УкрРус

Украинская музыка: с квотами или со здравым смыслом?

Для начала всем, кто не связан с радио, хочу сообщить — квота на украинскую музыку в эфире у нас существует уже почти 10 лет. И она равна 50%! Другое дело, что одни станции эту квоту соблюдали, а другие — просто не замечали, в силу того, что их хозяева при прошлой власти жили по своим законам и квот никаких не признавали в принципе.

Новая квота, принятая Радой, составляет 35%. А, по сути, в течение ближайшего года она будет равна 25%. Это куда меньше, чем было. Так из-за чего же такие страсти кипят вокруг нового закона?

Что такое "хорошо" и что такое "квота"?

Прежде всего, многих расстроило, что, в отличие от предыдущего, этот закон однозначно требует соблюдения квоты не только в сутках, но и в коммерческое время — с 7 утра до 22 вечера. В отличие от прошлого, который трактовать можно было как удобно. Теперь вариант, когда "хитрые" станции ночью крутили украинское, а днем — что хотели, уже не проходит.

Второй весьма важный момент, который также вызвал массу споров: теперь квотируется не вся украинская музыка, а только украиноязычная. Выходит, что украинские исполнители, поющие на русском, английском и других языках, по квоте Кириленко нам больше не товарищи.

Новый закон сулит этим, так сказать, "отщепенцам" тяжелые времена. Ведь оказавшись перед выбором — "фирменная" музыка или наша, не попавшая под квоту, — музыкальные редакторы выберут, скорее всего, первое. В изгои попадает и музыка из России. Арифметика тут проста: 25% — украинские песни, 60% — англоязычные и европейские, и лишь 15% остается "всем прочим". Чтоб вы понимали, при таком раскладе в час прозвучит максимум пара песен на русском языке.

Привычка к украинскому

Но и само квотирование отечественного продукта, о каких бы процентах ни шла речь, вызывает уже не первый год бурные споры. Представители крупных радиохолдингов не горят желанием допускать украинских исполнителей в свой эфир. Почему? Причин, в принципе, две.

Первая, объективная — где взять исполнителей для станций танцевального формата, станций, которые играют лаунж, ретро, джаз и прочую узкоформатную музыку? Их будущее в свете нового закона пока не просматривается. Такие станции могут попросту закрыться, и пользы это абсолютно никому не принесет.

Есть и вторая причина. Тут речь идет о станциях поп- и рок-формата. Нежелание перемен, лень и отговорки. Тут и сетования на недостаточно высокое качество украинской музыки, и цензуру с принуждением и ограничением "свободы творчества", которые якобы ни к чему хорошему не приведут. И даже страшилки про то, что квота убивает шоу-бизнес в стране.

Причины такой позиции метко объяснила вокалистка группы "Крихітка" Саша Кольцова: "У радиостанций просто нет привычки ставить украинское, они не заинтересованы в развитии локального рынка, не имеют амбиций повышать престиж украинской музыки. Я считаю, что 35% эфира вполне можно заполнить приличным продуктом, сделанным в Украине, без потери лояльности слушателя".

Пчелы против меда?

Как ни странно, но и среди исполнителей мнения разделились. Около 300 артистов, среди которых "Гайдамаки", Kozak System, Сашко Лирник, Орест Лютий, Тарута и др., новый закон поддержали. В то время как минимум полсотни известных исполнителей, среди которых Джамала, Руслана, Дмитрий Шуров (Pianoбой), Allois, Тина Кароль, Светлана Лобода, Lama, Виталий Козловский, Потап и Настя, NikitA, Злата Огневич, Ирина Билык, "Табула Раса", Лавика, Alyosha, Алена Винницкая, Макс Барских, Наталья Могилевская, The Hardkiss, "Бумбокс" и др., выступили категорически против. Почему? Именно по причине квотирования по языковому принципу и деления артистов на "своих" и "чужих", в то время как Украина сегодня как никогда нуждается в максимальной консолидации.

Немало правды в словах Андрея Хлывнюка ("Бумбокс"), который считает, что ряд радиостанций в новых условиях попросту прекратит свое существование, либо будут вынуждены снизить требования к качеству музыки в эфире. Что станет причиной снижения популярности fm-радио и перетекания слушателей в онлайн-радиосервисы, которым квоты нипочем, и в отношении которых защита национальной музыки не может быть реализована в принципе.

Что мертвому припарки?

Возникает и еще один вопрос: поможет ли квота украинским исполнителям пробиться на радио? Как это ни парадоксально — и да, и нет. Да — потому что квота, как ни крути, будет вынуждать музыкальных и программных редакторов радиостанций проявлять активность в части поисков хорошей украинской музыки. Нет — потому что ключевое слово тут "хорошей".

Ни одно радио не будет ротировать слабых исполнителей и, что называется, "ронять планку". Даже если в форматной украинской музыке будет ощущаться дефицит, станции лучше будут играть чаще одних и тех же хороших исполнителей, чем добавят в ротацию слабых и малоинтересных.

Подтверждение тому — белорусский опыт, где за 10 лет существования 75% (!) квоты на отечественную музыку молодые, андеграундные команды так и не смогли пробиться в плейлисты fm-станций. Зато "Ляписов" и "Песняров" заиграли до тошноты.

Радио и музыканты: в поисках друг друга

Как же взаимодействовать музыкантам и радиостанциям? Вопрос тоже не праздный. Ведь далеко не всем станциям музыканты сами шлют свои произведения. У нас в принципе отсутствует система координации — музыканты не знают, куда им предлагать свои песни, а музыкальные редакторы — где им взять качественную украинскую музыку. Да что там, даже записаться молодым исполнителям зачастую просто негде, а "домашние" записи никто не возьмет в эфир, будь они трижды гениальны.

К слову, одним из главных в Украине пропагандистов украинской музыки уже долгие годы является киевская компания "ФДР" Романа Кальмука. Здесь музыкантам помогают не только услугами студии, но и распространением треков, рассылкой их музыкальным редакторам. Именно таким компаниям и хорошо было бы помочь, ввести для них налоговые льготы, помогать с помещениями под студии, с организацией концертов, с выделением частот под станции, целевым образом пропагандирующие украинских исполнителей и т. д. Такие энтузиасты вообще не смотрели бы ни на какие квоты.

Как и чем помочь украинскому музыканту?

Реально помочь — куда сложнее, чем просто издать директиву о квотировании. Но для развития украинской музыки это нужно делать. Следует навести порядок в сфере авторских и смежных прав — музыканты и авторы песен должны получать отчисления за использование их музыки! Государство должно целевым образом поддерживать и развивать музыкальные учебные заведения в стране, спонсировать фестивали, вводить преференции для тех вещателей, которые готовы рисковать и пропагандировать украинскую музыку, повышать ее количество в своем эфире. Жизненно необходима поддержка министерства культуры также и этническим, украинским фестивалям, конкурсам молодых исполнителей. Неплохо было бы ввести льготы для украинских музыкантов на аренду залов и студий звукозаписи. В общем, работы в этой сфере хватает. Но готовы ли заниматься ею наши чиновники от культуры?

Хотят ли украинцы слушать украинское?

Безусловно, да! Интерес к украинской музыке постоянно растет, а после Майдана людей, которые хотят слушать украинское, которые осознали себя гражданами своей страны, стало значительно больше. Об этом свидетельствует практически удвоившееся за последние пару лет количество слушателей станций "Украинский хит" и "Тільки українське" на портале radio.obozrevatel.com. Они вполне замечательно конкурируют с англоязычными, русскоязычными станциями и даже мощными эфирными холдингами, при том, что все на сайте находятся в равных условиях.

В качестве примера можно привести и радио "Хiт ФМ", которое лидирует в рейтингах GfK и при этом уже 6 лет в их эфире вообще нет русской музыки, а доля украинской выросла с 12% до 20%.

Радует и тот факт, что наибольший интерес ко всему украинскому проявляет именно молодежь — основные слушатели радио.

Квотировать по уму

Коль скоро мы пошли по пути квотирования, процент украинской музыки в эфире следует повышать постепенно. Что и было предложено: год — 25%, еще год — 30%, после чего 35% на постоянной основе. Квота должна гармонично соотноситься с уровнем развития отечественной музыки, постепенным увеличением количества хороших исполнителей. Ведь сделай ее хоть 80%, хорошей музыки в стране от этого внезапно больше не станет.

Вне всякого сомнения, квоты также следует разграничить в зависимости от формата станций. Если в поп- и рок-музыке 35% сегодня можно набрать без особого труда, то для ретро, лаунж, инструментальных, танцевальных и узкопрофильных станций эти проценты должны быть куда ниже.

Не стоит бежать впереди паровоза и заниматься популизмом, заявляя, что с введением квот украинская культура внезапно возродится, расцветет и прямо "пластами" предстанет перед отечественным слушателем. Это, по меньшей мере, наивно. Культура и музыка развиваются постепенно, и задача государства, в частности Министерства культуры, отслеживать эти изменения и квалифицированно помогать им, вникая в ситуацию.

При этом трудно не заметить, что украинская музыка и без квот прекрасно себя чувствует. Появляется большое количество новых исполнителей и коллективов, работающих в самых разных стилях. И интерес к нашим музыкантам вовсе не ограничивается внутренним слушателем. Стоит хотя бы взглянуть, каким спросом они пользуются в соседней России. Вот вам только один факт: на церемонии вручения премий российского телеканала RU.TV в 2016 году "Лучшей певицей" признана Ёлка, а "Лучшей песней" стала работа Alekseev "Пьяное солнце". Украинские композиции постоянно фигурируют в престижных российских чартах, на телеканалах, в эфирах радиостанций. Они "на ура" воспринимаются продвинутой молодежной аудиторией, а самим исполнителям тамошние продюсеры предлагают выгодные контракты.

Тем более странно на этом фоне, что квота Кириленко отталкивает часть наших артистов, отказывая им в привилегии считаться украинскими лишь в силу языковых отличий. Вряд ли это патриотично. А вы как считаете?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги