УкрРус

Почему друзья государства столь дорогие

Лет двадцать назад (как летит время!) мой лучший друг Владимир успешно делал в Москве банковский бизнес. Выходец из аристократической армянской семьи, он был одним из самых благородных и открытых людей, каких мне выпало знать. Годы были тяжелые, и нередко родственники и друзья (а порой родственники друзей и друзья родственников) моего друга приезжали в Москву из Армении и Карабаха, стремясь достичь чего-то в том сказочном с точки зрения возможностей и карьеры городе, которым Москва была в 1990-е годы.

Друг готов был помочь всем, кому мог. Но так как в жизни он достиг всего сам, то считал, что человеку правильнее дать возможности, а не деньги. Так появлялись новые бизнесы, один из которых запомнился мне навсегда. То был ресторан, открытый в центре Москвы и трудоустроивший почти половину приехавшей родни. Требовавший немало денег на дорогую аренду, не говоря о ремонте, дизайне и оборудовании, он не приносил особых доходов, а точнее, постоянно работал в убыток. Когда же другой наш общий друг, довольно известный пиарщик, приведя туда своих клиентов, вынул со дна кокотницы, недавно еще наполненной жюльеном, окурок, судьба заведения была решена окончательно. И тогда я усомнился в правильности известной максимы о рыбе и удочке – и счел, что, если хочешь помочь человеку и оставить о себе хорошую память, реши его проблему, устрой то или иное дело или просто дай денег. Чем прямолинейнее помощь, тем меньше сложностей и тем очевиднее результат.

Прошли годы, Владимир умер. Россия стала иной. И 1990-е годы, с легкой руки профессиональных пропагандистов, вспоминаются сегодня как жуткое, катастрофическое время. Страной руководит другой президент (Владимир), и частный бизнес, кажется, вскоре окончательно погибнет под "асфальтом" госкапитализма. Однако и сегодня глава государства совершает ту же банальную, но оттого не менее опасную ошибку, что и частный предприниматель много лет назад.

Прозаичные схемы

В середине ноября в России начала действовать сразу же приобретшая печальную известность система "Платон". Многие специалисты заранее предупреждали, что с ее запуском транспортное сообщение будет дезорганизовано так же, как в свое время с введением системы ЕГАИС был подорван алкогольный рынок. Система не только предполагает значительную плату за ресурс, который ранее был построен на бюджетные деньги и уже потому должен использоваться всеми на общих основаниях, – она ограничивает свободу передвижения водителей, направляя их не по самому короткому, а по самому выгодному для концессионера маршруту. Как у нас водится, операторов в системе недостаточно, программное обеспечение работает плохо, штрафы непомерны и т.д. В общем, система явно наносит отечественной экономике вред, и двух мнений на эту тему просто нет.

Никто не знает, будут ли построены на собранные деньги новые дороги (по крайней мере их строилось куда больше в "проклятые" 1990-е, чем в "славные" 2010-е). Зато ясно, что сейчас у предпринимателей отнимают средства, очень нужные им для банального выживания в сложной экономической ситуации.

Зачем это делается? Ответ прозаичен: чтобы поправить материальное положение родственника одного из знакомых Владимира – сына его давнего приятеля по Санкт-Петербургу. У папы последние два года были непростыми: его состояние, по оценкам Forbes, снизилось с $3,3 млрд до $1,4 млрд, к тому же его, пламенного патриота, недвижимость в Италии почти на Є30 млн попала под арест из-за санкций. Дума в прошлом году не приняла "закон Ротенберга", по которому эти потери могли быть возмещены из бюджета – и, судя по всему, поступила очень неправильно. Потому что теперь возмещать упущенное придется намного более сложным и дорогим путем.

Пополнение кармана семьи миллиардера на 10,6 млрд рублей в год обойдется транспортникам в 50 млрд рублей. А экономике – приблизительно в три раза дороже

Взглянем на цифры. Запущенная система пока принесла в казну (по состоянию на 23 ноября) около 420 млн рублей. При этом на ее запуск было потрачено около 30 млрд рублей (на 90% взятых в кредит у квазигосударственного "Газпромбанка") – и бюджет, как только у этого невиданного проекта начались проблемы, поспешил пообещать перечислить ему в приоритетном порядке 7,93 млрд рублей в счет концессионной платы за конец 2015-го и первую половину 2016 года.

Собственно говоря, именно это и напоминает мне практику моего друга двадцатилетней давности. Сначала государство создает компанию, потом некто вносит свое ноу-хау, оцениваемое в 50% капитала (сын олигарха играет тут роль прежнего армянского повара), и затем операторы начинают получать от нового бизнеса больше денег, чем его инициатор (а точнее, попросту перекладывать средства последнего в свой карман).

Дорогие забавы

Я понимаю обоих Владимиров – своим людям хочется порадеть; но проблема в том, какая стоимость попросту уничтожается в процессе этого благодеяния. Для того чтобы ресторанная братия получала в свое время хорошую, по московским меркам, зарплату, прибавляя к ней кое-какие деньги "от процесса", что в совокупности составляло $20–30 тысяч в месяц, нужно было потратить до $1 млн только на устройство подобного дела и еще по $50 тысяч ежемесячно на его поддержание. Но сейчас пополнение кармана семьи миллиардера на 10,6 млрд рублей в год обойдется транспортникам в 50 млрд рублей дополнительной оплаты. А экономике – приблизительно в три раза дороже, так как тарифы на перевозки уже выросли на 5–25% и продолжат расти. Если в первом случае до адресата доходило 15–20% прямых потерь "инвестора", то во втором будет доходить не более 5% (что в целом адекватно отражает сравнительную эффективность частного и государственного бизнесов).

Собственно, именно это и выступает самым важным уроком не только системы "Платон", но и всей организации нашей государственной экономики. На протяжении многих лет власть в России делает вид, что экономит народные средства, мобилизуя олигархические компании на нечто очень полезное для страны. Мы видим, как "Газпром" и другие крупные корпорации спонсируют футбольные клубы и занимаются организацией массового спорта. Как самые богатые бизнесмены страны вкладывались в строительство объектов Олимпиады в Сочи. Как складывается похожая ситуация вокруг чемпионата мира 2018 года. Есть и масса других примеров, во всей стране возникают "государственно-частные партнерства". Однако практически никто не задумывается о том, во сколько обходятся государству подобные предприятия. Между тем вовлечение предпринимателей в такую деятельность стоит исключительно дорого.

На протяжении многих лет власть в России делает вид, что экономит народные средства, мобилизуя олигархические компании на нечто очень полезное для страны

Основными спонсорами всего и вся выступают в России "Газпром" и "Роснефть". Благотворительные программы первой компании еще в 2011 году достигали 6,9 млрд рублей в год, второй – 12,7 млрд рублей. В ответ государство предоставляет им разнообразные льготы: например, за последние пять лет в Западной Сибири только этим двум компаниям отошли лицензии на 14 новых месторождений нефти и газа – без конкурса и, что куда важнее, бесплатно. Если бы они выставлялись на коммерческие конкурсы, бюджет мог получить не менее 70 млрд рублей от продаж лицензий. Но не получил. И это не все льготы "Газпрома" и "Роснефти", а только те, которые ограничены одним – и не самым пока перспективным – регионом нефте- и газодобычи. В масштабах всего их бизнеса они больше в несколько, если не в десятки раз.

Не правильнее ли было правительству исправнее собирать с компаний налоги и потом самому определять, в каких масштабах оптимально финансировать благотворительные мероприятия?

Законы неэкономической логики

Особенная по масштабам вакханалия подобного рода произошла в 2011–2013 годах в предолимпийском Сочи. Около 15 крупных компаний, обеспечившие вложения в развитие инфраструктуры города-курорта из собственных средств в общей сложности на 120 млрд рублей, получили налоговых льгот более чем на 250 млрд рублей.

Почему, спрашивается, государство не могло само профинансировать гигантскую стройку, не давая никому послаблений? Казалось, что бюджетные расходы на олимпийские объекты несоизмеримы с теми, что были выделены на аналогичные мероприятия в других странах. Но разве это достойная причина для того, чтобы, экономя один рубль на расходах, недополучать доходов на два? Если да, то вся страна давно уже живет по законам неэкономической логики.

Каждый рубль, который "инвестируется" в то, что Алена Леденёва в свое время назвала economy of favours (ресторана ли, управляемого родственниками; компании, создаваемой ради повышения благосостояния сына давнего друга; или проекта, участия инвесторов в котором приходится добиваться через облегчение им налогового бремени на суммы, несопоставимые со стоимостью их вложений), на деле обходится бюджету как минимум в два-три рубля. А экономике в целом – пожалуй, что в десять. Можно обмануть самого себя, иногда даже и партнера, но невозможно перехитрить экономические законы.

Соединенные Штаты Америки каждый год тратят из бюджета больше, чем любая другая страна мира, – до $3,6 трлн. При этом налоговая нагрузка остается в этой стране одной из самых низких – не превышая 18% ВВП. Более того, до 46% доходов поступает от налогов на граждан, а не на корпорации. Это означает только одно: государство минимально "обдирает" бизнес, позволяя ему развиваться. Оно позволяет людям богатеть, а потом уже использует собранные налоги по своему усмотрению (не обязательно эффективно).

Можно обмануть самого себя, иногда даже и партнера. Но невозможно перехитрить экономические законы

Российское государство намного менее эффективно, чем американское, и расходы бюджета у нас отнюдь не так прозрачны (до 25% их, a это более 4 трлн рублей, в следующем году будут распределены по "закрытым" статьям). Однако эта неэффективность и непрозрачность Российского государства открывают в то же время и определенные возможности.

Почему бы Владимиру Путину не внести в Думу бюджет, в котором были бы прописаны субсидии на содержание его старых друзей, их детей, жен и любовниц? Эти статьи вполне можно было засекретить, и даже депутаты не поинтересовались бы их содержанием. Но эта мера, похоже, прибавила бы по меньшей мере пару процентов российскому ВВП (или сократила его падение) просто потому, что для прокорма этого сонма "славных" людей не потребовалось бы создавать вредные для народного хозяйства схемы: придумывать бизнесы, которые потом за льготы участвовали бы в важных для государства начинаниях; ограничивать конкуренцию на тех или иных рынках; учреждать новые ограничения и создавать контролирующие их исполнение инстанции.

В свое время фавориты королей получали фиктивные должности типа главного церемониймейстера или хранителя государственной печати, а то и более экзотические. И если возродить такую практику, многие в стране вздохнули бы спокойнее. Российские дальнобойщики – в первую очередь.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги