УкрРус

Как нам преодолеть воровство?

В Писании сказано: "нерадивый раб, подлый вор". Почему нерадивый и подлый вор? Потому что раб, другими рабы не бывают. В советской системе эпохи застоя и загнивания коррупция и воровство расцвели буйным цветом в несвободном обществе, как метастазы в больном организме, отражая неэффективность советского строя. Но коррупция и воровство распространены и при капитализме, поэтому в книгах по управлению и финансам западных авторов целые большие разделы посвящены решению проблемы коррупции и воровства в системе отношений "собственник-управляющий", "начальник-подчиненный" и "индивид-коллектив".

Предлагаются разные методы, от внедрения автоматизированных систем контроля, до мотивационного поощрения в виде участия в результатах деятельности организации. В действительности нужны кнут и пряник, но чем выше уровень развития общества и человека, тем менее эффективен контроль, и более благоприятным эффектом обладают поощрение, стимулирование, мотивация и доверие.

Иногда воровство обусловлено врожденной порочностью, болезненной алчностью, часто низким уровнем культуры, но чаще всего оно вызвано осознанием (как осознанным, так и подсознательным) человеком несправедливости системы отношений, в которой он пребывает. В этом контексте воровство воспринимается им, как компенсация несправедливо неполученной им доли от общих результатов труда. К отказу от воровства людей мотивируют: свобода принятия решений от обусловленностей, участие в процессах и результатах, ответственность и справедливые отношения равных возможностей. Человек не ворует у самого себя, а также как правило, сравнительно редко у коллектива, с которым тесно связан прочными узами моральных обязательств, равных прав и общих целей.

Если рассматривать чистые модели человеческого поведения в разных системах общественных отношений, то воровство находится на относительно низком уровне:

1) В архаичных общинах равных участников с круговой порукой

2) В тоталитарных режимах, вроде сталинского, где все равны в бесправии и страх

3) В свободном либеральном обществе равных в правах самозанятых граждан и свободных контрактов

4) И при предсказанном Марксом футуристическом коммунизме с избытком ресурсов, безусловным доходом, полной свободой личности от материальных и социальных зависимостей, и солидарной этикой отношений.

На стыке формаций, когда сосуществуют разные типы организации общественного устройства и их переходные формы, возникает разность потенциалов, и обязательно появляются люди, стремящиеся использовать ее в своих личных целях. Так возникает коррупция, как спекулятивный арбитраж между разными рынками с непрозрачной информацией и неравными возможностями и свойствами. Сегодня в Украине коррупция приняла системный характер, что у социальных исследователей вызывает недоумение, ведь обычно коррупция это наоборот контрсистемное явление.

Но если принять во внимание гибридность украинского общества, то все становится на свои места. Когда в среде одного общественного уклада возникают кластеры другого, и они сосуществуют, например традиционные отношения и современные государственные институты, элементы советского социализма и дикого капитализма, то коррупция это прорастание архаичных неформальных отношений распределения ресурсов в теле формальной структуры общественных институтов, чаще всего искусственно навязанных извне, в симбиозе, либо чаще всего за счет них. В такой гибридной модели неравенство и несправедливость реализуются в виде свободы одних (высших классов) и ответственности других (подчиненных). Которые компенсируются подчиненными через воровство. Несправедливость украинского государства стала синонимом его неэффективности, и привела к тому, что в сознании рядовых украинцев коррупция и воровство стали общественно приемлемыми явлениями на уровне менталитета.

В любой иерархии существуют неравенство и несправедливость, иерархия это всегда система ограниченного закрытого доступа и неравных возможностей. В сущности сама иерархия, как явление, построена на относительных преимуществах и концентрации возможностей, делающих такую структуру более эффективной в определенных условиях и на определенном этапе. Но иерархия это всегда насилие и несвобода, эксплуатация и зависимость, в наиболее концентрированной форме выраженные в армии, криминальных бандах и тюрьмах.

Несправедливость иерархии выражена в неравных возможностях свободной и сильной верхушки и зависимых слабых низов. Пользуясь чем, вышестоящие иерархи силой и обманом отнимают ресурсы у нижестоящих в виде дани, поборов и несправедливой системы распределения результатов общих усилий. Монополия всегда несправедлива и деструктивна, так как пользуется односторонними преимуществами и пытается всячески их закрепить. И как обратная реакция на неравенство и несправедливость, в такой иерархии начинается воровство снизу вверх (подражая коррупции сверху вниз).

При этом любые средства контроля неэффективны, порождая издержки контроля выше издержек от воровства. Кроме того, в борьбе за сохранение тысяч, вследствие отвлечения на нее дорогих дефицитных ресурсов, теряются незаработанные миллионы. Без устранения первопричин, борьба с воровством превращается в бой с тенью, и наоборот приводит организацию к эскалации кризиса.

Вместо изобретения все новых средств для контроля, гораздо более эффективными представляется такая трансформация всей системы отношений, чтобы наоборот поощрять человека к эффективной работе через свободу, ответственность, участие в результатах труда и справедливую систему отношений. На разных этапах развития общества, существуют разные мотивы ответственности. В архаичной общине ее член несет ответственность перед сородичами, связанный круговой порукой, при капитализме ответственность реализуется через свободу и маржинальную привязку к своему результату, в посткапитализме благодаря материальному изобилию и солидарной этике отношений.

Чем выше уровень общественного развития, тем косвенная индоктринация культурных кодов и позитивные стимулы мотивации эффективнее прямого принуждения и контроля. Здесь имеют место сильные обратные связи. Несправедливое общество несвободных людей порождает закрытость и неэффективность. Это в свою очередь создает дефицитность ресурсов и ведет к воровству. В иерархии трудовых отношений собственник, считающий, что обладает эксклюзивным правом на прибыль, концентрирует все рычаги управления и власть, чтобы не допустить воровства управляющими, а те соответственно также ведут себя с подчиненными, и все по кругу воруют.

Чтобы разорвать этот порочный круг, вместо борьбы с воровством нужно привлечь подчиненных к участию в результатах работы, и мотивировать стимулами не меньше воровать, а больше зарабатывать, всем и для всех. Нужно сосредоточиться на позитивных и конструктивных целях саморазвития, роста производительности, свободного раскрепощения, творческой инициативы и поиска новых возможностей. Так мы создаем положительную петлю обратных связей, когда честные и отрытые отношения равных свободных людей, среди которых нет начальников и хозяев, а есть лидеры и наставники с авторитетом (первые среди равных), повышают производительность, благодаря открывающимся возможностям, создают общее благо для всех. Чем тратить силы и время на борьбу за ресурсы, лучше наслаждаться изобилием и свободой.

Дефекты архаичной общинной и советской коллективистской традиции со временем преодолеваются через честную приватизацию прав и ответственности, с соблюдением права свободного доступа к равным возможностям. Но и современные отношения капиталистической собственности в принципе несовершенны, поскольку создают эксклюзивные права для собственника, не говоря уже о наличии в нем организационных иерархий и монополий. Да и сам по себе маржинальный подход в оценке результатов труда и вознаграждения имеет предел эффективности, за границей которого он увеличивает риски, создает дефекты адекватной оценки, порождает страхи потерь и сковывает творческую инициативу.

Тем не менее, проходя через кризисы роста, общество необратимо движется к безусловной свободе, равенству и солидарной моральной ответственности. Впитав на уровне ментальных кодов культуру свободы, и в условиях информационной прозрачности и отсутствия материального дефицита, в посткапиталистическом обществе люди будут выстраивать отношения на новых немаржинальных принципах мотивации, солидарности, самореализации, творчества и признания.

Воровство и коррупция, как проявления общественного паразитизма, наверное, всегда будут иметь место в нашей жизни, в большей или меньшей степени. Но если воровство и нельзя совсем преодолеть, исходя из природы человека, то понимание его первопричин делает нас осведомленными и дает нам возможность делать осознанные шаги в этом направлении. Чтобы воровство из всеми признанного массового общественного явления перешло в категорию осуждаемого экстремизма, морального извращения.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги