УкрРус

"Обещали патриотов, а "порешали" за уголовников"

Освобождение Надежды Савченко запустило процессы, о которых мы не могли даже предположить. Речь сейчас не только о ее присутствии в украинской и европейской политике, которое пугает, будоражит или обнадеживает многих. Дело в том, что освобождение столь значимой для Владимира Путина заложницы открыло возможность для возвращения на родину многих и многих украинцев. Оно вернуло надежду. Именно на это, похоже, делают ставку российские гибридные стратеги.

Когда президент Украины Петр Порошенко заявил, что после освобождения Савченко он ожидает прогресса в возвращении других украинских заложников, находящихся сейчас в России и на оккупированных территориях, он вряд ли догадывался, что у Кремля, как всегда, "своя трактовка".

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил журналистам, что Москва и Киев ведут консультации по выдаче Украине других содержащихся под стражей в России украинских граждан, - пишет Лариса Волошина для Day.ua. - Песков обмолвился, что "речь идет о тех украинцах, которые отбывают наказание на территории РФ" и не связаны с Минскими соглашениями. "Этих граждан никоим образом, собственно, как и Савченко, нельзя было подводить под категорию тех лиц, которые упомянуты в "Минских соглашениях", - сказал Песков.

О каких, собственно, заключенных идет речь? О Сенцове? Кольченко? О Чийгозе? Или об осужденных в Грозном Николае Карпюке и Станиславе Клыхе? Кого не касается Минский процесс?

Завесу тайны приоткрыла уполномоченный по правам человека в РФ, генерал-майор МВД Татьяна Москалькова. Она сделала заявление по поводу украинских заключенных, отбывающих срок на территории аннексированного Россией Крыма и которых она считает "важным отправить домой". "Хочу обратиться к уполномоченному по правам человека Украины по поводу граждан Украины, содержащихся сегодня в Крыму, которых сегодня не забирает родина. Они совершили преступления как граждане Украины на территории ранее Украины, и сегодня нет оснований содержать их на территории другого государства, но реакции такой пока не наступило", — сказала Москалькова. "Это вопрос гуманизма, социализации и просто законности с точки зрения содержания осужденных", — пояснила она.

Здесь стоит отметить, что незаконное лишение свободы в той или иной мере касается всех крымчан, гражданский статус которых изменился в связи с аннексией. Но "удержание под стражей", а проще - арест и заключение, давно приняли в Крыму антиправовую форму. Это касается не только крымских татар и проукраинских патриотов, которых прямо сейчас бросают в застенки по подозрению в экстремизме. Речь и о тех заключенных, которые были осуждены до аннексии и которым российская фемида "пересмотрела" приговоры в соответствии с российским законодательством.

Оккупанты попросту добавили сроки заключения, значащиеся в приговорах украинских судов, к уже "отсиженным" годам. Таким образом, украинцы, которые были осуждены еще по украинскому Уголовному кодексу, приговорены повторно за одно и то же преступление. Причем, если в первый раз потерпевшей стороной выступал истец, то есть, конкретный человек, то сейчас "потерпевшей" является страна-оккупант. Ведь никаких повторных заявлений люди, ставшие жертвами правонарушений в украинском Крыму, России не подавали.

Помимо прочего, куда-то делись более сотни крымских заключенных, потребовавших от оккупационных властей перевести их в Украину для дальнейшего отбывания наказания. Как утверждают оккупационные власти, они были переведены в тюрьмы и лагеря за пределами полуострова. Только в Россию. Их местонахождение неизвестно на данный момент ни украинским, ни российским правозащитникам. Мы не знаем живы ли они, в каких условиях содержатся.

Для заключенных, сидящих в крымских тюрьмах, отбывать сроки на полуострове возможно только в одном случае – взяв российское гражданство. И они берут, надеясь хоть так оставаться в поле зрения близких и адвокатов.

Согласно официальной российской статистике, только в 2014 году на территории полуострова было осуждено в 7 раз больше людей, чем в 2013 украинском году. Те украинцы, которых Российская Федерация осудила, порой по абсолютно надуманным поводам, и которых она считает не иначе как "новоприобретенными крепостными", часто вербуется прямо в тюремных камерах для прохождения "амнистированной службы" на Донбассе.

По словам Москальковой, Украина не спешит забирать своих "уголовников", а госпожа омбудсмен получает немало очень резких писем от уполномоченных по правам человека в Украине, с "продолжающейся антироссийской риторикой". Из ее слов следует, что Украину, которая на каждом международном углу кричит о нарушении прав человека в Крыму, на самом деле не интересуют ее граждане. Мол, хотите освобождения своих узников – так чего же вы их не забираете?

Валерия Лутковская тут же откликнулась на это заявление открытым письмом, в котором пояснила, что информация Татьяны Москальковой об отсутствии интереса со стороны Украинского государства к судьбе граждан Украины, находящихся в заключении на территории незаконно оккупированной АР Крым - не соответствует действительности. "Вероятно, госпожа Москалькова еще не ознакомилась со всеми деталями относительно наших инициатив, в том числе с привлечением международных организаций, которые мы уже два года предлагаем реализовать с целью передачи лиц, находящихся в местах несвободы на территории оккупированного Крыма (письма от 25.03.2015 1.-718/580-15-44 и от 08.07.2015 №1.-1621/15-82)". Лутковская пишет, что "все предложения украинской стороны были отклонены предшественницей госпожи Москальковой, Эллой Памфиловой.

Россия, как свидетельствуют данные, регулярно использует представителей криминального мира в войне против Украины. Первый замглавы нацполиции Вадим Троян в своей статье для "Зеркала недели", предупреждает: "Следует отметить, что в Украине прослеживается насыщение и активизация деятельности организаторов и руководителей преступных группировок, получивших гражданство и статус "вора в законе" на территории Российской Федерации. В связи с этим они находятся под влиянием спецслужб РФ и используются последними для сбора информации и дестабилизации криминогенной обстановки в регионах Украины".

Смысл разыгрывающегося перед нами спектакля ясен. Пока украинцы, воодушевленные освобождением Надежды Савченко, рассчитывают на скорое возвращение домой других украинских патриотов, Россия выражает готовность отправить в Украину крымских "зеков". Этот "шаг гуманизма" должен упасть на специально подготовленную почву разогретого недовольства засильем засланных из России криминальных авторитетов и уголовников. Гибридные "гуманисты" рассчитывают, что украинцы, подготовленные ухудшением криминогенной обстановки, почувствуют себя обманутыми и преданными украинской властью: "Обещали патриотов, а "порешали" за уголовников".

По замыслу сценаристов, правовая и типичная для цивилизованного общества практика требовать экстрадиции своих преступников, для отбывания наказания на Родине, должна быть отвергнута украинским обществом и нести репутационные потери для украинской власти. Согласятся ли украинцы играть роль пешки в российской пьесе, или схватятся за возможность освободить из российского плена даже тех, чьи права были ограничены в силу совершенных ими преступлений?

Кампания по дискредитации освобождения заключенных только набирает обороты. Хотя подготовительный этап, в виде засылки воров и "амнистированных диверсантов" ведется уже давно и уже приносит результаты в виде стремительно ухудшающейся украинской статистики.

В заключение хочу рассказать историю, которой поделились украинские правозащитники. В одной из оккупированных тюрем отбывал наказание осужденный Украиной 89-летний старик. Когда началось "приведение в соответствие" тюремных сроков, он выразил желание отбывать заключение в Украине, стараясь избежать добавления к приговору уже отсиженных лет.

Потом, когда стал вопрос о переводе украинских заключенных в тюрьмы, находящиеся на территории России, он получил российский паспорт, понимая, что сибирских лагерей и Магадана ему попросту не выдержать. Он даже писал прошение о помиловании Путину и получил его, но так и остался за решеткой еще на полгода без всяких на то объяснений. Это произошло два месяца тому. Отсидевший, помилованный старик, поняв, что его не собираются выпускать на свободу, лег на тюремную койку и больше не вставал с нее. На прошлой неделе он умер.

За что он отсиживал свой срок? Что думал о России, об Украине? Понимал ли, что речь идет об оккупации? Или радовался "освободителям"?

А это имеет значение? Разве для украинского общества, которое стремится жить в правовой стране, все это важно? Путин думает, что да и очень рассчитывает на это.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги