедший с того момента год, план стал уже совершенно не реализуем (текст писался еще до того, как турецкие ВВС сбили российский СУ-24 23 ноября - прим.ред.). Но в Кремле этого до недавнего времени не понимали. И верили, что все очень серьезно. Что они могут приехать на саммит и продать свои услуги по борьбе с ИГИЛ в обмен на очень серьезные уступки.

С тем же самым Путин приезжал и на Генассамблею ООН. С такой же артподготовкой в СМИ, в экспертном сообществе. Точно так же оценивались переговоры с Обамой, народ бомбили тезисами о великом Путине, о начале новой эры, где Путин борется с ИГИЛ.

Проблема лишь в том, что Россия не является членом коалиции западных стран. Да, западные страны ее допустили на театр сирийских военных действий, Россия там что-то делает, имеет для этого определенный карт-бланш. Но она не участвует там в качестве представителя Запада. Она находится в пуле друзей Асада. В этом пуле вместе с нею находятся Иран и Хизбалла. Компания, мягко говоря, не та, в которой хотелось бы оказаться.

И сколько ни делалось громких заявлений о том, что Россия и Запад, Россия и США - вместе против ИГИЛ - ничего из этого не выходило. Каждый раз за этим следовали гневные отповеди о том, что Россия все делает не так, бомбит не те объекты. Моментально звучали ультимативные требования, чтобы Россия надавила на своего друга Асада с тем, чтобы он наконец ушел из власти.

В общем, Россию всячески позиционировали в качестве "своего сукина сына" среди совсем уж конченых упырей. Да, мол, Путин - один из тех упырей, с которым мы еще разговаривать можем. С Асадом уже разговаривать не можем, он травит людей химическим оружием. А с этими мерзавцами еще худо-бедно можем говорить. Позиция Запада была примерно такова.

Полтора месяца продолжалось это безобразие. И только после этих двух терактов – взорванного в Египте самолета и массовых убийств в Париже - у России появилась надежда наконец этого добиться. В какой-то степени это удалось. По большому счету, все осталось, как прежде. Но появилась страна-мститель, представитель западного мира, которая от него откололась, как маленькая льдинка от айсберга - и Россия получила возможность хоть с каким-то представителем западного общества слипнуться. В данном случае, речь о Франции, у которой появились основания для личной вендетты, совпавшие с аналогичными основаниями у России.

Возникает некий ситуативный союз, который, в принципе, ничего не меняет. Ведь Франция в данном случае выступает в персональном качестве, а не как часть коалиции. Она предстает в двух ипостасях: как полноценный участник коалиции западных стран, борющейся с ИГИЛ, и как национальное государство, которое мстит за убийства мирных граждан. Именно в этой второй ипостаси Франция и оказывается заодно с Россией, которая, конечно, сукин сын, но имеющий личные счеты к ИГИЛ. И вот эти два мстителя на двух конях с кольтами едут по мексиканской пустыне искать своего Джавдета… Этим и пользуются российские СМИ, чтобы изобразить нечто вроде перелома в отношениях с Западом.

Так что России было выгодно и крушение самолета, и бойня в Париже – как единственная возможность изобразить из себя союзника хотя бы лиш одной Франции. Других возможностей не было и нет. Достаточно вспомнить заявления, сделанные еще на саммите "большой двадцатки".

А на саммите высшие должностные лица ЕС Туск и Юнкер, а также премьер-министр Австралии сделали специальное заявление, в котором подчеркнули первоочередное значение выполнения минских соглашений и – внимание! – возвращения Крыма. Ни на одном международном мероприятии ранее тема Крыма в контексте Донбасса не всплывала. Логика – проста: дабы не усложнять вопрос примирения на Донбассе тему Крыма отодвигали в сторону.

А теперь этот тонкий момент дипломатического этикета был нарушен. Причем на самом высоком уровне. Специально и отдельно было упомянуто о том, что возвращение Крыма является неизменным требованием к России.

Специальные заявления были сделаны всеми. И США, и ЕС. Официально и неофициально звучали также заявления, что вопрос снятия санкций даже не рассматривается. И что Сирия не имеет ни малейшего отношения ни к санкциям, ни к вопросу Украины вообще. Вопросы Украины продолжают стоять так же остро, как и стояли. И саботированием выполнения минских соглашений Россия лишь ухудшает свое положение.

Более того, мировые лидеры в последние дни начали делать заявления о России, носящие откровенно издевательский характер. То Обама выступит и скажет, что почувствовал, что Россия готова пойти на уступки на счет будущего политического устройства Сирии – то есть, что Путин вот-вот Асада сдаст. То скажет, например: О, Россия попала ракетой в ИГИЛ! Давненько мы такого не видели…

Так что надежды Путина на перелом в отношениях с Западом не оправдались. Если не считать определенного объединения с Францией. Но и там Путин, как всегда, "всех переиграл".

Дело в том, что Кремль вложил в Францию много денег и ресурсов, дабы сформировать "группу поддержки" из местных политиков – Мари Ле Пен, Саркози, другие политики правого спектра. И вся эта "группа поддержки" находится в оппозиции к действующему президенту Олланду. А нынешний союз России с Францией означает пускание вложенных денег на ветер. Потому что Путин своими руками сейчас укрепляет власть того самого Олланда, которого прикормленные им же шакалы должны по идее грызть и свергать.

Политическая ценность этих шакалов сейчас стремиться к нулю. А деньги, на них потраченные, превращаются в глиняные черепки. Поскольку Олланд после жесткой и четкой реакции на страшнейший вызов, брошенный Франции, в глазах французского общества выглядит очень привлекательно. И распоряжение о штурме в ночь трагедии, и то, что авианосец "Шарль де Голь" направлен на место ведения боевых действий, и то, что Олланд не остановился перед союзом с Путиным, полностью выбивает любое политическое оружие из рук его оппонентов. Зачем нужен траченный молью, надоевший всем носатый карлик Саркози – если вот он, настоящий президент, который сделает все так, как Саркози и не снилось?

Так что деньги и усилия, годами вливавшиеся на "прикормку" целого слоя французского политического истеблишмента, теперь улетают в трубу. И слава богу, в общем-то.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги