УкрРус

Революция ответственности

В политике ответственность – это должность. А кульминация безответственности – способность влиять на решения должностных лиц без ответственности за последствия самих этих решений, пишет Виталий Портников для newsru.ua.

Многие сторонники Михеила Саакашвили воспринимают его в качестве будущего премьер-министра Украины. Но сам бывший президент Грузии утверждает, что у него нет таких амбиций. И даже амбиций стать президентом Украины у него нет (и, добавим от себя, в ближайшие пять лет быть не может). У него совершенно другая задача – изменить правила игры.

Если бы Михеил Саакашвили посмотрел на эту политическую программу со стороны, он бы увидел, что она ему что-то подозрительно напоминает. Что-то свое, родное, но тем не менее отнюдь не самое приятное – политическую программу Бидзины Иванишвили. Человек, который добился краха политического проекта Саакашвили и его сторонников, победа которого на выборах привела к отъезду бывшего президента из Грузии и аресту его ближайших соратников, тоже говорил, что хочет просто поменять правила игры. И что самое главное – "вернуть законность" в Грузию. И что ему во власти ничего не нужно. Правда, Иванишвили после победы на парламентских выборах стал премьер-министром Грузии. Но всего на год. Сейчас страной руководят совершенно другие люди. Но тот же Саакашвили – и не только он – продолжает утверждать, что настоящий руководитель Грузии – это Бидзина. И с этим утверждением трудно не согласиться. Как трудно не согласиться с тем, что ответственность за свои решения будут, в конечном счете, нести лица, занимающие посты президента и премьер-министра Грузии. И если ты – за кулисами, то ты можешь менять таких людей до бесконечности.

Для политика нет ничего постыдного в том, чтобы честно заявить: я хочу быть премьер-министром страны, я создаю политическую партию, которая должна победить на выборах и выдвинуть меня на этот пост. И вот моя программа перемен, программа, за которую я буду отвечать в случае успеха или неудачи. Саакашвили не побоялся сделать этого во время "революции роз", когда возглавлял отнюдь не самую большую и успешную среди оппозиционных партий – но эта партия стала ядром будущей фактически однопартийной системы его страны. И совершенно не случайно Саакашвили, уже будучи президентом Грузии, стал председателем новой объединенной партии победителей. Таким образом, новый грузинский президент взял на себя ответственность и за государство, и за партию. Успехи партии укрепляли его власть и расширяли возможности. Поражение партии на парламентских выборах стало и его личным крахом. Так, собственно, и должно быть. И эта модель нравится мне куда больше, чем руководство из-за кулис.

Поэтому Саакашвили должен решить, кем ему быть в украинской политике. Человеком, который хочет изменить правила игры? Или – по словам одного из его сторонников – "локомотивом" поезда, в вагонах которого в украинскую власть въедут хорошо известные нам честолюбцы? А, может быть все же – претендентом на пост главы правительства, который возьмет на себя всю ответственность за перемены. И который представит обществу программу этих перемен. Потому что если Саакашвили говорит, что не нужно брать кредитов у МВФ, то он должен объяснить, какими будут источники внешнего финансирования украинской экономики – и обойдемся ли мы без таких источников. Потому что если Саакашвили говорит, что в нынешних условиях приватизация станет "прихватизацией", то он должен сказать, какой будет судьба государственных предприятий, когда и на каких условиях состоится их передача в частные руки. И это – не праздные вопросы. Они не менее важны, чем борьба с коррупцией. Об этом, кстати, свидетельствует и сам политический опыт Михеила Саакашвили – я бы даже сказал, сама его судьба.

В политике ответственность – это должность. А кульминация безответственности – способность влиять на решения должностных лиц без ответственности за последствия самих этих решений. В любой демократической стране лидер правящей партии – это глава государства или правительства. Кэмерон – лидер консерваторов. Меркель – лидер христианских демократов. Олланд – лидер республиканцев. Между прочим, только что приезжавший в Киев Штайнмайер – один из лидеров социал-демократов, а председатель этой партии Габриэль – министр экономики Германии. Экономики! Это потому, что в цивилизованных странах лидеры партий, которые объединяются в правящую коалицию, занимают посты в правительстве, а не делегируют туда "технократов". Именно лидеры – и именно в исполнительную власть.

Этого я и жду от Михеила Саакашвили. Что если его партия победит на выборах в парламент – внеочередных или очередных – он не побоится ответственности и возглавит правительство Украины. А если не победит, но станет одним из участников правительственной коалиции – то не побрезгует министерским портфелем и продемонстрирует пример слаженной работы в правительстве.

Это и будет отход от советских традиций в политике, которые мешают нам дышать и развиваться.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги