УкрРус

Диктат Брюсселя или диктата Кремля

Освещая процессы, происходящие в Украине, невозможно обойти вниманием такое событие, как выход Великобритании из Европейского Союза. Для украинцев, 2,5 года назад начавших Евромайдан, Brexit стал по-настоящему личным делом. Многие не понимают, что явилось причиной столь неожиданных результатов всебританского референдума. Многие волнуются, как отразится "выход" на процессах украинской евроинтеграции: предоставлении безвизового режима и продлении санкции против Российской Федерации. Украина постоянно волнуется о Европе. Даже тогда, когда считает, что Европу проблемы Украины нисколько не заботят.

Мэттью Хоулхаус в статье для The Telegraph "Британия проголосовала. Что будет дальше?" пишет, что Brexit – это самая большая катастрофа, постигшая Евросоюз за 59 лет его существования, - пишет Лариса Волошина для 7days. Экономические последствия обрушились на Британию сразу после оглашения результатов референдума. Фунт обвалился до самого низкого уровня за последние тридцать лет, индексы акций на Лондонской фондовой бирже упали более чем на 8 процентов, что является наибольшим однодневным падением после финансового кризиса 2008 года. Но главное, никто сегодня не представляет какие экономические издержки ожидают и страну-беглянку, и сам Евросоюз в длительной перспективе. Ясно одно – Brexit стал своеобразным вызовом для Европы, на который она вынуждена будет реагировать. А это значит, что стоит ожидать системных изменений как внутри содружества, так и на всем континенте.

Brexit не просто нанес удар по британской экономике или основам ЕС. Он заставил сомневаться в фундаментальном принципе демократии. В том, что в свободной стране, имеющий доступ к всеобъемлющей информации избиратель всегда голосует исходя из своих собственных интересов. Во время предвыборной компании неоднократно озвучивались те губительные последствия, которые могут ожидать Британию в случае ее выхода из Евросоюза. Многочисленные опросы и интервью с избирателями показывали, что те, кто решил голосовать за Brexit, были хорошо осведомлены о возможных экономических рисках.

По мнению наблюдателей, развернутая за "исход" кампания намеренно играла на страхах и тревогах малообразованного населения перед объективными процессами глобализации и связанными с ними иммиграцией и ухудшением благосостояния граждан. Общее падением роста национальных экономик – вот мир представленный стороннику "исхода" в ощущениях. Все оценки произошедшего сводятся к констатации, что британцы голосовали не "за" и не "против" ЕС. Они голосовали "потому что". Выбор уйти или остаться в Евросоюзе был лишь попыткой каждого отдельного избирателя выбрать оптимальный вариант выживания страны в стремительно меняющемся глобальном мире: вместе или по отдельности.

На плакатах, агитирующих голосовать за Brexit, изображены сомкнутые в кулаки руки, разрывающие цепи. Комментаторы, призывающие к "выходу", противопоставляли национальные интересы Великобритании интересам объединенной Европы, указывая на "диктат Брюсселя", усиливающуюся эмиграцию и замедление роста экономики при все увеличивающихся расходах. Поэтому все попытки "еврооптимистов" апеллировать к здравому смыслу и экономическим издержкам не возымели действие. В момент переломных цивилизационных выборов, человек принимает решение не из своих сегодняшних интересов, а из той модели будущего, которая вырисовывается перед ним в далекой перспективе. Избиратель, оказавшийся в неоднозначной исторической точке, выбирает сердцем, а не разумом. Поэтому факты и аргументы не могут конкурировать с ощущениями, страхами и мечтами. Объединенная Европа в понимании сторонников Brexit была противопоставлена Европе свободной, и выбор они делали между свободой и объединением, между независимостью и ЕС.

Как это ни странно, в Украине два с половиной года назад произошел свой "Brexit наоборот". В украинской реальности ЕС стал символом свободы в противовес российскому интеграционному проекту "Таможенный союз". Кадры с украинцами, которые под европейскими флагами умирали на Майдане зимой 2014 года, у многих тогда вызывали недоумение. "Почему вы так хотите в Европу? В ЕС, уж поверьте, не все так радужно и прекрасно", – удивлялись многие. Осознание, что простая экономическая ассоциация с ЕС может вывести граждан бедной, раздираемой внутренними противоречиями постсоветской страны на баррикады, шокировало европейских лидеров, пожалуй, больше, чем выходки тогдашнего президента Януковича. То, что виделось украинцам, как путь к свободе, для европейцев было только экономическими механизмами. Выбирая ЕС, украинцы как раз выбирали независимость, бежали от обезличивающей интеграции, навязанной Москвой.

Тогда финансовые аналитики тоже предрекали Украине экономический кризис, который будет вызван переориентацией на европейские рынки, потерю рабочих мест, закрытие предприятий, разрыв экономических связей с Россией. Было ясно, что сближение с ЕС, пусть в виде Соглашения об ассоциации, станет серьезным испытанием для нестабильной украинской экономики. Но подобные перспективы не пугали сторонников Евромайдана. Европа для них была символом освобождения от имперского рабства, защитой от московских колониальных амбиций. Для украинцев объединенная Европа представлялась антитезисом возрождающегося Советского Союза.

Как для украинцев ЕС был гарантией обретения фактической независимости от российской империи, так для британцев, голосовавших за Brexit, Европейской объединяющий проект виделся угнетателем национальной идентичности. На этих двух примерах мы видим, что Евросоюз представляется человеку, обеспокоенному глобальным будущим страны, символом либо свободы, либо усредненности. Отсюда и иррациональность выбора. В тот момент, когда одни готовы умирать под его флагами, понимая, что никакой и интеграции для них не будет, другие осознанно жертвуют экономическими интересами в попытке убежать от него.

Сам того не желая, экономический и политический Европейский Союз стал символом. Но символ без идеи – мертвый истукан, расходы на содержание которого – ничто по сравнению с ценностями выживания и развития. Украина боролась за свое свободное будущее, за свою национальную идентичность, объединив европейские и национальные флагами. Британия флаги национальные европейской объединяющей идее противопоставила. Что свидетельствует не только о кризисе британской национальной идеи, но и о том, что ценностная наполненность объединенной Европы угасает. Потому что там, где Европа стала символом свободы, идея объединения с ней стала одновременно и путем для национального возрождения. Выйдя на Евромайдан украинцы показали, что интеграция и свобода объединяются только на уровне идеалов.

Созданный в 1951 году как "Экономическое объединение угля и стали", ЕС явно запаздывает с ценностной реакцией на те глобальные вызовы, которые подбрасывает Европе современность. Пока обыватель наполняет понятие "Объединенная Европа" удобными для себя смыслами, сам европейский проект старается избегать артикуляции универсальных принципов и идей, способных привлечь европейцев к чему-то большему, чем совместное экономическое выживание. В этом смысле Brexit в продолжение украинского Майдана ставит перед европейской цивилизацией вопрос смыслового наполнения объединения, который явно назрел.

Свободные рынки, уважение к человеческой жизни, соблюдение прав и свобод – это то, что делало свободный мир более успешным по сравнению с советской диктатурой государства. Европа объединялась по формуле: "Свобода, как основа экономического процветания". В противовес советской, а сегодня и российской формуле: "Свобода в обмен на экономическое выживание".

Чем проект объединенной Европы отличается от путинского Евразийского проекта? – Только ли суммами ежегодных оборотов? Что отличает "диктат Брюсселя" от диктата Кремля? – Только ли сложившийся традицией свободного вступления стран в объединение и невозможностью "принуждения их к дружбе" с помощью танков? Где заканчивается мир свободной Европы и начинается то политическое, экономическое и ментальное антипространство, которому он противостоит? Фактически Brexit – это требование провести границы и обозначить принципы, ради которых среднестатистический европейский обыватель мог бы смириться с теми экономическими трудностями, которые обрушиваются на него в силу стремительного переустройства мира.

В мире ведется борьба между идеологическими и ценностными моделями будущего: авторитаризм или свобода выбора, сильный лидер или демократия? И одних только экономических преференций явно недостаточно для того, чтобы обеспечить выживание интеграционным проектам. Сегодня пришло время задуматься о возвращении к принципам свободы и модернизации их в вектор развития европейской цивилизации. Европе требуется идея, которая сможет перевесить страхи обывателей и сладостные обещания популистов. Необходимо найти причину, чтобы как на Майдане, свободные граждане были готовы объединить свои национальные флаги с флагом ЕС, даже если это сулит им экономические риски. Только тогда любому станет очевидным, что альтернативы объединению, демократии, свободе – нет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги