УкрРус

Ценная грудь

- Что Вы хотите взыскать с супруги? Деньги за увеличение груди? – я решила еще раз задать вопрос клиенту, чтобы убедиться, что все правильно поняла.

- Ну да, что непонятного? Она решила со мной развестись, поэтому пусть все вернет. Ну, не грудь же она мне будет отдавать, поэтому пусть отдаст деньги. Ведь я же за все заплатил, за весь ее тюнинг, а она что, нашла себе другого. Вот вы считаете это нормальным, чтобы вот тот, другой, бесплатно пользовался моим кровным? Пусть вернет мне вложенное – или он, или она - мне все равно, кто за это заплатит.

Сказать, что я была удивлена, не сказать ничего. Но сама идея, честно скажу, меня заинтересовала. Взыскать с супруги деньги за проведенную операцию, потому что она решила от него уйти – это было нечто новое в моей практике. Правда, у меня сразу возник вопрос о так называемой причинно-следственной связи между увеличением груди и разводом: почему он решил, что ее обновленное тело стало поводом для расторжения брака, причем, по ее инициативе? Я уже поняла ход его мысли – она своей грудью привлекла кого-то более привлекательного для нее.

Но так ли это было на самом деле? Возможно, это было просто стечением обстоятельств, а в том, что она решила от него уйти, виноват он сам? Хотя, в памяти всплыла недавно крутившаяся по радио реклама какого-то медицинского центра. Я тогда, помню, сразу обратила внимание на фамилию, звучавшую в названии этого центра, и заканчивавшуюся то ли на "бабы", то ли на "баба". Смешно как-то звучало. А суть рекламы сводилась к следующему: если вас не устраивает ваш муж, приходите к нам увеличить грудь, тогда любой будет у ваших ног. И вам не нужно будет думать о том, что он может быть женат. Увидев вашу новую грудь, он бросит свою "кикимору" (именно это слово звучало в рекламе) и уйдет к вам.

И уже вы, обновленная, будете играть все главные роли, как в его жизни, так и в кино (одним из "скрытых" героев рекламы был режиссер). Резанула ухо тогда эта реклама. Но, прервав свои размышления, я пообещала клиенту подумать, что можно сделать, и взяла тайм-аут на несколько дней. При этом, продолжая прокручивать в голове эту рекламу, понимала, что клиент может оказаться прав. И это заставило, как говорится, комплексно подойти к решению поставленной задачи, что включало в себя и беседы с врачами, и анализ типовых договоров. Вы только представьте себе, хирург улучшает конкретно взятую грудь, но по типовому договору, в который, как мне рассказали, практически невозможно внести изменения. Никакого индивидуального подхода!

В процессе анализа ситуации обозначила для себя моменты, которые требовали выяснения, после чего уже можно было бы говорить о том, как достигнуть желаемой цели.

Итак, мой список вопросов был следующий:

1) Являлась ли данная операция операцией по жизненным показаниям?

2) Посещала ли супруга перед операцией психолога или другого специалиста по вопросу проведения операции и есть ли какое-либо заключение от специалиста, что это ее осознанное решение и она понимает возможные последствия операции (ответ на этот вопрос был очень важен, поскольку впоследствии может выясниться, что на операцию по увеличению груди ее отправил супруг)?

3) Кто платил за операцию? Если супруг, то каким образом и чем это подтверждается? Указан ли в договоре с клиникой супруг как плательщик? Оплата происходила за счет личных средств супруга или за счет общих средств семьи?

4) Заключали ли между собой супруги брачный или другие договоры?

5) Были ли какие-то договоренности между супругами касательно оплаты медицинских услуг? Если да, то чем это закреплено и на каких условиях?

6) Планируется ли раздел имущества? Если да, то есть ли уже договоренности "что – кому" и каким договором это будет оформлено?

Исходя из ответов на поставленные вопросы, на мой взгляд, уже можно было определить правомерны ли требования супруга о возмещении затрат по проведению операции по увеличению груди супругой.

В ходе последующих встреч с клиентом я выяснила, что каких-либо жизненных показаний для проведения операции не было, была, так называемая, блажь супруги. Захотелось ей походить на глянцевых красавиц.

Отвлекусь на секунду. Недавно в ФБ прочла чью-то шутку по поводу того, что мужья бросают своих жен ради красавиц из Инстаграма. Потом начинают искать этих красавиц, а они, оказывается, только в Инстаграме. Видимо, насмотревшись на эти инстаграмные фото, наша героиня тоже решила переместиться в параллельную реальность.

Ответы на все последующие вопросы были отрицательными. Де-факто, за операцию платил супруг, но подтверждения этому не было. То есть, он не перечислял деньги на счет клиники по счету, и не платил лично в кассу клинику. Он просто дал ей необходимую сумму в руки, а она оплачивала. Но вот что удивительно. Он случайно обнаружил в ее бумагах копию этого типового договора с клиникой и его едва не хватил удар. В договоре стояла сумма, которая в три раза была меньше, чем он ей выдал. И опять новый вопрос, но уже у супруга. Это она его так решила "раздеть", или клиника что-то скрывает? Но этот вопрос был не ко мне, а так, в пространство…

Учитывая, что договор с клиникой был заключен непосредственно с супругой, в договоре отсутствовало указание на то, что плательщиком будет супруг, а также принимая во внимание отсутствие брачного договора, которым был бы урегулирован данный вопрос, как и отсутствие договора займа денег на проведение операции или, хотя-бы, расписки, получалось, что доказать причастность супруга к оплате операции не представлялось возможным.

При этом, вопрос о разделе совместно нажитого, как выяснилось, с повестки дня никто не снимал. Он хотел лишить бывшую практически всего. И это решение было, по его мнению, обоснованным. Он искренне полагал, что его обманули. Он стал жертвой ее обмана - сначала деньги, а затем и его место в истории, в его личной истории, в его жизни. Ведь он не собирался с ней разводиться. Он хотел быть мужем и отцом, он просто хотел, чтобы у него была семья, одна. Но его инвестиция в ее новую грудь, видимо, позволила ей думать иначе.

Что ж, с его рассуждениями, наверное, можно согласиться. Но к правовой плоскости они вряд ли имеют отношения. Если речь идет о разделе, о возмещении убытков, необходимы документы, подтверждающие право той или иной стороны на то, на что такая сторона претендует. Документов, подтверждающих, в частности, оплату его личными деньгами операцию супруги, у него не было. Поэтому пришлось исходить из имеющихся обстоятельств.

Были подготовлены несколько вариантов раздела имущества, включая и сумму за операцию, но самым привлекательным, на мой взгляд, был вариант с заключением брачного договора. Во-первых, данным договором можно определить долю каждого из супругов в общем имуществе и включить в эту долю и расходы на тюнинг; определить сроки выплаты супругой денежной части доли супругу и установить ответственность за нарушение сроков; обеспечением выполнения обязательств по выплате доли супругу может быть договор ипотеки, по которому супруга передает в ипотеку супругу объект недвижимости, отошедший лично ей по брачному договору, поскольку документы на эту недвижимость оформлены на нее; во-вторых, судебная перспектива оспаривания такого "раздела" имущества практически равняется нулю, в отличии от других вариантов, которые также обсуждались.

Подводя итог сегодняшним рассуждениям на заданную тему, позволю себе определить некий алгоритм действий при спорных ситуациях: если вас беспокоят отношения, вам может помочь психолог, а если вы волнуетесь по поводу финансов – заключите брачный договор. Вот, в общем-то, и все на сегодня.

P.S. Брачный договор клиент заключил, в результате чего у него появились хорошие перспективы вернуть свои инвестиции. Но, при этом, он озадачил новым заданием – разработать проект брачного договора, которым были бы предусмотрены случаи оперативного вмешательства в тело его будущей супруги (да, он собирается жениться и надеется, что в этот раз навсегда) в разрезе финансовой составляющей семьи.

Договор готов.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги