УкрРус

Почему Украина осталась без боевых вертолетов?

На днях Минобороны обнародовало инфографику сравнения количества вооружений в АТО в августе 2014 и в августе 2015. Налицо увеличение количества единиц бронетехники, артиллерийских и реактивных систем, даже самолетов, но одна позиция осталась на прежнем уровне – это количество вертолетов.

К сожалению, предпосылок для появления не только в зоне АТО, но и в целом в вооруженных силах новых винтокрылых машин пока нет, хотя ВСУ уже давным-давно должны были получить модернизированные МИ-24 по совместной с французами программе Helicopter. Но проект, стартовавший еще 8 лет назад, в очередной раз свернут, а может быть и совсем забыт, хотя на него потрачены сотни миллионов гривен.

Украина не производит ударные вертолеты, но Украина их модернизирует. И в обновлении боевых Ми-24 мы держали планку высоко. Школа авиаремонта в нашей стране была на голову выше, чем уровень подобных специалистов в той же РФ. Но без России полноценный капитальный ремонт и, соответственно, модернизация были невозможны.

Первое - это лопасти несущего и рулевого винтов. Их производят в России, и еще в годы "дружбы и сотрудничества" они всегда были элементом некого шантажа и ограничения на внешних рынках заказов для Украины на капитальный ремонт вертолетов. Мои предложения начать совместное производство с Южноафриканской компанией Paramount в 2012 году были приняты в штыки. Формальная причина - высокая цена. Но стоимость российских лопастей росла в геометрической прогрессии, а теперь мы вообще не можем их купить.

И это лишь один из примеров того, что происходит в нашей оборонке, когда из-за формализма или отсутствия современного менеджерского подхода в итоге страдает отрасль.

Второе больное место модернизации вертолетов – редукторы. Мы потеряли стратегически важное предприятие – Луганский авиаремонтный завод. Но частично дефицит этих комплектующих возможно закрыть мощностями отечественной Мотор-Сич.

Вопрос "отсталости" еще советских Ми-24 от современных потребностей армейской авиации был поставлен еще в начале 2000-х. Нужен был вертолет с улучшенными летными характеристиками, который может воевать ночью, оснащенный современным управляемым вооружением и с более длинным "жизненным циклом". Повысить эффективность существующих машин должна была новая программа

модернизации вертолетов Ми-24. Она стартовала еще в 2007 г., когда Минобороны заключило договор ГП Авиакон на выполнение опытно-конструкторских работ Helicopter.

Работу по модернизации Ми-24 Авиакон проводил в кооперации с предприятиями Мотор Сич, Луч, Арсенал, Изюмский приборостроительный завод, киевской компанией Адрон, французской фирмой Sagem D.S. Пакет нового французского оборудования должен был дать возможность выполнять поставленные задачи в любое время суток, увеличить дальность распознавания цели, использовать отечественные управляемые ракеты Барьер-В и т.д.

Уже к концу 2008 года Минобороны рассчитывало получить опытный образец, а в 2009 принять модернизированные машины на вооружение. На реализацию программы МО перечислило $ 17,5 млн, около десяти из которых – французскому партнеру. Но в 2009 г. возникла сначала техническая, потом финансовая проблема между основными исполнителями проекта Helicopter - ГП Авиакон и компанией Sagem D.S., постепенно переросшая в политическую напряженность. Первые обвиняли вторых в некачественной работе, а те, в свою очередь, в несвоевременной оплате.

Посыпались взаимные обвинения, хотя фактическая проблема была в несогласованности действий предприятий, которые были задействованы в программе, и координировать работу которых должен был Авиакон. А вместо того, чтобы решать возникшие проблемы, привыкшие работать "по-старинке" функционеры, только дальше загоняли ситуацию в тупик. А французы не переставали удивляться непрофессионализму украинских "менеджеров".

К 2010-му МО так и не получило опытный образец, назревала угроза выплаты неустойки французской стороне за разрыв контракта, который инициировал тот же Авиакон. Хотя на тот момент реально веских юридических оснований для выигрыша спора с компанией Sagem в судебном порядке у украинской стороны не было. Авиакону грозили штрафные санкции на € 65 млн! А это был бы ощутимый удар не только по финансовому положению завода, но и в целом по репутации Украины. Назревал международный скандал.

К 2012-му году проект фактически застопорился. Реанимировал его уже я, будучи директором Авиакона: масса встреч с партнерами, поиск компромиссов и новых решений. Тогда с большим трудом удалось снять целый ряд проблемных вопросов, реструктуризировать график, обеспечить платежи и фактически перезапустить программу. Мы провели успешные летные испытания, первый этап программы был принят. Всё уже было готово для установки дополнительных элементов, но опять начались перебои с финансированием, а после моего ухода с должности заместителя генерального директора Укроборонпрома, вертолетная программа вообще ушла из приоритетных тем.

На сегодняшний день программа фактически заморожена, что вызывает как минимум недоумение, учитывая то, что на нее уже потрачены огромные средства, и в сегодняшней ситуации, потребность ВСУ в модернизированных вертолетах ни у кого не вызывает сомнений. Кроме того, в современных военных доктринах, ударной авиации уделяется огромное значение. В Укроборонпроме же бытует мнение, что на сегодня в вертолетах острой необходимости нет, с чем наверное вряд ли согласится Генеральный штаб. Да и как бы не было поздно, когда такая необходимость возникнет.

Конечно препятствий для начала любой сложной работы множество, и всегда можно найти причины и отговорки. Но кто-то верит в то, что в ближайшее время найдутся средства на покупку, например, десятка американских новеньких Апачей, каждый из которых тянет на $ 50 млн? Или всё-таки, имея такую промышленную базу, стоит подумать о совместной модернизации или даже производстве вертолетов? Для меня ответы очевидны.

Разработка собственных винтокрылых машин – долгая и очень дорогая история, государственные программы – тоже, учитывая горький опыт, путь в никуда. А кооперация с иностранными производителями даст нам быстрый доступ к необходимым технологиям и позволит получить современные машины. Пусть не полностью украинские, но собранные украинцами для украинских Вооруженных сил.

Нужно только сделать первый шаг – создать условия для прихода инвестиций в оборонку. А это, прежде всего, понятные для всех правила игры и гарантии. Украина интересна западным компаниям и они ждут. Им нужна прибыль, а нам – сильная страна.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги