УкрРус

Нет реформ? Это пропаганда

Украинцы разочарованы: все плохо, реформы почти не идут, пользы от них нет, враги не повержены. Ищем злой умысел и находим его. Но что, если перемены действительно ускорятся? 

Мы очень недовольны властью. Мы убеждены — она все тормозит, не пытается сделать так, чтобы сразу стало лучше. Мы ищем в этом злой умысел и находим его. И такие скорее чувства, чем мнения, широко распространены, пишет Александр Пасхавер для "Нового времени".

Постмайданное разочарование неизбежно и даже полезно в подстегивании власти, но может и навредить, если не контролировать эмоции знанием обстоятельств.

Социальные процессы сложны, противоречивы и плохо предсказуемы. Это битва интересов. В спокойном периоде человек, как правило, успевает адаптироваться, но ускорение социальных процессов трагично для многих. Люди винят только власть, не учитывая статистической максимы: закономерность проявляется через случайности. Случайности лишь рисуют явленный портрет закономерности. Это касается и действий власти, ограниченной объективными обстоятельствами. Впрочем, и граждане, и власть не склонны к абстрактному философствованию, поэтому чаще всего уверены: сменим власть, сменим и историю.

Оценивая власть, нужно знать и постоянно помнить границы ее возможностей, очерченные объективными обстоятельствами. Это не изменит наших эмоциональных мечтаний о простых и быстрых решениях, но поставит их в рациональные границы.

Инстинкт выживания

Стремление большинства украинцев, особенно молодых сблизиться с европейским цивилизационным порядком жизни, обусловлено не только исторической близостью к географической Европе. Это движение — естественный итог кровавого опыта украинцев на протяжении XX века.

Развал СССР и советской хозяйственной системы вызвал к жизни независимую Украину. Страны постсоветского пространства тут же принялись строить свой капитализм. "Наш капитализм" создавала советская провинциальная бюрократия, что было ей совершенно чуждо и непонятно, кроме интуитивного (поначалу) осознания перспектив личного обогащения.

Искреннего и заинтересованного слоя защитников нового европейского социального порядка история на тот момент внутри страны нам не дала. А значит, мы строили капитализм без социального двигателя — субъекта перемен. Хочется подчеркнуть эти объективные обстоятельства для тех, кто настойчиво ищет персонально виновных. Здесь уместно отметить, что внешние советчики мало понимали разницу, скажем, между околоевропейской Украиной и европейской Польшей, а внутренние были полны энтузиазма и не более.

Не менее важным объективным обстоятельством, чем бессубъектность, было болезненное состояние нашего общества. Сотни лет жизни в чужих государствах научили нас не доверять ни государству, ни его законам, опираться только на близкий круг "своих". Скрыть, обмануть, подкупить — эффективные инструменты выживания, допустимый грех.

XX век оказался самым суровым учителем выживания для украинцев: антикрестьянская революция в крестьянской стране, уничтожение буржуазной интеллигенции и сельской буржуазии, голодомор, войны и оккупации.

Системный кризис первых лет независимости подтвердил нашим гражданам важность стратегии выживания. Так и строим 25 лет "наш капитализм" в этой стратегии — как союз быстро возникшего олигархического класса и коррупционной бюрократии.

Свой порядок

Олигархат — это не пара десятков самых богатых граждан Украины. Хотя они и являются основой созданного порядка, но ими он не исчерпывается. За ними следуют сотни тысяч других, создавая в союзе с бюрократами искусственные монополии и собирая коррупционную дань. Эта сеть и определяет нашу жизнь.

Всякое обновление для олигархата смертельно опасно, поскольку разрушает монополии. Наша бедность — результат сопротивления монополистов развитию. Под их потребности был создан системный отрицательный отбор бюрократии, отбор коррупционных "своих". В итоге получилась поражающая смесь коррупции, безответственности и непрофессионализма. Из грехов олигархата перед Украиной монополистический паралич развития и отрицательный отбор бюрократии гораздо опаснее, чем просто воровство.

До Майдана неясно было, кто возьмется разрушить эту гибельную сеть. Кандидатура нашлась. Люди нового социального слоя стали движущей силой Майдана, и он вывел их на авансцену нашей истории. В этом главная победа Майдана. А изгнание вороватой власти Януковича — техническая подробность. Активное меньшинство отказалось от стратегии выживания ради европейских социальных ценностей. На этих ценностях и строился Майдан: свобода для себя и для других; ответственность; отбор эффективных, а не "своих"; доверие.

Продолжение здесь.

 

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги