УкрРус

Как СССР навсегда потерял Ближний Восток

Кажется, год назад, разбирая политику Генри Киссинджера по заманиванию Брежнева в детант, я пытался определить, что такое метастратегия, стратегия и тактика. Метастратегия - это формирование реальности, которое на отдельных временных отрезках может противоречить стратегии, которая суть преодоление реальности, в отличие от тактики, которая заключается в использовании реальности и потому, может временно противоречить общей стратегии.

42 года назад на Ближнем Востоке вовсю бушевала Война Судного дня. (Сразу отмечу, что Антон Носик, в своём скандальном интервью о Сирии, сильно преувеличил агрессивность северного соседа Израиля: Сирия нападала на Израиль всего дважды: в мае 1968 и октябре 1973; в июне 1967 инициатива была полностью израильской, а в июне 1982 сирийцы только пытались защитить свою зону оккупации в Ливане, куда они вошли за 6 лет до этого, между прочим, как союзники христиан-маронитов и немилосердно покрошили побеждающих в гражданской войне палестинцев).

Эта война посрамила всех, кроме её инициатора — президента Египта Анвара Садата, который и задумал метастратегию.

Израиль не ждал арабского нападения, случившегося в полдень 6 октября 1973 года, поскольку Генштаб и аффилированные с ним политические элиты находились в плену "концепции": арабы, дескать, никогда не нападут на Израиль, потому что это приведёт к их новому быстрому и унизительному разгрому, что дестабилизирует правящие социалистические хунты. Что в расчёт одного из арабских лидеров входит именно поражение, генералы и министры-ветераны представить себе не могли.

Советский и сирийский Генштабы были увлечены идеей "попробовать штыком сионистское государство". Египетский, который не был уведомлен об истинном замысле начальства, пребывал в схожей блаженной надежде.

США хотели любого размораживания ситуации.

Дальше всё пошло как по-писанному. Арабские армии были разбиты: сирийцы отошли к пригородам Дамаска, египтяне — на подступы к Каиру. При этом египтяне остановили наступление в разгар развала сирийского фронта. Конечно, феерический бросок танков Ариэля Шарона через канал и дальше на Каир испортил Садату возможность считать войну "выигранной по очкам", но в этом и есть вся прелесть хорошо выстроенной метастратегии, что стратегический проигрыш не поломал её, но, напротив, помог успеху конечного замысла.

В итоге Брежнев пригрозил отправкой в Египет и Сирию ВДВ, Никсон — ракетным ударом, и изнеженное детантом советское руководство было страшно радо, что вместо ядерной войны будет визит Киссинджера на Ближний Восток. Так СССР навсегда потерял дипломатическую инициативу, а вскоре и Ближний Восток.

Египет проиграл войну, но получил:

а) первичный военный успех (форсирование Суэцкого канала), давший повод для ежегодных парадов победы (7-ой из которых стал для Садата роковым);

б) долгожданный приезд американского госсекретаря, который дал возможность Садату поддаться на "вербовочные беседы".

В итоге Египет вышел из войны с Израилем, что означало прекращение любой значимой угрозы еврейскому государству, перешёл из-под убогого советского под богатый американский протекторат, получил работающий Суэцкий канал и Синай...

США вернули себе дипломатическую инициативу в мировом масштабе.

Израиль превратил главного врага в регионе в главного союзника.

Кремль потерял Ближний Восток, куда пытается вернуться сейчас таким сложным и немного извращённым способом.

Вот что такое настоящая, хорошо выстроенная метастратегия...

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги