УкрРус

Игрушки российских олигархов

"Хочу познакомить тебя с моим шефом — Иванычем, — говорит мне давний приятель, много лет работающий у одного из российских олигархов. — Он приедет на днях".

Приятель рассказал, что олигарх несколько лет назад приобрел здание. И уже построил там отель. Ищет управляющего. "Мне очень нужно продемонстрировать свою бурную деятельность. О тебе он слышал — прошу, встреться с ним". Я согласился.

Встреча с Иванычем была назначена в президентском номере лучшего отеля города. За мной прислали авто. Кроме водителя в салоне находился вышколенный, одетый в костюм один из ассистентов олигарха.

По дороге помощник провел со мной короткий инструктаж. О том, как и где будет проходить беседа. Как лучше общаться с Иванычем. Сообщил мне, что встреча немного задерживается. "Какой-то местный большой начальник околачивается весь день вокруг него", — снисходительно заметил помощник.

Любимый мною, респектабельный и известный на весь мир отель к приезду Иваныча был превращен в его штаб-квартиру. Во всех ресторанах отеля были зарезервированы специальные столики. Персонал отеля и даже сам генеральный менеджер были вовлечены в многочисленные поручения олигарха. Он хорошо платил за услуги отеля и оставлял очень щедрые чаевые. После тридцатиминутного ожидания я наконец вошел в номер к Иванычу.

Первое, что меня поразило — плотная пелена табачного дыма (при том, что в отелях курить строго запрещено). Огромный люкс с известными полотнами на стенах и антикварной мебелью был полностью в дыму.

И в дыму, как в тумане, быстро передвигался Иваныч, громко раздавая команды. "Несколько тысяч долларов штрафов за курение. И уйма работы по уборке номера", — мелькнуло у меня в голове.

Сквозь дымку я разглядел вазы с фруктами и большое количество красивых коробок. Видимо, с подарками.

Мы прошли в кабинет.

"Я купил большое здание. В одном из подъездов я построил роскошные номера. Мой отель будет настоящим конкурентом Four Seasons в этом городе, — с гордостью сообщил олигарх. — Но у меня будет намного дешевле. Теперь все состоятельные персоны перебегут ко мне. Никто не любит платить много!"

Далее Иваныч принялся описывать в деталях фантастические номера отеля. И добавил: "Теперь вот ищу управляющего. Хочу тебе предложить управлять этой роскошью".

Сразу, конечно, на ты.

"Могу я быть с вами искренним? Сказать то, что я действительно считаю?",— на всякий случай аккуратно спросил я. "Говори, как есть",— с ухмылкой заявил Иваныч, предварительно попросив помощника выйти из кабинета.

Я пустился в долгие рассуждения, суть которых сводилась к тому, что конкурировать с Four Seasons бессмысленно. Иваныч внимательно слушал.

Премиальные сети — это, прежде всего, мощные бренды. Они транснациональны, уникальны и очень профессиональны. Они формируют культуру потребления роскоши, закладывают новые тренды и приучают к ним свою аудиторию. А высокие тарифы, негибкая система ценообразования и отсутствие скидок — не банальная жадность отельеров, а стратегическая задача собирать и удерживать клиентов с единым социальным уровнем.

"А главное, эти отели имеют самую лояльную аудиторию по всему миру. Их гость пойдет за ними буквально на край света", — добавляю я.

В гостиницах такого уровня — самое простое ценообразование. Нет никакой тарифной сетки. Отсутствует гибкая, порой запутанная система скидок — как есть у большинства отелей мира. Только пара-тройка тарифов. И все. Важному гостю могут лишь повысить категорию номера в подарок. Но, главное, никаких скидок.

Ну, а гости останавливаются в этих элитных "клубах" не для того, чтобы экономить. Они не ждут никаких скидок. Все работает наоборот. Они тратят. И тратят много — чтобы принадлежать к этому кругу потребителей. "Они любят не только и не столько сам Four Seasons. Они любят себя в этом самом Four Seasons, — резюмировал я. — Это всегда вопрос статуса".

За гостей такого уровня могут конкурировать лишь несколько транснациональных премиальных гостиничных операторов. Или несетевые частные отели-легенды в Европе и США. Они веками принадлежат одной семье. Или семейному трасту. Бережно хранят и передают свою историю и традиции из поколения в поколения. И вот так становятся легендами.

"Нужно выстраивать свою уникальную концепцию с нуля. Искать своего потребителя. Долго и тщательно работать с ним, чтобы составить базу лояльных отелю постоянных гостей", — убеждал я Иваныча. Я даже не стал говорить о том, что ни месторасположения отеля, ни концепция Иваныча (вернее ее отсутствие) никак не тянут на премиальный отель. Моя правда олигарху была не нужна. Очевидно было только одно — этот отель должен был играть роль дорогой и статусной игрушки хозяина.

"Так что? Возьмешь на себя управление?" — внезапно бросил Иваныч. Я ответил, что никогда не возьмусь управлять чужим. Что это не каприз или глупое кокетство — я должен быть одним из родителей этого "ребенка", а чужими "детьми" я управлять не умею. Я рассказал Иванычу, что пришел в эту отрасль, сначала став собственником.

А не наоборот, как часто бывает. Это — мой путь. И мой практический опыт. Благодаря мотивации и амбициям собственника я стал отельером. Очень хотел управлять своим. И хотел управлять хорошо. И учусь до сих пор. Моя команда "заточена" под меня. Она видит во мне, прежде всего, "играющего тренера". Не начальника, сидящего в кабинете. А именно игрока. Я принадлежу им. А они мне. Наемным же управляющим я никогда не был. И быть им не могу. Ни за какие деньги.

Российские инвесторы зачастую называют бизнесом то, что по сути бизнесом не является. Заработав огромный капитал, они затем покупают себе игрушки. Зачастую дорогие и статусные. Но именно игрушки. Они не любят себе в этом признаваться. И пытаются совместить в этом новом "бизнесе" несовместимое.

Мечутся между желанием заработать и необходимостью соответствовать статусу и ожиданиям своего окружения. Хотят трудоустроить очередную любовницу, сына или зятя и пренебрегают элементарной необходимостью делегирования полномочий профессиональному управленцу и его команде. "Ведь все воруют", — часто говорят они в свое оправдание.

В итоге такие владельцы превращают своих управляющих и команду в марионеток, в инструмент манипуляции и реализации своих желаний.

А "бизнес" продолжает существовать исключительно на дотациях своего хозяина. И существует, пока эта игрушка ему не надоест. Моя интуиция подсказывала, что я должен уйти от Иваныча красиво и правильно. Это было важно не мне. И даже не ему. А его окружению.

Ведь их Иваныч — прав всегда. И во всем.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги