УкрРус

Украина-МВФ: пересмотр отношений неизбежен

Сложные переговоры премьера в Вашингтоне, не менее сложная и не всем понятная позиция украинского Минфина по реструктуризации внешнего долга с требованием о списании его части и плохая макроэкономическая статистика первого квартала рисуют совсем безрадостную картину украинского рынка. В экспертном сообществе увеличивается число тех, кто считает экономическую политику, заложенную в Меморандуме между правительством Украины и МВФ, ошибочной и подлежащей коррекции, пишет Виталий Шапран для издания Mignews.

Механика достижения стабильности

Отношения МВФ и Украины в прошлом носили результативный характер. Программа stand by еще в 2009 году дала свои позитивные результаты. Тогда Украина стала одной из немногих стран, которая на практике прочувствовала жизнеспособность рецептов Фонда. Ключевой целью stand by является достижение макроэкономической стабильности: стабилизация курса национальной валюты, снижение уровня инфляции, снижение темпов падения национальной экономики.

Монетарная теория гласит, что макроэкономическая стабилизация делает экономику после стресса действительно привлекательной, банки снова начинают активно кредитовать, улучшаются условия кредитования, возобновляется приток инвестиций. И как итог - мы должны видеть восстановление экономического роста и снижение госдолга или хотя бы прекращение его роста. Возникает логичный вопрос, почему в 2009-2010 гг. рецепты Фонда работали, а в 2014-2015 гг. нет.

Причины провала

Причин провала программы МВФ в Украине в 2014 году очень много. Официальный Киев в основном все списывает на военные действия. Однако если углубиться в вопрос, то очевидно, что не только АТО является фактором, блокирующим позитивный сценарий в экономике Украины.

1. Фонд признал, что при подписании stand by в 2014 году МВФ неверно определил масштабы экономического кризиса в Украине. Т.е. изначально стране была предложена кредитная программа, которая по профилю не соответствовала ситуации. Как результат, госдолг в 2014 году подрос, но позитивный эффект от программы не был достигнут, и в 2015 году экономика продолжила падение.

2. Власти официально не признали, но в Украине в 2014 году произошел стрессовый отток капитала: по разным оценкам от 10 до 15 млрд долл. США было вывезено из страны. Это привело к катастрофическому уменьшению ЗВР, девальвации гривны и снижению реальных Прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Стрессовый отток капитала был примерно перекрыт ресурсами МВФ, Мирового банка и других зарубежных кредиторов.

Однако это только формально. Валюту вынимали из банковского сектора, промышленности и сельского хозяйства, а кредитная поддержка Фонда и кредиторов часто носит прикладной характер, который отдален от реальной экономики и направлен на пополнение ЗВР, финансирование бюджета и т.д. Таким образом, фактически одни ресурсы заменили другими, но при этом степень влияния на экономику страны этих ресурсов разная.

3. МВФ неверно оценил зависимость Украины и ее банковской системы от курса гривны к доллару США. Девальвация не только разбудила инфляцию, но и привела к системным проблемам в банковском секторе. Те банки, которые не смогли пополнить капитал, были вынуждены покинуть рынок, и таких банков оказалось более 50. Всего же за 2014-2015 год их количество может превысить 60. В итоге с 1 января 2014 по 1 апреля 2015 года объем валютных кредитов банков сократился на 35%, а гривневых кредитов - на 25%.

Но не только урезание числа банков на рынке стало причиной снижения объема кредитных вложений. Оставшиеся банки столкнулись с другой аномалией - неравномерным распределением ликвидности по системе. Это означает, что у одного банка 100-150% обязательств покрыто ликвидными активами, а у другого только 20-30%. Все бы ничего, но именно эта аномалия приводит к тому, что собранные по системе депозиты очень слабенько превращаются в кредиты для реального сектора экономики.

4. Девальвация не оказала такого влияния на снижение импорта и повышение экспорта из Украины, как ожидал МВФ. Частично это произошло из-за сырьевого характера украинского экспорта, частично - из-за специфики ситуации на внешних рынках. Как ни крути, но статьей номер один украинского экспорта остаются черные металлы и железорудное сырье. При низких ценах на нефть дорогими ни ЖРС, ни черные металлы быть не могут. Падение цен на нефть будет приводить к падению цен на ключевые товары украинского экспорта.

Поэтому лечить украинскую экономику девальвацией - это как прописать бег на месте пациенту с больным сердцем. Хотя в этом есть определенный сакральный смысл, поскольку под действием девальвации начнет меняться структура экономики: скорее всего вырастет роль агробизнеса и отраслей, ориентированных на конечного потребителя. Однако такая "перестройка экономики" - это очень болезненный процесс, причем не только для населения, но и для бизнеса.

Что и как делать?

Несмотря на то что программа stand by уже провалена, EFF близка к провалу, а падение промпроизводства продолжается, существует набор инструментов и методов, которые могут сделать текущую ситуацию далекой от катастрофы.

1. Нужно понимать, что МВФ - это не супермаркет, где хозяйка (правительство Украины) может выбирать 150 видов кредитных программ, подбирая их на все случаи жизни. Фонд не выдает "золотых гарантий", у него всего две кредитные программы: stand by и EFF. Эти два инструмента нужно правильно вписать в макроэкономическую ситуацию и удалить из программы некоторые нелогичные вещи. Например, одна из первых целей EFF - достижение макроэкономической стабилизации.

На этом фоне как-то нелогично выглядит требование Фонда провести реструктуризацию внешних госдолгов, и при этом предложить инвесторам списать 20-40% долга. Но как же в Украину потекут инвестиции, если страна "совершенствует" законодательство, разрешающее не платить по долгам, и активно навязывает ущербные для инвесторов условия реструктуризации. На этом фоне почти все частные заемщики также просят инвесторов о реструктуризации. О каком же приросте кредитов и ПИИ можно мечтать, если государство, госкомпании и госбанки, а также крупные заемщики из негосударственного сектора экономики предлагают уже имеющимся кредиторам подождать?

Сама просьба о реструктуризации логична и в ней нет ничего удивительного: потеря контроля над частью территории, падение экономики, не слишком благоприятная конъюнктура внешних рынков - все это объективное оправдание для реструктуризации. Но поскольку именно девальвация частично привела к этой ситуации, то чтобы выйти из положения необходимо:

- поскорее провести или прекратить болезненную реструктуризацию госдолга. Как вариант, Минфин Украины может обратиться к правительству США и стран-членов ЕС с просьбой заменить старые евробонды новыми, выпущенными под гарантию иностранных правительств на 5-10 лет. Пока это самый дешевый ресурс для Украины;

- НБУ и МВФ должны скорее отойти или хотя бы объявить рынку о том, что они отказываются от практики регулирования размера ЗВР, и временно переходят к политике регулирования курса гривны к доллару США. Рынок должен понимать, что НБУ готов даже "в кредит" сглаживать курсовые колебания. Это будет оказывать психологическое давление на межбанк и даст возможность НБУ снять валютные ограничения, но при этом совсем не обязательно приведет к падению ЗВР.

2. Поскольку набор инструментов МВФ ограничен, нужно (как это в свое время сделала Греция) перенести основной акцент в кредитных программах с МВФ на других кредиторов. Это могут быть банки развития, например, Мировой банк, ЕБРР или Европейский инвестиционный банк. Кредиты этих организаций способны оживить реальный сектор, а их кредитные возможности позволят всего за пару месяцев компенсировать катастрофическое падение банковского кредитования в 2014-2015 гг. Но для достижения такого эффекта банкам развития эти программы нужно сначала предложить.

Второй акцент - увеличение роли кредитования Украины со стороны ЕС. Когда Греция входила в дефолт, на 1 апреля 2015 года 184 млрд евро кредитов были предоставлены странами ЕС, и только 21 млрд евро - МВФ. И хотя Украина не является членом ЕС, но нынешняя кредитная поддержка Украины Евросоюзом выглядит не просто скромной - а я бы сказал унизительно маленькой.

Даже если считать, что в ЕС не стремятся к расширению и определяют расходы на Украину как расходы на безопасность, то возникает вопрос, что же еще должно произойти, кроме военного конфликта на части территории Донбасса и падения самолета с гражданами ЕС, чтобы заинтересовать Еврокомисию в обеспечении безопасности и стабильности вокруг собственных границ? Поэтому Украина может претендовать на поддержку со стороны ЕС как минимум в сумме, равной кредитам МВФ, или в 1,5-2 раза превышающей их.

Думаю, что уже к осени 2015 года украинское правительство и Фонд придут к идее пересмотра EFF по существу. При этом правительству страны крайне желательно усилить свои переговорные позиции по линии стран ЕС и заручиться не только их политической поддержкой, но и поддержкой экономической в масштабах, способных переломить ситуацию в Украине.

Для ЕС сумма в 20-30 млрд долл. США, часть которой может быть выдана в форме кредитных гарантий, является совсем небольшой. Вопрос лишь в том, чтобы экономика страны и исполнительная власть были готовы принять этот ресурс и он принес пользу, а не прошел транзитом через счета Минфина и отправился на оффшорные счета.

Но для того чтобы подготовить экономику к такому сценарию, нужны реформы. И если для финансового сектора есть хотя бы план таких реформ, то для экономики Украины пока нет даже этого.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги