УкрРус

Чудеса эволюции

На пресс-конференции после выборов Александр Григорьевич говорил о реформах. Готов, мол, начать любые преобразования, только чтобы народ не страдал. Поэтому до сих пор он "шел эволюционным путем, даже если знал, что этот путь не сразу выведет нас на результат, но я понимал, что не больно будет народу", – раскрыл секрет своего успеха пятикратный победитель президентских гонок в Беларуси. Лукашенко был одновременно взволнован и благодушен, что объяснялось целым рядом причин, причем необыкновенных. Пишет Илья Мильштейн для Крым.Реалии.

Народ его опять поддержал, и это батьку не удивляло, но вот рекордные 83,49% в качестве подарка от председателя Центризбиркома Ермошиной приятно поразили. Оппозиция вышла на улицу, но он никого не избил и не посадил, как пять лет назад, испытав новые приятные ощущения. Западные наблюдатели, как обычно, раскритиковали Лукашенко за нечестные выборы, зато выводы из этой критики были сделаны парадоксальные: Евросоюз приостановил на четыре месяца действие санкций против Беларуси, и уже ясно, что это не предел. Если так дальше пойдет, то "последний европейский диктатор" с течением времени станет полноценным членом мирового сообщества.

Короче, все забыто: и разгон парламента, и "эскадроны смерти", физически уничтожавшие политических противников Лукашенко, и ликвидация независимой прессы, и прочие грехи. Вертикаль власти по классическим образцам выстроена в Беларуси задолго до того, как ее начали слепо копировать в соседней великой державе, но батька, в отличие от Путина, всех переиграл. Он понемногу налаживает контакты не только с Европой, но и с США. Ведет переговоры с МВФ о предоставлении нового кредита. Торгуется с великодержавным соседом по поводу авиабазы где-нибудь под Могилевым, и еще не решил: нужна она ему за хорошие деньги или ну ее от греха. Как он решит, так и будет.

Лукашенко прав: путь, избранный им, был и вправду эволюционным. В том смысле, что не допускал никаких революций, ни сверху, ни снизу, и руководителей своих спецслужб национальный беларуский лидер менял почти так же часто, как репрессировал оппозиционеров. Впрочем, имелись и другие обстоятельства, сопутствовавшие чудесам эволюции. Обстоятельства времени и места.

Самый советский, то есть самый покладистый на всем постсоветском пространстве народ. Географическое везение: Беларусь – это шаткий мостик между Востоком и Западом, и если у Лукашенко возникали конфликты с Россией, он имитировал бросок в Европу, а когда предсказуемо ссорился с Западом, то взъерошенный, жаждущий, с протянутой рукой припадал к источнику славянского братства. Кроме того, оказывала влияние на страну и мир своеобразная батькина харизма, в которой мало обаяния, но много сердца. Ибо врет он как дышит, но с такой свирепой искренностью, что поневоле заслушаешься.

Диктатор, да, но необычайно словоохотливый и даже умеющий пускать слезу, если заговорит вдруг о местных "девочках-тростиночках". Злобный, но и как бы отходчивый, способный амнистировать, точно просчитав последствия, самых закоренелых врагов. Простодушный до остолбенения, похваливший однажды Гитлера, желая понравиться немецкому (!) журналисту, но с каким-то звериным политическим нюхом и житейской хваткой. Скандальный и непримиримый в спорах с самыми опасными политическими партнерами, хоть с Путиным, но всегда умевший отыгрывать назад. Доходило ведь до того, что про Лукашенко на НТВ, словно про какого-нибудь Навального, снимали разоблачительные фильмы, но потом все опять устаканивалось, и они с Владимиром Владимировичем к обоюдной выгоде решали вопросы.

Однако более всего батьке, Беларуси и остальному человечеству повезло в том, что руководит он маленькой, экономически слабой и политически малозначимой страной. Будь он президентом России, о чем долго мечтал при Ельцине, мир бы уже задолго до гибридных нынешних войн содрогался от апокалиптических предчувствий. К счастью для всех нас, Александр Григорьевич эволюционирует и буйствует исключительно в границах родной Беларуси, являясь ходячей иллюстрацией к поговорке про безрогую бодливую корову. К несчастью, Россию в эти последние наши годы возглавляет политик внешне менее темпераментный, но по сути куда более опасный, чем Лукашенко.

Путин – это самая большая его удача. На фоне закадычного партнера по Союзному государству беларуский президент уже никому не кажется последним европейским диктатором, о чем он высказывается с большим человеческим удовольствием. Теперь, говорит, я диктатор предпоследний. Вообще после оккупации Крыма и войны, развязанной старшим братом в Донбассе, Лукашенко стал ужасно полезным. Первое Минское соглашение, второе Минское соглашение – они были бы немыслимы без предпоследнего диктатора, и никакие Меркель с Олландом не стали бы с ним встречаться, если бы беларуский президент, ударившись оземь, не обратился в миротворца и гостеприимного хозяина всех этих саммитов.

Зато тревог у него стало побольше. Американцев и европейцев с их санкциями он не боялся: не введут же они, в самом деле, войска куда-нибудь в Брест, объявив его исконным польским или британским городом. Про Путина при всем желании такого не скажешь.

Твердокаменный сторонник эволюции, Александр Григорьевич не скрывал раздражения еще после вторжения российских войск в Грузию. Аннексия Крыма и бойня в Донбассе его потрясли. Выяснилось, что современная Россия, подобно советской, граничит с кем хочет и танки вводит куда пожелает, а это совсем не вписывается в его картину мира. Оттого он, должно быть, и спешит подружиться с Западом, и несогласных, смиряя нрав, не трогает, что есть у него оппонент пострашней оппозиции. И речи его насчет авиабазы темны. То ли он ничего не слышал о ней и россияне напрасно "вбрасывают" лживую информацию, то ли в курсе дела и собирается на сей счет подумать.

Свой пятый срок Лукашенко начинает, вынужденный решать и эту непростую проблему: Башар Асад он или право имеет отказаться от чужой авиабазы на своей земле? Тут и впрямь придется поразмышлять, отыскивая пятый угол в дискуссиях с Россией и Западом и пытаясь понять, кто его сегодня больней накажет, если он ошибется в выборе. Впрочем, главное, чтобы не было больно народу, ради которого батька и живет, и правит двадцать лет с лишним, зубами цепляясь за власть. Вы что, какие реформы? Главное – это не отклоняться от эволюционного курса, дабы не обрекать на страдания всегда голосующий за него народ-бюджетник. Ближайшие пять сроков несменяемый Александр Григорьевич посвятит этому занятию.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги