УкрРус

Путин не управляет Россией

Мало кто верит, что расследование убийства Бориса Немцова даст результаты. Точно также, как до сих пор остались безнаказанными смерти Листьева, Политковской и еще целого ряда общественных деятелей.

Тем не менее, сжимая кулаки и зубы от бессильной злобы и возмущения, оставим расследование самого убийства следователям. А сами обсудим то, что было до и после преступления. Потому что именно это во многом объясняет, что же происходит у нас в стране.

Выпущенную пулю в ствол не вернешь

Почти год прошел с того памятного дня, когда лидер нации, не сказать ее фюрер, в знаменитой "Крымской речи" заявил: "Некоторые западные политики уже стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем. Хотелось бы знать, что они имеют в виду: действия некоей пятой колонны – разного рода "национал-предателей" – или рассчитывают, что смогут ухудшить социально-экономическое положение России и тем самым спровоцировать недовольство людей? Рассматриваем подобные заявления как безответственные и явно агрессивные и будем соответствующим образом на это реагировать".

Общество не тратило времени зря. Оно и вправду начало "реагировать". Тем более, что формирование штурмовых отрядов разного формата, как всегда, не обходится без тайной или явной финансовой руки Кремля. Итак, к сегодняшнему дню мы имеем в списке потенциальных убийц как минимум следующие прокремлевские организации.

"Антимайдан", один из показных лидеров которого мотоциклист Золдостанов, а он именно мотоциклист, байкеры — люди свободные и властям по определению не служат, отметился заявлением: "Страх смерти — единственное, что может остановить Майдан в России".

На самом деле, это вовсе не пустые слова и бравада: бандитская группировка "Ночные волки" уже имеет опыт "разборок", покрываемых властью. В 2012 году представители мотобанды стали участниками инцидента в Зеленограде. Тогда один из членов противоборствующего клуба, защищая своих друзей, пристрелил из охотничьего ружья одного из волков-шакалов. Суд признал его виновным лишь в превышении меры необходимой обороны и назначил условное наказание.

Можно себе представить, насколько очевидным должен быть бандитский характер налета, что бы российский суд (!) применил статью о самообороне. Всем разбирающимся в юридических вопросах уже тогда стало ясно, кто такие — люди Золдостанова. Одно время в СМИ часто мелькало выражение "незаконные бандформирования", пока кто-то в верхах не сообразил: а что, бывают законные? Оказывается, да, бывают, и "Ночные волки" как раз пример этого.

Еще раньше священную войну "врагам России" объявил не очень далекий Рамзан Кадыров. Выступая на стадионе в Грозном 4 декабря 2013 года он заявил о готовности бороться и уничтожить врагов России "в их логове". Тогда речь шла о Сирии, но видимо, зарубежная поездка не удалась, в тот раз власть не дала отмашку приступить к серии террористических актов за рубежом.

Но не перебрались ли за это время "враги России" в Москву? Здесь-то кругом все свои, и боевиков Рамзана, участвующих во всевозможных "делах" – особо никто не трогает…

Националисты. Мы все заметили, что их стало меньше на улицах наших городов. Почему? Их посадили? Они перевоспитались? Ничуть не бывало. Просто наиболее оголтелые из них оказались в армии так называемой Новороссии. Но что делать людям войны во время хотя бы отчасти действующего перемирия?

В действительности националистические движения на улицах российских городов с "кадыровцами" не очень-то и дружат. Очевидно, когда не ведутся активные боевые действия с украинской армией, можно предположить, что либо ту, либо другую группировку надо отводить из охваченных войной областей, иначе они с тем же азартом головорезов займутся друг другом. Не на боевые ли действия со внутренними врагами России?

"Добровольцы" и контрактники. На территории так называемой Новороссии сменилось уже несколько лидеров. Каждый из них шел на фронт со своей командой. А после отставки — возвращался в Россию, как правило, в Москву. Где они сегодня? Чем заняты? Как представляют себе "обустройство" страны люди, еще вчера державшие в руках оружие? И сдали ли они его при переходе границы?

Война в Украине раскрыла еще одну сторону российской армии. Как оказалось, нет никакой проблемы найти живущих в нищете и долгах бывших специалистов по боевым действиям. И завербовать их для новой войны. Причем в отличие от реальных офицеров вооруженных сил любой армии мира, эти люди готовы перейти границу без погон и знаков отличия, то есть в статусе международных террористов-наемников в соответствии с Конвенцией ООН. А готовы ли они убивать "врагов нации" не пересекая границы?

Многочисленные спецслужбы, которых в России более десяти. Это почти гражданские МВД, ФСИН, ФСКН, МЧС, ФТС, ФССП, почти военные ФСБ, СВР, ФСО, МО, почти юридические СК и прокуратура. У многих из них есть свои силовые подразделения, а то и полноценные войска. Многие из них "заточены" не только под защитные, но еще и диверсионные функции. Чего стоит хотя бы созданная не так давно структура, известная нам под аббревиатурой ССО — силы специальных операций.

В исторический период, который представители власти называют "лихими девяностыми", считается, что страной управлял чуть ли не сплошной криминалитет. Удалось ли справиться с преступностью? На самом деле, ни для кого не секрет, что пирог экономики страны оказался отобран у бандитов и был поделен между всевозможными бесчисленными силовыми подразделениями.

Однако в последний год, скажем так, этот пирог существенно… усох из-за кризиса. Бюджетные реки превращаются в тоненькие ручейки, а работать в условиях рынка эти люди так и не научились. Поэтому сегодня мы становимся свидетелями жесткой конкуренции между группировками у власти, в том числе и между силовиками.

Таким образом перед нами целый зоопарк потенциальных убийц в погонах и без. Возникает риторический вопрос, кого из всех этих сил, групп и откровенных банд контролирует лично президент России? Или зададим вопрос по-другому: а он вообще может ли, в состоянии кого-то из них действительно контролировать?

У семи нянек Кремль без глаза

Когда Борис Немцов вышел на злополучный Замоскворецкий мост, в действительности, каждый его шаг должен был контролироваться. Попробуем разобраться, кто же его вел, и почему нам в этом не приходится сомневаться.

Прежде всего, известно, что за лидерами оппозиции, а особенно накануне больших мероприятий, таких, как предполагаемый антикризисный митинг "Весна", ведется наружное наблюдение. Об этом говорит, в частности, Алексей Навальный: "Исходя из опыта и практики, не могу допустить. что вчера ночью он мог прогуливаться в сторону Кремля без посторонних глаз".

О том, что Борис Немцов находился под плотной "опекой" спецслужб, говорят многие факты. В том числе, появлявшиеся периодически видеозаписи, которые использовались даже в пропагандистских "документальных" фильмах, записи телефонных переговоров и прочее.

Вторая структура, которая незримо присутствовала на месте преступления — Федеральная служба охраны, ФСО. Известно, что ничего не может происходить рядом с Кремлем без ее ведома.

Есть и документальное подтверждение тому факту, что мосты рядом с цитаделью российской властью находятся под неусыпным контролем. Существует видеосъемка остановленной акции протеста 24 августа 2014 года. Тогда молодые люди попытались вывесить на соседнем мосту украинский флаг. На кадрах видеозаписи видно, что время реакции властей составило менее 15 секунд.

Судя по ролику, задержание проводит, скажем так, не совсем штатная полиция. Но и сотрудники МВД — тоже могли бы оказаться на месте. Хотя это, разумеется, как повезет. Случаи, когда полицейские "оказываются" на месте события все-таки редки.

Итак, когда Борис Немцов со своей спутницей следовали через Замоскворецкий мост, за происходящим наблюдали: наружка ФСБ или управления "Э", или и те, и другие, ФСО, и, возможно, рядовые полицейские, контролирующие территорию.

Оставим поиск исполнителей и заказчиков убийства за специалистами. Сейчас — сотрудниками МВД и прокуратуры, а когда они не найдут преступников, то, будем надеяться, в будущем за независимым расследованием. Мы не профессионалы, чтобы делать за них выводы, мы просто рассмотрим и проанализируем то, что происходит. Тем более, что видеозапись с камеры наблюдения уже выложена в сеть.

Итак, в 23:31 пару загораживает от дороги проезжающая снегоуборочная или просто моющая асфальт машина. Мало кого удивляет, зачем чистить дорогу в дождь, в этом, конечно, вся Россия: чтобы списывать деньги. За машиной происходит серия выстрелов. Борис Немцов падает, получив несколько смертельных ранений. Время отсчета пошло. Преступник выскакивает из-за снегоуборщика, садится в притормозившую машину и скрывается с места преступления.

Киллер садится в машину

Прохожие идут не останавливаясь. Для сегодняшней России это, видимо, нормально. Удивительно только, как не догадались встать кругом и начать снимать умирающего человека на мобильники. Но, скорее всего, испугались киллеров, мало ли, вдруг вернутся.

Один из идущих сзади все-таки подходит и что-то делает — направляется к девушке и остановившейся снегоуборочной машине поблизости от умирающего. Кто это? Идущий следом филер? Но почему он ничего не предпринял в момент выстрела? Ах да, скорее всего, он занят важным делом, мечется по месту преступления и вызывает подкрепление.

Наверное, в этот же самый момент за разыгрывающейся трагедией другие силовые структуры наблюдают через установленные повсюду камеры. Заметили ли они, что что-то случилось?

Спустя примерно две минуты рядом останавливается первая машина и уезжает через несколько секунд. Преследовать преступников?

В 23:36 рядом с уже скончавшимся Немцовым появляются подозрительные двое, которые, постояв минуту, бегом направляются под мост. Кто это? ФСО? Побежали докладывать начальству?

Кто эти двое, которые мечутся по мосту?

В этот же момент на большой скорости проносится автомобиль, тормозит, возвращается к месту преступления — и, постояв напротив, срывается с места. Тоже в погоню?

В 23:42, то есть через десять минут, прибывает полиция. Двое неизвестных возвращаются из-под моста. Перекрывается движение. Начинается сбор улик и следствие. Ближе к ночи прибывает высокое начальство. То, что кое-кто из них выглядят скорее похожим в своей кепке то ли на гопника, то ли на бендюжника, мы опустим, это к делу не относится.

Начальство с умным видом оценивает место убийства Немцова

Еще чуть позже молодая сотрудница — видимо, у нас мода на молодых прокурорш после Крыма,- с большим трудом, по бумажке и чуть ли не по слогам зачитывает первое заявление для прессы.

Итак, что мы видели? Что делали спецслужбы? Есть ли сомнения в том, что представители всех названных ведомств там в действительности были?

Произошло, на самом деле, вот что: никто из них не хотел становиться героем. Пусть не предотвратить убийство, но хотя бы задержать на месте преступника. Они были рядом и ничего не сделали. А когда смертельно раненный Борис Немцов лежал на земле, а киллер спокойно уехал на машине, спецслужбы метались по мосту, скорее всего, в отсутствии надлежащей связи. Иначе зачем, спрашивается, уходить куда-то? Да еще бегом.

Невольно вспоминается эпизод пятнадцатилетней давности. Якобы, в знак протеста некие отморозки выстрелили из гранатомета по посольству США. Вся страна наблюдала, как милиция — эта структура в то время называлась именно так — бежала от вооруженного беспредельщика врассыпную. А в довершение ко всему выяснилось, что привез бандитов на место преступления вообще начальник отдела милиции общественной безопасности ГУВД столицы на служебном джип Opel. Конечно, ему угрожали, и он не захотел умирать за безопасность граждан. Поэтому возил бандитов-террористов.

В то время даже анекдот ходил в народе: "Через всю улицу бежали милиционеры, отстреливаясь и унося ноги от бандитов". Может быть, как раз эпизодом у посольства навеяно? Или всей "героической" службой?

В общем, трусость людей в погонах — не новость. Но раньше это все-таки были полицаи, а не своеобразная элита спецслужб — ФСБ и ФСО.

Однако вернемся на Замоскворецкий мост. Что мы видели? Каждая служба делала вид, что работала сама по себе. Ни о какой межведомственной связи в сложившейся ситуации говорить вообще не приходится. Можно со стопроцентной уверенностью заявить, что ФСО никак не взаимодействовало с филерами, и все они вместе едва ли не обычным способом, по телефону, вызывали полицию. И весь этот цирк происходил перед глазами безразлично проходящих мимо граждан.

Реальные действия начали предприниматься только через 10-11 минут. За это время можно на автомобиле вечером без пробок проехать на другой конец Москвы.

Есть такая профессия – метаться по мосту

В конце концов, сегодня Замоскворецкий мост — это показательная модель нашего общества и Кремля. В трагических событиях мы можем увидеть всю нашу страну в миниатюре. Представим себе, что будет, если и вправду завтра начнется война с мировыми державами. Допустим, НАТО начнет операцию по принуждению Путина к миру на Украине, или еще что-то. Кстати, время подлета ракеты из Европы составляет все те же десять минут максимум.

Что мы увидим? Вместо того, чтобы спасать людей, многомиллионные спецслужбы начнут метаться по городу, спасая себя. А еще — им надо будет что-то делать со своими родственниками. То, что на граждан времени не найдется, это и так понятно. Найдется ли оно на Путина?

И это происходит в Москве, так сказать, в самом сердце. Даже не хочется думать о том, что будет в этот момент происходить в регионах.

Власть создала для своей охраны многомиллионную армию спецслужб. На поверку в критический момент эти люди окажутся, и уже оказываются, законченными трусами, не способными действовать. Не умеющими работать совместно. Не имеющими надлежащих средств связи.

При этом за последние годы под эгидой этой самой власти уже созданы многочисленные бандформирования, которые в действительности никем не контролируются. И если кому-то из их лидеров придет в голову пойти и взять Кремль, удастся ли им это сделать? Думаю, что не стоит исключать и такую возможность.

Фоном для происходящего, конечно же, является с каждым днем ухудшающаяся экономическая обстановка. При этом метод противодействия кризису впечатляет: Кремль, судя по всему, предлагает подождать пару лет, авось само все рассосется. Не удивительно: правительство на заседаниях, посвященных происходящему в стране — один в один представители спецслужб, бегающие туда-сюда по Замоскворецкому мосту.

Есть ли будущее у стареющего Путина

Стареющий Путин тщетно пытается уверить россиян по телевизору, что у него все под контролем. В действительности он не контролирует почти ничего. Созданные под его эгидой всевозможные группировки – увереннее и увереннее тянут одеяло на себя.

Скорее всего, сегодня большинство из так называемых пропутинских сил используют имя "вождя" исключительно для доступа к кормушке, к кремлевскому корыту. Но при этом он заняты тем, что решают свои собственные проблемы и задачи.

Может быть, пока, на стадии распада, Кремль в той или иной степени служит для координации между "незаконными" и "законными" бандформированиями. Но цепная реакция уже запущена. В действительности, Путин им уже фактически не нужен. Или требуется — все меньше и меньше.

Противники российского президента утверждают, что он похож на обезьяну с гранатой. Но это не так. Пожалуй, подобное сравнение могло сложиться — лет десять назад. Сегодня достаточно посмотреть на Замоскворецкий мост, чтобы увидеть картину другими глазами. Сегодняшняя Россия — это стая обезьян в зоопарке, раздерибанившая ящик с оружием. И кто представляет наибольшую опасность — выяснить фактически невозможно.

Кто на самом деле управляет страной

Западные страны не боятся Россию. Они ее обходят стороной и не трогают. Не потому, что у Путина есть современное оружие или что-то. На поверку все, что есть — это старье. Вопрос в другом: что делать потом, после Путина. Чем будет заниматься 140-миллионный народ, если убрать тоталитарного вождя? Не превратится ли страна в Ирак или Афганистан, или, что еще хуже, в некое подобие ИГИЛ?

Но на самом деле, надо посмотреть правде в глаза и признать: она уже превращается. И Путин Россию в действительности, контролирует все меньше и меньше. Скорее всего, уже сегодня не президент управляет официальными спецслужбами и неофициальными боевиками, а наоборот, они им.

Это только вопрос времени, когда и кто всерьез не просто задумается, почему всего сто человек — друзей главы государства делят между собой все активы страны, а начнет действовать, что-то предпримет для захвата власти. А действительно, почему человек, взгляд которого на фотографиях становится раз от раза все более и более странным, если не сказать, придурковатым, должен и дальше распоряжаться всем и всеми?

При этом происходящее ни в коей мере не снимает с Путина ответственности за то, что случилось. Это создал он и те, кто пришел к власти вместе с ним. Именно он построил ту систему, в которой оказалась сегодня Россия. Поэтому прав был Борис Немцов, когда сказал о Путине грубо и матом.

А нам ничего не остается, кроме как сделать последний и самый главный вывод из произошедшего. Чем дольше слабеющий, теряющий всякую силу Путин будет оставаться у власти, тем меньше шансов на то, что во главе России встанет кто-то из достойных и адекватных людей. Потому что таких в нашей стране — убивают. А остаются — мечушиеся по мосту спецслужбы и покрываемые ими, но уже не контролируемые никем штурмовики.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги