УкрРус

Когда обед людоедов близится к десерту

22.1т

Как-то мы играли со знакомой в города. Мне выпало на "А". Энный раунд, Амстердамом не отобьешься. Немного смутившись, я все же произнес "Алеппо". Знакомая нахмурилась и спросила, что это. Я сказал ей, что она совсем не читает новости. "Да вроде читаю".

И вправду. Город Алеппо, да и вся окружающая его сирийская военная действительность, в украинском дискурсе присутствовали где-то там, почти на задворках – где писал свои ежедневные обзоры журналист Яковина и где Путин, выражаясь дипломатично, зло. Мало того, что Донбасс, так он еще что-то где-то в Сирии. Да еще с Асадом. На этом познания заканчивались – видимо, в Украине было, о чем переживать больше – и даже не о своей войне, а о том, кто кого предал и тем самым победил.

В Европе Сирия, конечно, привлекла больше внимания – все-таки беженцы. Но весь подчеркнутый гуманизм и искренне приветливые лагеря помощи на вокзалах, куда осенью 2015 года устремились поезда брошенных на произвол судьбы и лишенных дома сирийцев, быстро сменился повышением рейтингов праворадикальных сил, "Кризисом мигрантов" и вопросом "Что же будет с Европой и с нами?". О самом конфликте тоже только информационная сводка в том слоте, до которого досматривать новостную телепередачу лень.

Но вот вспомнили. Ввернули ложку негодования, когда обед людоедов близится к десерту. Протесты начали на площадях и под посольствами России. Понимание, выходит, пришло – а за ним и позабытое чувство человеколюбия и сопереживания вернулось.

В каком-то смысле Украина уже давно евроинтегрировалась – именно этим своим безразличием к тому, что не касается ее напрямую или не способно потрясти до невольного сжатия кулаков. И стоит ли нам тогда удивляться этой европейской "усталости" от конфликта на Востоке нашей страны? Видимо, не стоит. Вот еще один самолет собьют, а, лучше, разбомбят Донецк, хотя чего его, давайте сразу Киев, до состояния Алеппо – тогда поговорим.

Современному обществу нужны сильные потрясения – иначе люди банально не готовы разбираться, сочувствовать и, тем более, "впрягаться". Концепция post-truth как раз и есть концепцией эмоций, опережающих и даже заменяющих факты. Но даже от эмоций люди устают. "Достали эти беженцы" или, к примеру, "Опять ты со своим Крымом", "Да сыт я по горло этой Украиной, разберитесь уже" и, наконец, непобедимое "Давай лучше о чем-нибудь хорошем". Давай, конечно. Пока есть, о чем.

Мы не имеем права на усталость. Три года назад, на Майдане, кто-то грустно заметил "Ну вот будут новогодние праздники, все разойдутся отмечать. И все, конец революции". Не разошлись. Не устали. Пережили первую эмоцию и победили взращенной в себе убежденностью. И, в первую очередь, своим человеческим неравнодушием.

И если мы не хотим, чтоб в города за нас играл кто-то другой, у кого и ставки выше, и возможности ядерные, да и вообще кто его знает, что за буква выпадет ему в следующий раз, то нам как мантру следует повторять простую формулу Бруно Ясенского:

"Не бойтесь друзей — они могут лишь предать вас; не бойтесь врагов — они могут лишь убить вас; бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги