УкрРус

Что говорит Стогний, отправляя людей на Майдан

Читати українською

Студенты журфака напросились на утреннюю планерку в редакцию "НН". Расшифровка диктофонной записи, сделанной в редакции:

"Ложь – это правда других". В обратную сторону это заявление тоже работает. Наша программа "Надзвичайні новини" выходит в эфир каждый день. Зритель ждет от нас правды. И он ее получает. Но говорят, мол, "у каждого своя правда". Как рассказать зрителю о происходящем, не потеряв объективность, и как не скатиться в поучительство?

Мы в редакции "Надзвичайних новин" не каждый день, но регулярно собираемся, чтобы "сверить часы". И столь же регулярно мне, как мантру, приходится повторять нижеизложенные инструкции, помеченные грифом "для служебного пользования" и предназначенные, прежде всего, для телерепортеров из региональных бюро "Надзвичайних новин". В тоже время, думаю, они пригодятся и многим читателям – как в качестве понимания, так и в качестве "памятки по выживанию на митингах".

На фото: Телерепортеры интервьюируют защитников баррикад Майдана

Инструкция для тех, кто работает "В кадре"

Самый "чистый", эталонный случай репортера, работающего "в кадре" на месте событий, – репортаж с футбольного матча. Играют, скажем, "Шахтер" и "Динамо". Понятно, что вы не можете быть в кадре в форме игрока "Шахтера" или "Динамо". Вам кажется, это столь очевидно, что и произносить не надо? Но именно этого от нас требуют политические активисты, когда говорят, что мы должны определить свою "позицию по Майдану". На самом деле, долг журналиста совсем иной, помните об этом.

Итак, на вашей одежде не должно быть никаких значков "Шахтера", точно также как вы не можете быть в кадре в шарфике "Динамо". Иначе ваш репортаж будет выглядеть необъективным, односторонним. Вы даже не можете быть в форме судьи, поскольку о работе судейского корпуса вам надо рассказать телезрителю столь же беспристрастно, как вы рассказали об игре футболистов и поведении болельщиков.

Вы не вмешиваетесь в события, ваша задача иная – все разузнать, максимально точно донести информацию и дать возможность телезрителю самому понять, на чьей стороне ему быть. Не решать за него, что ему хорошо, а что плохо, а дать досконально точную, без собственных оценок, информацию, чтобы он сам принял решение.

Поэтому, когда репортируете о пожаре, не надо перед телекамерой разворачивать пожарный рукав и снимать с усталой головы закопченный шлем. Разумеется, таким образом, вы можете, конечно, показать, какие пожарные молодцы и вы – молодец вместе с ними. Но вам уже не удастся поведать о том, что погорельцы подозревают пожарных, мол, те "под шумок" умыкнули дорогие часы.

Не приезжайте "в кадр" на заднем сиденье мотоцикла в кожаной куртке-"косухе", репортируя о загородном съезде байкеров. Так вы не раскроете, скажем, недовольства местных жителей этим событием. И не сможете передать возмущения ученого-орнитолога, дескать, байкеры своими мотоциклами разорили поляну, которая была редким местом гнездования какой-нибудь эндемичной птички-ржанки.

Зритель должен видеть, что вы на месте события, но не участник оного, а его личный агент. Причем агент не только бесстрашный, но и внимательный (разносторонне) ко всему происходящему. Ваши одежда, выражение лица, речь должны всячески подчеркивать, что никому из участников событий не удалось завербовать вас, и вы не льете в уши Его Величеству Зрителю конъектурную дезинформацию.

Мои учителя на факультете журналистики Киевского универа Мыхайло Веркалець и Анатолий Москаленко говорили: "Журналист, как врач, который, когда оказывает медицинскую помощь на поле боя, не интересуется, на чьей стороне воюет раненый". Со времен моего студенчества в университете им Т.Г. Шевченко работа журналиста сильно ужесточилась. Поэтому ныне молодым телерепортерам скажу так: "Вы даже не врачи на поле боя. Вы - разведывательный самолет-беспилотник. Ваша задача - не раненых перевязывать, а показать, что происходит, дав равноценную информацию с обеих конфликтующих сторон. Раненых пусть спасают настоящие врачи, об их работе вы тоже расскажете в своем репортаже. Вы не за "синих", не за "оранжевых" и даже не за людей в белых халатах. Вы - не мозг и не руки телезрителя: вы – глаза, уши и ноги его, и ничего более!" Вот это называется настоящая журналистская позиция, ее занимают репортеры международных СМИ, и только она заслуживает уважения во всем мире. Все остальное – это блоггерство.

Освещать события, как блоггер, тоже неплохо. В моих блогах, иногда может проскользнуть тень моего отношения к тому или иному событию. Но "Надзвичайні новини" - это командная работа журналистов.

На фото: Талисманы Евромайдана – медведи, русский и китайский

Инструкция для репортеров, работающих "за кадром"

Многих людей на митинги гонит "гражданская позиция". Пожалуйста, когда идете на "событие", чтобы собрать информацию для "Надзвичайніх новин", оставьте свою "гражданскую позицию" в шкафу. Вместе с ней оставьте там шарфы, галстуки, обувь на неустойчивых каблуках с развязывающимися шнурками. А оттуда в зимний период достаньте лучше:

1) теплоизолирующее белье, желательно универсальное, как для активных действий, так и для неподвижного ожидания – неизвестно, что от вас потребуется в данном событии (скорее последнее);

2) теплый, но легкий пуховик, желательно длиной "ниже колен" + "лыжные" брюки;

3) обувь должна быть разношенной и просторной, чтобы не замерзали стиснутые стопы;

4) в обувь постелите специальные теплоизолирующие стельки, как у горнолыжников;

5) посмотрите вокруг и отыщите картонку или кусок нескользкого пластика, чтобы стоять на нем, а не на льду или промозглом асфальте;

6) шапка должна быть легкая, но плотная и шерстяная – чтобы и при ударе по голове могла хоть как-то защитить, и при стремительном перемещении не спадала, и на глаза не лезла;

7) пара перчаток "без пальцев" и пара теплых рукавиц с мехом внутри;

8) документы – журналистское удостоверение, ксерокопия паспорта;

9) постарайтесь не забыть носовой платок и маленькую бутылку воды на случай применения слезоточивого газа.

Помните, места большого скопления людей отличаются важной особенностью – они способны заражать настроением. У всех будет революционный запал, и вы начнете его испытывать. Толпа примется негодовать в сторону милиции, и вы испытаете прилив ненависти к людям в форме. В толпе начнется паника – и вас накроет панический ужас. Это нормально, это – биологическое свойство вашей психики и происходит на бессознательном уровне. Но на то у вас и есть сознание репортера "Надзвичайних новин", чтобы не поддаваться бессознательному, а продолжать свою работу – снимать и записывать происходящее для предстоящего эфира нашей телепрограммы.

Постарайтесь собрать информацию и не поплатиться за это здоровьем. Например, если вы идете на Майдан (кроме оперативного выезда), то делайте это ближе к вечеру, когда туда же приходят люди, отработавшие свой рабочий день где-то в киевских офисах. Они уже уставшие морально, а потому не столь агрессивные. К тому же, у работающего человека всегда бОльшая ответственность и за свою жизнь, и за чужую, и за жизнь государства в целом. Поэтому работающие оппозиционеры более "договороспособны": они скорее ответят на вопросы вашего телеинтервью.

Напротив, если вы придете на Майдан в первой половине дня, то там будут только "профессиональные" революционеры. И вполне может быть, они переночевали в плохих условиях, ели стылую кашу из пластиковых стаканчиков, им надо на кого-то выплеснуть неудовольствие.

Не спорьте с участниками митинга. Не пререкайтесь с милицией. Если вас задержали, спокойно пройдите в автозак. У вас появилась уникальная возможность сделать репортаж из-за решетки. Как ведут себя задержанные, как реагируют милиционеры, что бывает потом с заключенными – телезрителю на диване это все чрезвычайно интересно, и он не переключится.

Если вы в репортажном азарте оказались между милицией и митингующими, помимо съемок, следите за развитием событий. Когда в милицию полетели камни и бутылки, у вас есть всего несколько минут, чтобы или как-то оказаться на уровне второго этажа (дерево, лестница), или просто убежать. Ответные карательные действия милиции последуют обязательно: несостоявшийся штурм Администрации президента показал, как много зазевавшихся фото- и телерепортеров пострадало. Атакующим бойцам милиции и вправду некогда разбирать – кто тут объективный журналист, кто пристрастный блоггер, а кто агрессивный бузотёр, прикрывающийся фотоаппаратом. Убегайте. Пусть последний кадр японского фотографа Мичио Хошино – врывающийся в палатку гризли – послужит вам уроком. Не стоит оно того.

Слушайте ораторов только для того, чтобы репортировать, что говорил такой-то, а что - такой-то. Для того, чтобы найти у них различия в выступлениях, а не для того, чтобы действовать так, как они призывают. Ораторы зовут на баррикады зрителя, а не вас лично. Вас это не касается. Ни разу.

Слушайте и записывайте все, что говорят в толпе, ищите провокаторов – зрителю интересно знать, как они выглядят и на что провоцируют. Но ни в коем случае не делайте того, на чем настаивают провокаторы. Повторюсь, вы – глаза, уши и ноги телезрителя. Руки у вас только для того, чтобы держать микрофон, телекамеру и репортерский блокнот.

Оставайтесь у края толпы: когда вы внутри, то ничего не увидите и пропустите поворотные моменты всего действа.

Задавайте вопросы или молча наблюдайте. Вас не посылали скандировать лозунги. Не делайте этого ни в коем случае, даже если очень засвербит и захочется. Во-первых, скандируя, вы из репортера превратитесь в зомби, а во-вторых, пропустите все самое интересное.

На митинге следите за ситуацией, прогнозируйте события, намечайте себе лучшие точки съемки и пути эвакуации.

К милиционерам с вопросами не приставайте, у них для общения с прессой есть специально обученные люди. Избегайте чрезмерно активных фриков. Для "перебивок" их поснимать можно, а вот ничего нового телезрителю они не скажут и, скорее всего, будут много материться, – звукорежиссерам придется их речь "запикивать".

Чтобы успеть к эфиру, уходите с мероприятия до его завершения. Если толпа уже ломанулась, то, наоборот, дождитесь, когда уйдет основная часть присутствующих – в эфир ваш материал не попадет, но зато останетесь живы.

На фото: В настоящие дни Евромайдан напоминает своей атмосферой картину Василия Сурикова "Взятие снежного городка" 1891 года. Старайтесь, как Суриков, писать портреты с натуры, стремитесь запечатлеть выражения лиц, характерные для Евромайдана. Уделяйте внимание деталям, характеризующим эпоху – детализируйте в кадре одежду, утварь, различные атрибуты жизни.

Мы ведь не знаем, на чьей стороне был живописец Суриков – защищавших или осаждавших? Вот и телезритель ничего не должен подозревать о наших чувствах.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги