УкрРус

Понять и полюбить

Читати українською
  • Понять и полюбить

Мне 33. Я родился и всю жизнь жил во Львове. Мои родители с восточной Украины, русский язык считают основным, но украинский знали всю жизнь. Я украинский начал учить в 8 лет с нуля. У дедушек-бабушек украинский был родным, они по-русски говорили на суржике. У меня одна бабушка русская.

В садике и школе мы учили историю СССР, с точки зрения СССР. Где-то класса с 5 школы начала потихоньку вводиться история Украины, но она не вписывалась в мою тогдашнюю картину мира. Я ее воспринимал в штыки, и вокруг было много таких как я.

Меня возмущало, как можно было проебать страну в 91. Как можно заставлять русских учить язык в Прибалтике. Какие могут быть границы между братскими народами, когда у нас всё общее.

У меня есть футболка с СССР, и пионерский галстук. Просто из эпохи СССР у меня остались приятные воспоминания и утраченные возможности. Однако, мне хватает такта не носить их тут. Я не сразу пришел к пониманию этого, но расскажу позже.

Одна моя бабушка была секретаршей в КГБ. От нее я узнал только что война — это ужасно, и что когда они с мужем в 195х году переехали во Львов, тут было много свободных квартир, и много польской прислуги работало у профессоров, генералов СССР.

Быть гражданином СССР по убеждениям во Львове было... Ну, как бы тут не били за это дело, но разговоры за историческую правду иногда задалбывали.

По-настоящему украинцем я начал становиться, когда в новостях стали рассказывать про то, как в Германии становится слишком много турков, а во Франции арабы устраивают массовые погромы. Это возмутило меня: если уж мигрировал в чужую страну — давай ассимилируйся! Не нравится — едь домой, строй счастье там!

И тут я понял, что ко мне тоже это относится. Хоть я и родился, и вырос тут, и вроде как не захватчик... А все ж мудак не образованный.

А у друзей были бабушки, которые с рождения во Львове жили, и видели поляков, немцев, красную армию, СС Галичину, и вообще. Рассказывают - заслушаешься.

А еще можно побродить по улицам, отметить для себя интересные дома, узнать их историю. Посмотреть по старым фотографиям, как развивался австрийский Львов. Затем краткий период ЗУНР, Затем Львов стал польским, потом советским.

Можно побывать в экскурсиях по замкам западной Украины, и посмотреть документы, которые там накопились за пару столетий: почитать местные газеты разных издательств, документацию военных баз, тюрем. Фотографии. Можно и не ездить, а ознакомиться с архивом Украинской Правды. Но лучше поездить, лучше понимаешь.

Можно очень наглядно увидеть, как развивался здесь украинский язык. Как газеты по-украински издавали латиницей. Как разные группы людей относились к новой власти. И что из этого получалось.

Я готов был отрицать голодомор, пока не познакомился с бабушкой моей теперешней жены из донецкой области. Она эту хрень там застала. Кушали всякие отбросы, и то не досыта, не каждый день. Кстати, вот же сила пропаганды: бабушка всю жизнь говорила только по-украински, лишь перед самой смертью переехала к нам, и до самого конца не понимала и не любила западенцев. Как так? Авотхез.

Как-то в 1933 Львовские украинцы, прочитав в газетах о голоде в Восточной Украине, скинулись кто чем мог, и хотели отправить помощь украинской СССР через консульство СССР. Советское консульство отказывалось принимать помощь. Тогда юный студент Николай Лемик пришел в консульство с пистолетом и застрелил Алексея Майлова, советского консула и шпиона. Старое здание консульства как раз на улице, где я жил, и памятная табличка на нем.

Знаете, почему в Восточной Украине деревьев мало? Как-то раз в Советском союзе ввели налог на деревья. И оказалось, выгодней срубить яблоню во дворе, чем платить за яблоки такую цену. Деревья там долго еще считали ненужной роскошью.

Конфликты за территорию в миниатюре я на практике изучил, когда мне пришлось дважды заплатить за мой дачный участок рыночную стоимость. И когда мы проиграли войну с соседкой по коммунальной квартире. Уроки были дорогими, я хорошо усвоил, что частная собственность на недвижимость привязывает и обязывает.

Я против экспроприации. И я себе представляю, что чувствуют приезжие польские старики, глядя на дом, где они когда-то жили. Купили и жили. Или построили своими руками и жили всей семьей. А теперь там живут какие-то пьяницы в коммуналке, вместо черепицы ржавое железо, в подъезде облупленные стены и наплевано. А когда-то деревянная лестница в подъезде с утра намостичивалась консьержкой до блеска.

А знаете, откуда в Украине так много русских, и как во Львове образовалось дофига свободных хат? Из-за переселений массовых. Там и операция "Висла" была, и Депортации народов СССР, и пацификация украинцев в восточной малопольше. В общем, в Карелии половина встреченных местных хвастаются украинскими корнями.

Я себе представляю, что чувствуют австрийцы, когда посещают Львов: эти варвары просрали цивилизацию.

Я теперь поддерживаю Прибалтику в том, что у них нельзя паспорт гражданина получить без знания языка и истории державы.

Когда во Львов приезжают люди с георгиевскими ленточками возлагать цветы на сохранившийся холм Славы 9 мая — у меня двоякое отношение. Мои деды воевали на стороне СССР, но я теперь знаю, чья это земля, и какое к ним было здесь отношение.

Западная Украина — толерантнейшее место во всем мире.

Если Крыму в России не понравится, и через 40 лет он уйдет из России, там через 50 лет точно никто не будет возлагать цветы на памятники вежливых зеленых человечков. Может, кроме постаревших зеленых человечков, которым бесплатно домики у моря достались.

А националистом я стал, когда увидел, что если люди любят свою землю, и свой народ — там хорошо, а если чувствуют, что тут все чужие, и всё общее — там плохо. Если люди любят и используют свою валюту — эта валюта ценится на рынке, она стабильная и ликвидная. Если люди вс?ё пересчитывают в долларах и евро, то и экономика там такая себе.

Если люди знают цену деньгам, знают, откуда берутся деньги, как работает держава, они не будут от президента требовать электричество в дом провести бесплатно. Они не будут президента винить в том, что в подъезде наплевано.

Я побывал в Питере, и понял, что русский язык принадлежит им. Там он живет. У нас бытовой русский звучит не так. И в Белоруссии русский чужд, хоть он там и повсюду.

Я противился, когда у нас повсюду висели плакаты, что язык - это народ, что языки нацменьшинств надо позапрещать, и всё такое. Люди должны сами выбирать, на каком языке общаться. Наверное. Однако, в Черновцах, например, живет много румынов, которые выучили русский и украинский. И они не считают, что что-то не так. Закарпатская область очень на Венгрию похожа, и они тоже не просят у Будапешта защиты.

Я с удовольствием читаю хорошую украинскую литературу, стараюсь максимизировать свое использование украинского языка. Он живет в Украине, и чем больше мы на нем говорим, тем лучше он становится. Его нельзя насадить силой среди разного люда, который тут живет, но в него можно и нужно влюбить.

Майдан. ЯНК ПНХ, но я с этим запросто мог подождать до выборов. Я был сдержанно против евроассоциации, пока не прочитал текст договора :-) Я даже новости не смотрел до разгона студентов: у нас всегда кто-то чем-то недоволен. О разгоне студентов я от киевского друга узнал.

Я против того, чтобы милиция дубинками в 4 часа утра била безоружных полусонных людей под предлогом освобождения площади для ёлки. И уж конечно мне не нравилась огороженность "законной легитимной" власти. Не знаю, сколько протестующим дали американцы, но я и многие мои друзья давали деньги на это дело и просто так, и на бронежилеты, и на помощь раненым. Я не участвовал в протестах, но участвовал в патрулировании города, когда он остался без милиции.

У нас есть теория, куда пошли европейские и американские деньги: экспертам и наблюдателям, которые помогали понять происходящее и сформировать свою позицию. Даже по демократичным расценкам оперативно и непредвзято разобраться во всем этом хаосе — это большой труд.

Где-то, наверное, считается нормальным посадить нового мера в кресло — и пусть он там управляет, как считает нужным. А у нас, во Львове, мэр всегда готов к диалогу.

Главное в органах власти, как я считаю, — это не кто конкретно туда сел, а как эффективно народ может его контроллировать, изъявлять через него свою волю, и если народ против, то как законно можно поменять неугодного слугу народа. Если президент полномочия все собрал, от журналистов скрывается, и даже по крупицам утечек видно, что он вор и жулик — должны быть перевыборы. И надо вернуть парламентскую республику, чтобы интересы разных групп представляли разные депутаты, пропорционально размерам групп, а не пытался учесть один царь.

В общем, нам еще учиться и учиться демократии. У нас есть как примеры, так и контр-примеры. Я бывал в соседних странах, и я видел, что в Грузии хорошо, не смотря на более низкие зарплаты. А в России хуже, не смотря на более высокие. А в Белоруссии все боятся, скрываются. Люди в штатском спрашивают довольно личные вопросы прямо на улице. Там, конечно, порядок, но жить там не тянет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги