УкрРус

Технопарк — инструмент третьей промышленной революции

Как Украина может вписаться в новую экономическую реальность, которая возникает на наших глазах? Какими должны быть меры, которые нужно предпринять для того, чтобы остановить деиндустриализацию страны и скатывание ее на уровень вечного аутсайдера?

Давайте рассмотрим задачу, которую следует решить. Нам нужно провести реиндустриализацию, причем, сразу на уровне третьей промышленной революции. С другой стороны, нужно максимально использовать уже имеющийся потенциал. С третьей - не существует никаких готовых шаблонов для того, что нужно сделать.

Например, что означала индустриализация для отсталой страны? Берешь готовые идеи, копируешь, получаешь прибыль. Можно купить завод, собрать его на другом конце Земли и он будет работать. В конце концов, есть базовая модель производства — территория, здания (цеха), конвейер, станки, склады, вспомогательные производства, инфраструктура, логистика, персонал, используемые ресурсы. Ее всегда можно воспроизвести для своих целей. Все заводы похожи друг на друга в своей базовой модели.

В третьей промышленной революции пока что нет таких готовых шаблонов, которые можно заимствовать, да и сама ее природа такова, что если они и появятся, то только в самых общих моментах. Как быть в такой ситуации? Очевидно, нужен инструмент, который бы позволил искать новые решения, используя уже имеющийся потенциал (никуда ведь не деться, как минимум, от необходимости иметь помещение с доступом к соответствующей инфраструктуре).

Этот инструмент должен быть доступным и эффективным, его роль состоит в поиске и опробовании путей трансформации промышленного производства в новую экономику. Этот инструмент должен быть децентрализованным, то есть, любой, кто чувствует в себе силы и возможности, может им воспользоваться, принимая, разумеется, все связанные с этим риски.

Думаю, что таким инструментом могли бы стать технопарки.

Они появились еще в 50-х годах XX века. Первым и самым знаменитым стал технопарк Стенфордского университета, который положил начало Силиконовой долине. Причиной его появления стал своего рода казус — университет имел пустующий земельный участок, который никак не мог приспособить к делу. В конце концов, было принято решение сдать его в аренду под венчурное производство. Эта идея оказалась выигрышной, поскольку рядом с инкубатором была и наука и производство.

С тех пор предпринималось и предпринимается множество попыток воспроизвести этот опыт. Пожалуй, нет такой страны в мире, где бы не работали технопарки в той или иной форме.

Существует своего рода мировое движение технопарков, всемирные и региональные организации, в которые входят технопарки. Например, в составе британской UKSPA действуют технопарки общей площадью 2 млн. кв. км, которые используются 3400 компаниями с 75 тысячами работников. В целом, динамика развития технопарков в мире положительна. По данным другой организации — IASP, за последние 10 лет было создано около 26% технопарков, более 78% расширяют свои площади. Лишь 13% созданных на базе технопарков предприятий оказались несостоятельными (напомню, что речь идет о венчурном, то есть обладающим высокими рисками производстве).

За это время сложилось несколько моделей технопарков. В США и Великобритании они ориентированы на прибыль и самостоятельны в выборе деятельности, Франция более консервативна в этом смысле, в Германии наблюдается большое разнообразие форм технопарков.

Общим для бесчисленных моделей является связь с научными и образовательными центрами, небольшие размеры производства (особенно на стадии "бизнес-инкубатора"), обязательное наличие тех или иных льгот в налогообложении, аренде земли, помещений и т.п. В значительной степени эти льготы являются делом местных властей, а не государства.

Если вы ознакомитесь с мировым опытом создания технопарков, то убедитесь, что невозможно заимствовать некую готовую форму и внедрять ее в Украине, нужны, скорее, рамочные ограничения.

Более того, у нас уже есть законодательство по технопаркам, как и действующие технопарки. Правда, это весьма специфическое законодательство. Первоначально каждый новый технопарк "проводился" отдельным нормативным актом. Затем их собрали все вместе и объединили в рамках одного закона. Показательно, что преамбула этого закона содержит перечень существующих технопарков, что может быть расценено как юридическое ограничение для создания новых.

В целом, закон рассматривает технопарки как льготный режим для предприятий. Они, собственно, и функционируют в таком режиме. Например, наиболее успешный технопарк "Институт электросварки им. Патона" является просто льготным режимом для части проектов этого института.

Такое законодательство не может обеспечить создание действительно эффективного механизма вхождения Украины в третью промышленную революцию. В законе есть, как минимум, два момента, которые делают это невозможным. Во-первых, он чересчур подробно расписывает хозяйственную деятельность технопарков - это затрудняет создание новых и делает их уязвимыми перед изменениями государственной политики. Так, все эксперты в один голос говорят о том, что отмена льгот, которыми пользовались технопарки до 2005 года, серьезно подкосило движение технопарков в Украине.

Инновационная деятельность должна быть максимально защищена, прежде всего, от государственных инноваций. Украинским технопаркам необходима максимально простая модель, в которую трудно внести вроде бы незначительные, но убийственные изменения. Аналогом такой модели может быть "единый налог" для малого бизнеса — простая и прозрачная схема, на разрушение которой государство потратило почти 15 лет, но так до конца и не разрушило ее. Если технопаркам гарантировать 15 лет существования в законодательных условиях, аналогичных по прозрачности и простоте "единому налогу", они смогут изменить лицо украинской промышленности.

Во-вторых, явной особенностью украинских технопарков является то, что "технопарк" - это опция для работников промышленности или вузов. То есть, в своей деятельности они в какой-то момент "набредают" на возможность, которую они могут реализовать, использовав опцию технопарка. Это сильно ограничивает движение, привязывает его к носителям консервативных и малоперспективных установок.

Ключевым в третьей промышленной революции является интернет и "интернет вещей", в частности. Люди, которые что-то знают об этом и готовы работать над этим, расположены вне украинской промышленности и вне украинских вузов. Законодательство должно быть таким, чтобы высшие учебные заведения и предприятия становились базами для технопарков, а не являлись их источником.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги