УкрРус

Царство пустоты

Политики и экономисты, предрекающие крах путинской России, всякий раз представляют себе это событие как некий российский Майдан, который заставит власти уйти. Но это весьма странная попытка экстраполировать украинский опыт на российскую почву. Особенности "цветных революций" на постсоветском пространстве состояли в том, что протестующие всякий раз апеллировали к легитимным органам власти. Даже Майдан 2013-2014 года, имевший, казалось бы, все признаки настоящей революции, завершился в парламенте – да-да, том самом парламенте, который был избран при благополучно сбежавшем президенте.

Майдан – это вообще не революция, это инструмент диалога общества и власти в тот момент, когда власть не хочет слышать общество. Но для того, чтобы такой диалог состоялся, необходимо доверие к властным институтам.

Путин добился того, чего не смог добиться даже благополучно разрушивший Российскую империю государь Николай II – полной утраты доверия ко всем ветвям власти. Похоже, первый заместитель главы президентской администрации Вячеслав Володин это и имеет в виду, когда говорит, что если не будет Путина – не будет России.

В самом деле, требовать отставки Путина – это одновременно требовать роспуска Госдумы, судов, переаттестации МВД, запрета всех "Россий" сразу – и "Единой", и "Справедливой", и юродивой от Жириновского. Путин умудрился превратить в пародию даже Конституционный суд – так что россиянам, если они решат восстать против власти, в буквальном смысле не к кому апеллировать.

Сам Путин, впрочем, боится не Майдана. Он боится "арабской весны". Близкие к правителю люди рассказывали, в каком он был шоке, увидев свергнутого Хосни Мубарака в наручниках в зале суда.

Но в России не может быть никакой "арабской весны". Для нее необходима сплоченная политическая нация, которой египтяне – при всех издержках – стали еще во времена Гамаля Абдель Насера. И необходима сила, способная взять на себя ответственность за поддержание порядка в период гибели власти. В Египте это была армия. В России такой силы нет: российская армия – такое же коррумпированное зажравшееся бизнес-сообщество, как и все остальные.

И никакой сплоченной политической нации в России тоже нет – и вряд ли она может появиться как с точки зрения взаимного недоверия народов этой страны, так и с точки зрения логистическо-коммуникационной.

По большому счету – если уж быть честным до конца – жителям Ярославля или Твери наплевать на проблемы жителей Владивостока или Благовещенска и все вместе они презирают и боятся жителей Грозного или Махачкалы и не доверяют жителям Казани или Уфы. Этот страх и это недоверие обоюдны и исключают возможность массовых совместных действий.

Тогда что же произойдет в России в случае экономического краха? Предсказывать модель будущего этой страны – дело неблагодарное. Никто не мог представить себе, как именно распадется Советский Союз и что его похороны произойдут во время встречи руководителей России, Украины и Беларуси в Беловежье.

Хорошо помню, что даже спустя несколько часов по завершении этой встречи никто не мог понять, что именно случилось. Но утверждать, что Россия распадется по лекалам СССР, я тоже не стал бы. У союзных республик было легальное юридическое право разрыва Союза, неосмотрительно предоставленное им центром. Предоставленное просто потому, что никто не представлял себе, что они таким правом воспользуются. И еще потому, что реальным государством была КПСС, а не Советский Союз – и после запрета компартии смерть бутафории стала делом времени.

Что является сейчас реальным государством в России? Путин? "Роснефть"? "Газпром"? Где та структура, которая действительно объединяет этот странный обрубок территории СССР, только прикидывающийся настоящей страной? Мне кажется, ответа на этот вопрос не знает сегодня никто.

Российская власть – это просто механизм перекачки денег из десятка регионов-доноров дотируемым регионам – с оседанием львиной доли перекачиваемого в чиновничьих и "олигархических" карманах. Помимо этого, в России не происходит вообще ничего.

Если механизм застопорится, государство может не распасться, но атомизироваться – каждый регион будет выживать самостоятельно, богатые будут отгораживаться от бедных таможенными границами и рвами, Кавказ будет устраивать регулярные набеги на соседей, чтобы получить то, что сегодня получает из госбюджета – а казаки будут отбиваться. Словом, настанет средневековый хаос, почти незаметный из Москвы, которая продолжит жить своей жизнью обособленного острова, выкачивающего из страны все, что еще останется.

Да, при этом внешняя политика станет миролюбивее – и для этого даже не нужно замены Путина; сам нынешний правитель может заменить элиту более гибкой. Но для самой страны это ничего не будет означать – занятые выживанием, ее жители забудут и о Крыме, и о Риме, они окончательно погрузятся в дачные участки, неработающие заводы, поиск средств для выживания…

Это и есть то, что может произойти и о чем никто не захочет задумываться – Россия вполне может сохраниться как государственная оболочка, но окончательно исчезнуть как цивилизация. Между Украиной, Беларусью и Китаем расположится царство пустоты.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги