УкрРус

В России существует ад и церковь с ним не борется

9.9т

Просто прочитайте. Я не знаю, как можно сейчас говорить о Трампе, о погоде, еще о чем-то, когда прямо перед нами открыто окно в ад. Ад рукотворный — но с настоящими чертями, и муками. Распространите это, дайте прочитать своим близким и друзьям: здесь, в России, недалеко от нас существует ад. И никакая церковь не пытается с ним справиться. Только один человек, выживающий из последних сил, и его жена.

"Потом еще несколько раз бросали меня в ту же "этапку". В общей сложности я провел там 45 суток, и это были 45 суток ада. В этой камере отсутствует теплоизоляция. Если на улице минус десять градусов, в камере — тоже. При этом тебе выдают только одну робу, а все личные вещи забирают, согреться нельзя. Ночью я лежал под пледом, были судороги от холода, и я думал только о том, чтобы продержаться хотя бы неделю.

Снилась еда — в первые дни я объявил голодовку, потом меня заставили от нее отказаться, но кормили впроголодь. Из СИЗО я привез нормативы питания по правилам внутреннего распорядка, но у меня их отобрали. Я вспоминал что-то по памяти, пытался сравнивать — выходило, что порции урезаны примерно вдвое. Пытки холодом и голодом можно вытерпеть один день или два, но когда это продолжается постоянно и ты не знаешь, когда это закончится, — просто невыносимо. Я очень ждал помощи, потому что просил направить письма о моем нахождении по адресу жены и матери (по закону они обязаны это сделать). Но по адресу жены они не направили, потому что я не знал его наизусть, а посмотреть в тетрадке мне не дали, сказали: "Если не помнишь, нам пох". Я оставил адрес матери — но письмо туда, видимо, тоже не пришло".

Это не Солженицын, которого проходят в школе. Это — сейчас и здесь. Вот это нужно прочитать в каждом классе: это настоящая нынешняя Россия.

"Они сняли с меня трусы, и кто-то из них сказал: "Сейчас тебя будут насиловать, позовите…" — то ли Веню, то ли Беню. Другой рассердился: мол, зачем ты имена называешь. Первый ответил: "Какая разница, он все равно ничего не увидит". Кто-то пошел за этим Веней. Через пару минут они мне сказали, что есть последний шанс избежать изнасилования — если я соглашусь прекратить голодовку. Я согласился, но они сказали, что повисеть все равно придется и снимут меня с этой дыбы только после звонка из администрации.

Уже через полчаса мне хотелось кричать, но я понял, что не могу ничего сказать; когда пытался вдыхать и выдыхать, не хватало воздуха. Получалось дышать только быстро и нервно. Потом наконец меня сняли — сотрудники озвучили свои требования: я должен выполнять все их требования, прекратить голодовку, извиниться перед Коссиевым. Сначала отцепили одну руку, и она повисла, как плеть, потом вторую — то же самое. Кто-то засмеялся, что я сейчас упаду, но я не упал, только спину не мог разогнуть. Все это они снимали на видеорегистратор — возможно, потом показывали Коссиеву".

Это рассказ Ильдара Дадина о том, что происходило с ним в ИК-7.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги