УкрРус

Запад готовится к кибервойне с Кремлем

Руководитель Федерального ведомства охраны конституции Германии Ганс-Георг Маасен выступил с инициативой разработать глобальные правила ведения кибервойн. Учитывая актуализацию информационных угроз вследствие участившихся в последнее время кибернетических атак, Западу следует на международном уровне сформулировать свод соответствующих правил, даже если информационные агрессоры и не будут им следовать, пишет Тарас Жовтенко для издания "Новое время".

По словам главы немецкой спецслужбы, реальность современных кибервойн "поставлена с ног на голову" – ведь большинство информационных атак производится из стран "третьего мира", в то время как объектами этих атак становятся информационно развитые страны вроде США или членов ЕС. Учитывая такую ситуацию, отплата той же монетой будет неэффективной – ведь в стране-цели попросту нет мишеней для кибернетических атак.

Явление, на которое обратил внимание руководитель немецкой спецслужбы, отнюдь не ново. В той или иной мере оно проявлялось во всех информационных конфликтах конца ХХ – начала ХХІ века, включающих в себя и кибервойну как элемент противостояния в информационной сфере, и получило название "информационной асимметрии". Чаще всего с ним сталкивались американцы. Блестящая информационная кампания в рамках первой войны в Персидском заливе начала 90-х дала толчок развитию инструментов и технологий информационного противостояния. Соответствующий арсенал развивался очень динамично: от более-менее привычной дезинформации, пропагандистских листовок, радио- и телевещания и захвата контроля над СМИ страны-жертвы до таких экзотических средств, как графитовые бомбы, лазеры, голограммы и кибероружие.

После первой Иракской кампании Запад смог испробовать свои новые "игрушки" в Косово. Тогда первыми целями авиаударов стали вовсе не крупные скопления югославской армии, а теле- и радиостанции, равно как и редакции печатных и электронных СМИ – делалось это для достижения полного информационного контроля в войне. Косовская кампания также послужила мощным стимулом к развитию техник кибернетической войны – их едва ли не впервые полноценно интегрировали в информационную составляющую боевых действий. Первыми жертвами кибернетического оружия пали многочисленные банковские счета Милошевича. По результатам этой кампании США объявили об эволюции военной стратегии – переходе от логики физического уничтожения противника к приоритету завоевания информационно-психологического превосходства над ним.

Однако две военные кампании в рамках провозглашенной после терактов 11 сентября 2001 года "Глобальной войны с международным терроризмом" внесли свои правки в картину современного информационного противостояния. Обе кампании показали неэффективность высокотехнологичных "игрушек" в странах, где информационная инфраструктура либо отсутствует как таковая (Афганистан), либо находится на уровне раннего "совка" (Ирак). США и их союзники щедро засыпали Афганистан графитовыми бомбами, "сеяли" печатной продукцией, которую малограмотные афганцы попросту не могли прочесть, вещали на радиочастотах для населения, не имеющего радиоприемников (последние, кстати, вскоре стали сбрасывать вместе с гуманитаркой), путались в порядке расположения картинок на пропагандистских листовках в Ираке и пытались взламывать системы связи иракской армии, которая, увы, использовала армейские рации советского образца и наземные коммуникации.

Суровая реальность, с которой столкнулись участники "Антитеррористической коалиции" в обеих странах, уже тогда показала – нельзя каждый раз бездумно использовать весь информационный арсенал. Нужен более гибкий подход, особенно сейчас, в контексте необходимости нынешнего противостояния информационно-психологической агрессии технологически отсталой России, которая, конечно, не Афганистан, но в плане развития информационной инфраструктуры даже не Польша. Очевидно, как раз на это и намекает уважаемый герр Маасен.

Актуальность такого шага понятна для отстающей от США в военно-технологическом смысле Европы. Ведь Пентагон уже лет десять тому назад, по "горячим следам", существенно переработал свои доктрины информационных и психологических операций. Агентство национальной безопасности, главный форпост кибербезопасности, стратегических коммуникаций и радиоэлектронной разведки США, в последнее десятилетие придает проблемам ведения современных кибервойн огромное значение. НАТО, под влиянием Вашингтона, также готовится к информационной контратаке против России. По словам Главнокомандующего объединёнными вооруженными силами НАТО в Европе генерала Бридлава, Альянс должен вступить в это информационное противостояние для того, чтобы противодействовать ложному контексту, который распространяет РФ. Очевидно, что Альянс в своей информационной кампании будет использовать методологические, организационные и инструментальные наработки США.

Украине не следует стоять в стороне – ведь наша страна находится на передовой не только военной, но и информационной агрессии РФ, беспрецедентной не только для современной Европы, но и для всего цивилизованного мира. К сожалению, Киев не готов к участию в информационных сражениях ХХІ века – как минимум, ныне действующий закон "О борьбе с терроризмом", который регламентирует информационное обеспечение антитеррористической операции, только запрещает распространение конкретной информации. Однако на одном запрете далеко не уедешь – его не хватает даже для обеспечения мало-мальски эффективной защиты, не говоря уже о противодействии. Украина должна готовиться к информационным сражениям уже сегодня – завтра может быть уже поздно.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги