УкрРус

Влюбленные в Россию. Как Кремль работает с иностранцами

Во все времена на советском небосклоне периодически появлялись романтики, чем пользовалась пропаганда, завлекая новые жертвы.

Сразу же после большевистского переворота Ленин и его соратники, и последующие сменщики пытались победить ненавистный Запад пропагандой. Получалось плохо – никакими журналами или переводными фильмами переубедить европейцев или американцев не удавалось, оставалось только врать и переманивать, - пишет Олег Панфилов для Крым.реалии.

Какое-то время до Второй мировой войны были популярны идеи социализма: в Европе, США и в России "социализм" понимали по-разному. Москва была притягательной, хотя из-за "железного занавеса" многие иностранные романтики вначале рвались в Советскую Россию, а затем бежали назад. Издалека они видели отблеск фейерверка "свободы", оказавшись внутри, увидели нищету и бесправие. Особенно, когда стали понимать, что такое советский тоталитаризм, столкнувшись с военным вариантом "равноправия".

Тем не менее, во все времена романтики периодически появлялись на советском небосклоне, чем пользовалась пропаганда, с помощью любителей Советской России завлекавшая все новые жертвы. Представители советской интеллигенции в 20-30 годах ездили в Европу уговаривать сбежавших от советской власти деятелей культуры, но авторитет Константина Симонова, Максима Горького или Ильи Эренбург котировался в СССР, а в Европе на их уговоры мало кто поддавался. После разговора на повышенных тонах с Константином Симоновым, которого в 1946 году послал в Париж Сталин, Иван Бунин сказал своей жене Вере Николаевне: "Пока в России правят бал такие Симоновы, я туда не поеду!" Кого-то удавалось обмануть, они возвращались и погибали в ГУЛАГе.

Больше всего Кремлю удавалось работа с иностранцами. Как правило, это были люди, зараженные социалистическими идеями, не всегда известные, многие ничем особым не были заметны. Первым посетителем и обожателем Советской России стал Альберт Рис Вильямс, приехавший в Петроград в качестве корреспондента газеты "New York Evening Post". В 1934 году газета была переименована в "New York Post" и стала желтым таблоидом, но в 1917 году она была вполне уважаема. Альберт Рис Вильямс несколько раз встречался с Лениным, другими большевиками, после первой поездки написал книгу "Путешествие в революцию. Россия в огне Гражданской войны. 1917-1918". Еще несколько раз приезжал, вплоть до 1959 года, читал лекции, снимал фильмы и до конца своей жизни восторгался советской властью.

Российские историки до сих пор дают ему оценку как человека, который "до конца жизни был большим другом Советского Союза, активным борцом за мир, свободу и социальную справедливость". Однако читать его книги так же неинтересно, как и произведения Мариэтты Шагинян или других соратников Ленина – много восторженных лозунгов и совсем ничего о репрессиях, "красном терроре", ГУЛАГе и нищете.

Другой известный социалист и друг Альберта Рис Вильямса – Джон Рид – был тоже в числе первых посетителей Советской России, написал книгу "Десять дней, которые потрясли мир". В Вашингтоне к нему относились настороженно, в 1918 году отказали во въезде в США, а когда впустили, то Джон Рид вместе со своими соратниками основал Коммунистическую партию. Он пять раз привлекался к судебной ответственности по обвинению в "антиамериканской деятельности". Вернувшись в Советскую Россию в 1920 году, он заболел сыпным тифом и умер, похоронен в Москве у Кремлевской стены. Джон Рид, его жена Луиза Брайант, Альберт Рис Вильямс с супругой Люситой Сквайр, Бесси Битти – американские романтики, ставшие известными благодаря советской пропаганде. Их почитали в Кремле, о них много писали, их именами называли улицы и площади в советских городах, но с исчезновением СССР исчезли упоминания об их творчестве.

11 февраля - 10 марта 1919 года Комиссия Овермэна Сената США проводит слушания по большевизму, опросив свидетелей и получив материалы об опасности влияния новой идеологии. Скорее всего, такое отношение к новой власти в России продиктовано тем, что в 1919 году советская власть начала политику изоляции от остального мира, названной "железным занавесом". Большевики, тем не менее, не прекращали усилий по переманиванию людей в свой идеологический лагерь. Как и сейчас при Путине, это было важно для внутренней политики, для того, чтобы советский народ был убежден в том, что живут в самой лучшей в мире стране, куда приезжают люди с Запада.

В советскую Россию приезжали из разных стран: если иностранцы были достаточно благонадежны, то к ним было снисходительное отношение, но к большинству из них, даже если они русского происхождения, применялись репрессии. В ГУЛАГе к 1939 году находилось 5487 иностранных граждан. Подавляющее большинство составляли китайские подданные – 1794 человека, но в основном это были не китайцы, а этнические русские, с КВЖД и из Харбина. На втором месте граждане Ирана – 711 заключенных, и это тоже были в большинстве этнические русские, которые бежали в Иран после Гражданской войны, часть из них затем вернулась. В списке заключенных был также 91 немец, в основном коммунисты. На 1945 год численность иностранных граждан в ГУЛАГе выросла почти вдвое – до 9151 человека. Лидировали теперь немцы – 4587 заключенных, затем шли румыны – 1485, следом китайцы – 857.

Пик численности иностранцев в советских лагерях пришелся на 1950 год – их набралось 23910 человек. Безоговорочными лидерами снова были немцы – 11825 человек, затем венгры – 2465 человека, японцы – 2384 человека, поляки – 1235 человек, румыны – 1126 человек, китайцы – 1135 человек. После 1945 года в ГУЛАГе появляются и югославы: на самом деле это русские эмигранты, бежавшие после Гражданской войны, 3740 человек.

Эту ситуацию сложно объяснить: с одной стороны, Кремль приветствовал политическую эмиграцию в СССР, в то же время эмигрантов боялись, подозревая их в подрывной деятельности. Паранойя привела к тому, что ГУГБ НКВД 14 февраля 1937 года издал директиву, направленную против политэмигрантов из Германии, – "О террористической, диверсионной и шпионской деятельности немецких троцкистов, проводимой по заданиям гестапо на территории Союза ССР". Через несколько месяцев Сталин написал в записке, приложенной к протоколу заседания Политбюро (далее ПБ) Центрального комитета ВКП(б) от 20 июля 1937 года: "Всех немцев из наших военных, полувоенных и химических заводов, на электростанциях и строительствах, во всех областях, всех арестовать".

Паранойя продолжалась. Нарком, генеральный комиссар госбезопасности Ежов в марте 1937 года написал в Политбюро письмо, где говорилось об использовании иностранными разведками для шпионажа и диверсии представителей германских фирм и специалистов иноподданных, работающих на предприятиях и в учреждениях Западно-Сибирского края. Политбюро постановило: "Отказать проживающим в Западно-Сибирском крае иностранцам (при продлении вида на жительство) в праве дальнейшего проживания в Западно-Сибирском крае. В первую очередь, провести это мероприятие по отношению к германским, японским и польским подданным".

Но спустя месяц та же задача была поставлена как стратегическая перед всеми местными НКВД-УНКВД: "Осуществить в течение полугода оперативные и профилактические мероприятия, направленные к удалению из пределов СССР всех германских подданных и всех иностранных подданных, в той или иной мере подозрительных по шпионажу и контрреволюционной работе". В 1937 году всего "иноподанных" в лагерях МВД СССР было: в 1939 году – 5487 человек, в 1945 – 9151, в 1950 – 27338, в 1951 – 15560. Согласно Постановлению Президиума Центрального комитета от 14 марта 1955 года, были пересмотрены все дела на осужденных иностранцев, содержавшихся в местах заключения в СССР, после чего они были репатриированы из страны. В то же время в лагерях оставалось 1760 апатридов, то есть "лиц без гражданства".

Все время правления Хрущева, а затем Брежнева были попытки наладить отношения с Западом. Советский Союз посещали Поль Робсон и Луи Арагон, Ромен Ролан и Андре Жид, Мирей Матье и Ив Монтан. Советская пропаганда использовала их поездки для того, чтобы убеждать население в том, что, кроме "империалистов", есть другие деятели культуры, которые солидарны с СССР. Как американский певец Дин Рид, неизвестный у себя в стране, но ставший популярным в СССР с 1965 года. Кремлю импонировали взгляды Дина Рида, который помогал социалистам в Чили, выступал против войны во Вьетнаме, в 1973 году поселился в ГДР. Через 13 лет он был найден мертвым в Цойтенском озере: его друзья тогда заявили, что это дело рук "Штази", узнавших, что Дин Рид намеревался вернуться в США.

Одна из последних громких историй – о получении статуса политэмигрантов и переезде в СССР американской семьи Локшиных, Арнольда и Лорен. Эта история сейчас практически забыта, как и непонятны до сих пор настоящие мотивы эмиграции.

И вот – новые герои. Жерар Депардье, популярный актер вдруг получает из рук Путина паспорт гражданина России. Правда, в конце 2015 года стало известно, что он уехал жить в Бельгию. После Депардье пропаганда переключилась еще на двух героев – американских боксеров. Рой Джонс и Джефф Монсон также получили российские гражданство, спустя время огорчив своих фанатов – оба проиграли бои, уже в качестве россиян. Пропаганда старается и уже выдвигает новую кандидатуру на гражданство – актера Стивена Сигала, но, кажется, этот активный пиар ничем не подкреплен. Похоже, что еще недавняя громкая история с Эдвардом Сноуденом, американским "разведчиком" или "сотрудником ЦРУ", как его представляет российская пропаганда, закончится бесславно.

В современной России практически невозможно получить политическое убежище, даже Сноуден имеет всего лишь вид на жительство. Трудно себе представить, чтобы с такой просьбой к Кремлю обратились диссиденты и борцы за свободу, в основном это делают авантюристы. Стоит вспомнить список иностранцев, получивших советское гражданство – он небольшой и состоит из фамилий, давно уже забытых:

– итальянский коммунист, кинорежиссер Джино де Марки, расстрелян в 1938 году,

– американский рабочий завода "Форд" Томас Сговио, арестован в 1937, отправлен в ГУЛАГ, вернулся в США в 1960 году,

– итальянский коммунист Роберт Бартини, в 1938 году был арестован и отправлен в "шарашку",

– немецкий коммунист Макс Гельц, убит в 1932 году,

– испанец Рамон Меркадер, убийца Льва Троцкого,

– испанская коммунистка Долорес Ибаррури Гомес,

– турецкий писатель-коммунист Назым Хикмет,

– японский коммунист Муцуо Хакамада,

– американский инженер, коммунист Филипп Сарант (Филипп Георгиевич Старос),

– генеральный секретарь Коммунистической партии Чили Луис Альберто Корвалан Лепе.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги