УкрРус

В центре Москвы случился исламистский теракт

29 февраля этого года 39-летняя гражданка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова отрезала голову оставленной ей на попечение 4-летней девочке, - пишет в своей колонке для "Новой газеты" российская журналистка Юлия Латынина. Она явилась к станции метро "Октябрьское поле", закутанная в черный хиджаб, и когда полицейские попросили у нее документы, вынула из пакета голову ребенка и закричала: "Аллах акбар" и "вы все умрете".

Еще Бобокулова время от времени кричала "во всем виноваты неверные" и "ненавижу демократию". Станция была закрыта, входы и выходы оцеплены, из близлежащих магазинов эвакуировали посетителей.

Таким образом, в центре Москвы случился исламистский теракт. Совершенно такой же по типу, как в театре "Батаклан" в Париже, хотя масштабы, разумеется, несравнимы. Совершенно такой же, как дело "вашингтонского стрелка", и пр.

Разница, однако, была в том, что "вашингтонский стрелок" и "Батаклан" были тут же во всех национальных новостях и на первых страницах газет.

В России же произошло невероятное. Ни один государственный телеканал даже не упомянул о теракте в центре столицы. А в интернете, которому по определению нельзя заткнуть рот, тут же поднялась удивительно слаженная кампания о том, что Бобокулова ни в коем случае не террористка, а сумасшедшая.

Нам тут же сообщили, что она находилась под воздействием наркотиков. Что у нее уже 15 лет шизофрения. Нам даже оперативно поведали, что она сошла с ума оттого, что муж в Узбекистане женился на другой и предложил ей быть второй женой. Последняя идея была особенно удачной: как-то сразу получалось, что "Аллах акбар" тут ни при чем, ведь Аллах как раз разрешает многоженство. Даже как-то странно выходило, женщина в хиджабе, кричит "Аллах акбар" — а не знает, что многоженство в исламе позволено.

Могу совершенно честно сказать, что даже я купилась. Ну, в самом деле, чего рассказывать о сумасшедших? Ведь, согласитесь, если Бобокулова кричит "ненавижу демократию", она явно сумасшедшая. Где же она в России демократию-то нашла?

А потом СК РФ взял и испортил малину. И сообщил, что в розыск объявлены "подстрекатели преступления".

Опа!

Так если "подстрекатели", значит, это не сумасшествие? Значит, это — теракт?

После этого все и посыпалось.

Начали выясняться, одна за другой, детали, и изначальная пиар-версия рухнула, не оставив за собой и следа.

Выяснилось, что диагноз "шизофрения" у Бобокуловой аж с 2000 года. И ничего, 17 лет он как-то ей не мешал.

Что муж Бобокуловой развелся с ней 15 лет назад, как раз из-за диагноза. У него давно другая семья и дети, и "вторая жена", "душевное потрясение" — это все чушь.

Зато выяснилось, что Бобокулова не вылезала с исламистских сайтов. Что она закуталась в хиджаб.

Что в ее записной книжке — телефоны единомышленников.

Что ее мужем по шариату последние несколько лет был исламист из Таджикистана, который как раз перед терактом заблаговременно и смылся.

И в интернете появилась пленка самой Бобокуловой, уверенно объясняющей следователю свой поступок местью Путину за бомбардировки в Сирии.

Чем Бобокулова с отрезанной головой в руках отличается от боевиков в Сирии с отрезанными головами в руках? Почему она сумасшедшая, а они нет? Ответ — тем, что они часть организации. И вот теперь выясняется, что она тоже — часть.

Э нет, господа, это уже не сумасшествие. Сумасшествие не бывает коллективным. Когда оно коллективное, оно называется идеология. А уж какое число носителей этой идеологии не вполне изначально душевно здоровы — это вопрос отдельный.

Конечно, можно предположить, что телеканалы промолчали о теракте в центре Москвы из доброты душевной — чтобы не возбуждать национальную и религиозную рознь.

Проблема заключается в том, что они не всегда так щепетильны относительно возбуждения этой самой розни.

На этих каналах можно увидеть то г-жу Ирину Бергсет, которая рассказывает, как норвежцы насилуют ее сына, одетого в "костюм Путина". То Галину Пышняк, которая рассказывает с экрана ОРТ о мальчике, распятом на доске объявлений в Славянске. На этих каналах можно услышать про русскую тринадцатилетнюю девочку в Берлине, которую 30 часов насиловали семь беженцев, а проклятая немецкая политкорректная полиция потом даже отказалась возбуждать дело и заявила, что никто никого не насиловал.

И вот это, пожалуй, самое важное во всей этой истории. Как легко видеть на примере Бобокуловой, от сумасшествия до идеологии — один шаг, и этот шаг называется "коллективность". Идеология — это коллективное сумасшествие. Это когда то, что в устах одного человека выглядит болезненной фантазией, неадекватностью, явным психическим отклонением, — вдруг приобретает статус непреложной истины, навязывается всем как реальность, вещает из всех утюгов.

А называется этот один человек Гюльчехра Бобокулова, Ирина Бергсет или Галина Пышняк — это уже детали.

И кстати: понимают ли руководители нашего ТВ, что когда они передают истории про мальчика, распятого на доске для объявлений, они ничем — ни в целях, ни в повадках, ни в методах — не отличаются от тех людей, которые объяснили Бобокуловой, что она должна отомстить за бомбардировки Путина в Сирии, отрезав голову четырехлетнему ребенку?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги