УкрРус

Мои встречи и беседы с Березовским

Читати українською
  • Мои встречи и беседы с Березовским

Я звонил Березовскому, когда нужны были комментарии по поводу смерти его недруга Пола Хлебникова. Я звонил ему, когда нужны были комментарии по поводу смерти его политического покровителя Бориса Ельцина. Я звонил ему, когда нужны были комментарии по поводу смерти его друга и бизнес-партнера Бадри Патаркацишвили.

Но вот когда умер сам Березовский, мне уже не нужно никому звонить... Во-первых, больше не стоит такой задачи по работе, а во-вторых, кому я могу позвонить по поводу его смерти?..

Перебрал сегодня свой архив: у меня даже путной фотографии БАБа-то и нету. Есть одна, где он в окружении десятков журналистов комментирует вердикт суда по поводу проигрыша иска к Абрамовичу 31 августа 2012 года, и есть другая - с самого первого пикета еще тогда "Стратегии 31" у российского посольства в Лондоне 31 августа 2010 года.

В какой-то степени это, может, и символично. В таком человеке, как Березовский, всегда была важнее вербальная, а не визуальная составляющая.

Когда я жил в России, Березовский был для меня не более чем человеком из телевизора, непонятным и недосягаемым. В человеческом обличье для меня он впервые предстал, когда вскоре после приезда в Лондон весной 2003 года я попал на слушания по делу об его экстрадиции и освещал их вплоть до того момента, как они были прекращены после предоставления ему убежища в Британии.

Помню, как после моего материала со ссылкой на британское МВД о подробностях его статуса, Березовский позвонил на "Эхо Москвы" (где тогда работал мой друг

ddb) и кричал в трубку: "РИА Новости лгут!". Но это не особо повлияло на наше последующее с ним общение: например, в 2005 году в пространном интервью он рассказал мне о своей поездке на послевыборную Украину, а в 2006-м - о планах продать свои бизнес-активы.

Кто бы что бы ни говорил, РИА Новости практически никогда не отказывало Березовскому в площадке для высказываний. У меня, благодаря коллегам с того же "Эха", появился его мобильный телефон, и я регулярно звонил Борису Абрамычу, благо поводов для этого было предостаточно. От опровержения истории с прошением гражданства ЮАР до скандала вокруг бразильского клуба "Коринтиас", от претензий к ВГТРК до свидетельских показаний по делу о смерти Александра Литвиненко, от заочного суда по делу "Аэрофлота" до иска Самарской области. За десять лет работы в Лондоне у меня было примерно десятка два интервью с БАБом на самые разные темы.

Встречались мы с ним и лично. В основном в судах - по иску к Абрамовичу, по иску к ВГТРК, по иску к Фридману (кстати, вместе с

ddb, приезжавшим тогда ко мне в Лондон). А в марте 2007 года мне вместе с коллегами-телевизионщиками довелось побывать и в знаменитом офисе на Даун-стрит, где Борис Абрамович рассказал нам о своем общении с российскими и британскими следователями по делу Литвиненко.

Я никогда не судил Березовского за его поступки, замыслы и предприятия (на это есть свои судьи: и земные, и вот теперь небесные). Для меня он всегда оставался важным ньюсмейкером, чрезвычайно умным и хитрым человеком, харизматичным и волевым персонажем.

И напоследок, еще одна история из моей книги совпадений: о смерти Березовского я узнал из звонка

nebo_london. А в мае 2006 года мы именно с ней в лондонском Высоком суде освещали судебный иск БАБа к Михаилу Фридману о защите чести и достоинства. Березовский то дело выиграл и на радостях, чуть ли не под руки взяв нас с Наташей, рассказал о своих впечатлениях. И одну фразу, сказанную им тогда, я помню до сих пор: "Ни один день, прожитый в Лондоне, не может считаться прожитым напрасно"...

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги