УкрРус

Каникулы фрилансеров: через бангкокские тернии к звёздам Вьентьяна

Для меня настало время погулять по Бангкоку, городу, ставшему для многих чуть ли не родным. Поскольку будущее нашей планеты уже предрешено, и быть ему окрашенным в китайско-индусские цвета, то самое время посмотреть на места, где это вторжение уже давно началось. Вы смотрите на них в прицел объектива, они взирают на вас равнодушно сквозь непроницаемую занавесь очков, и не понять, что скрыто в азиатской душе. Так происходит общение разных цивилизаций.

Чем дольше вы находитесь в Таиланде, тем больше начинаете замечать торчащие отовсюду китайские уши. Собственно, сама нация представляет собой волну иммигрантов из Южного Китая, хлынувшую к берегам Чаопраи тысячу лет назад. После провозглашения Бангкока новой столицей, самый деловитый в мире народ живо "смекнул", куда дует ветер, и заселил собой остров Ратанакосин. Когда выяснилось, что королям у себя в городе нет проходу от китайских гастарбайтеров, тех бесцеремонно подвинули в этот район к югу от улицы Чарон Крунг. Он моментально превратился в центр столичной торговли и ремёсел. Теперь выкурить отсюда китайцев способна лишь атомная бомба.

Глядя на современный муравейник Чайна-тауна, сложно представить себе, что тут творилось до 70-х годов прошлого века, когда каждый квадратный сантиметр улиц был занят лавками, мастерскими, магазинами, рикшами и ещё черт знает чем. Мода на современные мегамоллы изрядно опустошила этот район, и теперь он стал пригодным для неспешных прогулок и погружения в жизнь типично китайских улочек – более китайских, чем в большинстве безликих городов-монстров Поднебесной.

Его кипучие улочки, утыканные лавками и украшенные всевозможными иероглифами, словно переносят туриста лет на пятьдесят назад и тысячи километров севернее, в кварталы китайских Дали или Ченду.

Не стоит искать здесь какие-то сумасшедшей красоты достопримечательности. Он сам и есть одна большая достопримечательность.Обстановка Хуа Лампонга совсем не похожа на привычный нашему глазу "бомжевато-полукриминальный" вокзальный бедлам.

Граждане мирно сидят на чистом мраморном полу и смотрят на большом экране матчи английской премьер-лиги, возле касс дежурят вежливые помощники, помогающие иностранцам купить нужный билет, а с балкона доносятся призывные ароматы свежесваренного кофе. Сразу же хочется стать его пассажиром! Каждый день в 18.00 у портрета короля выстраивается военный караул, все встают и слушают королевский гимн, выражая почтение своему монарху.

Идем дальше. Этот небольшой храм стал причиной большой золотой лихорадки полвека назад.

Тогда рабочим, проводившим ремонт, понадобилось переместить самого обычного гипсового Будду высотой 3 метра. Но для своих скромных размеров весил он подозрительно много, сорвался с крюка подъёмного крана и рухнул на пол. Гипсовая оболочка раскололась, и глазам изумлённых строителей предстал Будда из чистого золота весом пять с половиной тонн. Историки объяснили находку тем, что в смутные времена монахи прятали золотые статуи от набегов жадных до чужого добра бирманцев. Потом они бежали или погибали, унося тайну о спрятанных сокровищах с собой в могилу. Новость о чудесной находке прокатилась по всему Таиланду и вызвала массовые "’гипсовые погромы’’. Последователи Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова разбивали все подозрительные изваяния в надежде найти там золото. Но их усилия оказались тщетными — траймитовский Будда так и остался единственным. Теперь он, как символ Золотой Лихорадки тайского розлива, сидит и посмеивается над туристами, фантазирующими на тему "’А что было бы, найди его я’’.

Надо сказать, было бы много чего — его стоимость по современным меркам зашкаливает за 200 миллионов долларов.

Это к тому же ещё и госпиталь, основанный при активнейшем участии северных соседей. Святыня храма — статуя бодхисатвы Куан Йим, вырезанная из тикового дерева, возрастом под 900 лет.

Как бы то ни было, вы не пройдёте мимо клонга Онг Анг, а это значит, что Чайна-таун уже закончился и начался перекрёсток с улицей Чакпет (Thanon Chak Phet), чаще называемой Чакрапет (Chakraphet). Вообще, путаница названий и их произношения всегда отличала этот район, поэтому отыскать две идентичные карты местности практически невозможно. Необходимо воспринять это как увлекательный квест с головоломками и разгадывать, разгадывать, разгадывать маленькие тайны большого Чайна-тауна.

Достойное место в "Маленькой Индии" — высокий многоэтажный сикхский храм Сри Гуру Сингх Сабах (Sri Guru Singh Sabah), с отделкой из белого мрамора. Вход отыскать довольно просто: надо свернуть налево с Сампенг Лейн на Чакрапет и отыскать торговый центр "India Emporium", который сложно не заметить. Один из слоняющихся внизу индусов наверняка нарядит вас в жёлтую чалму и сопроводит наверх, где на 6-ом этаже расположилась просторная молельня. Можно ходить туда-сюда по этажам и наблюдать, как сикхи читают увесистый том своей главной религиозной книги.

На 2-ом этаже можно бесплатно перекусить в вегетарианской столовой. Увы, для посещений храм открыт только ранним утром – в этом и есть маленькая индусская хитрость.

Не зря местные индусы пользуются у тайцев дурной репутацией — количество ворюг и мошенников, пристающих с заманчивыми предложениями к туристам, здесь довольно высоко. Поэтому лучше не углубляться в недра Пахурата, а сделать плавный крюк по улице Чакрапет, с тем, чтобы выйти на набережную, к импозантному Мемориальному мосту (Memorial Bridge), названному в тайском варианте Phra Buddhayodfa.

Перед ним восседает на троне отец-основатель Бангкока – Рама l . Как и основатель Петербурга Пётр Первый, он носит почётное имя Великий и пользуется особой любовью в народе. Король-солнце не только основал правящую династию и нынешнюю столицу, но и сделал Сиам одной из самых сильных в военном плане держав региона, так что извечные враги-бирманцы никогда больше не переходили тайских границ. К тому же именно он стал автором тайской версии эпоса "Рамаяна", под названием "Рамакиен". В общем, умный и передовой для своего времени был дядька. Он умер 7 сентября 1809 года после короткой болезни.

На другой стороне просторной площади расположились владения храма Ратчабурана. Его возвёл богатый торговец по имени Лиаб, ещё в аюттайский период, а старший сын того самого Рамы Первого сделал капитальный ремонт и под эту дудку втихаря приватизировал. Во время 2-ой Мировой, храм разрушили, но горожане, как всегда, выручили пожертвованиями, и в 1962 году красавец был восстановлен. Нынешнее поколение местных жителей превратило площадку перед ватом в автостоянку.

Я, наконец вырвался в свободное плаванье. Послав на три буквы начальника, на две буквы больше сварливую жену, просто так взял и уехал на два с половиной месяца, и теперь сижу на старом вьентьянском автовокзале, жду запропастившегося куда-то Володю Вольфсона и придумываю название своего большого "тревелблога". Шесть лет, сорок стран, ночёвки в самолётах, вонь из кроссовок, ушедший с миром в мир иной рюкзак, ушедшая вслед за ним сварливая жена, пришедшие товарищи, одержимые такой же напастью, самолёты, рюкзаки…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги