УкрРус

Россияне даже не заметят того, что "Крымненаш"

Вопрос возврата Крыма разделился между спорщиками на две составляющие: юридического оформления и принятия населением этого факта. В первом случае, дескать, процедура будет незаконной, во втором – население не примет, электорат не поддержит.

1. Первый вопрос яйца выеденного не стоит. Если какое-либо решение было принято неуполномоченным на то органом государственной власти, вне зависимости от всяких там референдумов и прочего, то не требуется даже истребование имущества ответчиком: происходит просто автоматическое восстановление нарушенного состояния прав. Для юридической чистоты что-то отменяется президентскими указами, а что-то судебными решениями. Так легко признаются ничтожными все акты, которыми кража Крыма была узаконена.

2. Второе – признание электоратом того факта, что Крым больше "не наш". Я могу привести два примера, когда в России совершенно спокойно общество восприняло куда как более "ужасные" для сервильного ума факты. Первый пример – 20 съезд партии и развенчание культа личности Сталина. Мало кто сейчас может себя представить состояние общества в то время: никакого интернета, никакого телевизора, за анекдот – 25 лет лагерей, половина населения за решеткой. Даже больше половины населения, потому что сюда нужно включить всех, отправленных на принудительные работы, на массовые стройки народного хозяйства, где рабочие жили не лучше заключенных, а у всех, находящихся в колхозах, не было паспортов: вся страна фактически находилась в состоянии государственных крепостных. Это Михалковы жрали булки с колбасой и с маслом в своих сталинских высотках, а весь народ сидел за колючей проволокой. Тюрьма, арест и ожидание ареста – вот общество на пороге 20 съезда партии.

И вдруг изумленное население видит удивительное явление. Когда фашистской Германии потребовалось поражение в войне и оккупация, Советский Союз вдруг нашел в себе силы добровольно признать опасности тоталитаризма. Конечно, на 180 градусов ничего не переменилось, от марксизма никто не отказался, коммунизм продолжили все так же строить. Но из тюрем вышли на свободу люди, Солженицына напечатали крупнейшие журналы, всюду сносили памятники, а сын Якира ездил по сельсоветам и срывал в кабинетах портреты Сталина, и не одна сволочь не могли пикнуть ему на это. Общество поставили перед фактом: Сталин – зло, и население это съело, и не подавилось.

1991 год. В СССР проходит массовый референдум на предмет выхода из состава всех республик. Вопрос о выходе составлен некорректно, результаты предсказуемы, но это не мешает относительно бескровно "отпустить" все республики восвояси. Ничего подобного кровавой бойни в Югославии не произошло. Удивленный малограмотный обыватель постонал, но легко принял эту "величайшую геополитическую катастрофу". Они потеряли не Крым, они "потеряли" вообще все, но съели это и не подавились. А между тем, СССР и современная Россия – совсем не одно и то же. Сталинская эпоха была куда как ужасней, а СССР на своем закате легко мог перебросить афганских головорезов на усмирение непокорных республик.

Возврат Крыма Украине на этом фоне – чепуха и мелочь. Широкое освещение в прессе путинских преступлений, осуждение войны и геноцида, отказ от строительства Русского мира, интеграция в Европу, налаживание полноценной торговли и полные полки магазинов – население через месяц уже будет вспоминать крымский ура-патриотизм, как страшный сон. В 1991 году страна столкнулась с ростом цен, талонами, голодом и пустыми прилавками, восстановление Союза легко могло показаться решением проблемы. Сейчас будет ровно наоборот: возврат Крыма приведет к прямо противоположному. Санкции снимут, в страну польются инвестиции, на полках появится продуктовое разнообразие, а конкуренция опустит цены.

Максимум – больные на голову карбонарии разрисуют стены Бодровым, да старухи на скамейке будут судачить о былом величии, да поправлять георгиевские бантики на костылях.

3. И наконец, третий момент – побудительная составляющая текста. Любой текст, помимо информативной составляющей, имеет и эмоциональный окрас. Публицистические статьи – это не сухари из Википедии. У всякого политического памфлета или зарисовки всегда должна быть эмотивная форма. Такой текст должен быть и дидактическим в какой-то степени: я не просто рисую картину будущего, я пытаюсь заставить в неё поверить. Мы должны отбросить тоску и уныние, мы должны поверить в наши силы. Убежденность придаст уверенности.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги