УкрРус

23226

Двадцать три тысячи двести двадцать шесть – шестнадцать – тридцать. Эти цифры многие британцы, возможно, к сегодняшнему дню успели выучить наизусть. Именно столько дней, часов и минут стало насчитывать царствование королевы Елизаветы II вечером 9 сентября 2015 года, примерно в 17:30 по лондонскому времени – то есть в половине восьмого вечера по московскому.

В этот торжественный момент истории Елизавета II побила рекорд продолжительности правления, принадлежавший ее прапрабабке, королеве Виктории. 63 года и 7 месяцев. Дольше на британском троне не просидел никто.

У многих, наверное, есть ощущение, что она была всегда. На земле пошло уже четвертое поколение людей, не видевших другого британского монарха.

В других странах Европы было и есть много королев, в том числе чрезвычайно популярных, но порой кажется, что есть только одна с большой буквы, имени которой можно и не упоминать, и так все поймут, что если сказано "Королева", то речь идет о Елизавете II.

Выступая в 2010 году перед Генеральной Ассамблеей ООН в Нью-Йорке, она — не без доли изящного кокетства — сказала: в последний раз я стояла на этой трибуне, если не ошибаюсь, в 1957 году. В зале повисла восхищенная тишина.

Подумать только – первым премьер-министром Ее Величества, который каждую неделю информировал ее о делах государства, был Уинстон Черчилль, большинством людей воспринимающийся как бесконечно далекий исторический персонаж, примерно как Ленин.

Елизавета II взошла на престол, когда еще был жив Сталин, она пережила Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Ельцина, а политически – и поныне здравствующего Михаила Сергеевича Горбачева.

Не удивлюсь, если она останется, когда уйдет, наконец, и Путин – особенно если вспомнить, как долго – сто один год — прожила ее покойная мать.

Странно сегодня вспоминать, что королевой Елизавета стала почти случайно. Как, кстати, и ее прапрабабушка Виктория. Обеим корону принесло стечение многих обстоятельств – бездетность одних королей, преждевременная смерть всех других наследников, а в случае с Елизаветой — знаменитая история про старшего брата ее отца, дядю Дэвида. Закоренелый холостяк и непостоянный бонвиван, он внезапно без памяти влюбился в совершеннейшую простолюдинку, немолодую, некрасивую, а главное – дважды разведенную американку Уоллис Симпсон. В самый разгар этого романа он стал королем Эдуардом VIII и захотел сделать ее своей королевой. Но по тем временам это был непреодолимый мезальянс. И тогда король отрекся от престола, сказав в своей прощальном радиообращении к нации, что не может нести тяжкий груз монарших обязанностей без помощи и поддержки любимой женщины.

Вместо плейбоя Дэвида королем стал его брат Берти, Георг VI — скромный, трудолюбивый, упорный, всю жизнь боровшийся с дефектом речи (все, надеюсь, смотрели чудесный фильм "Речь короля" — King’s Speech, почему-то "Король говорит" в нашем прокате), а 10-летняя Лилибет стала наследницей престола.

Кстати, множество людей, особенно русских женщин "с трудной судьбой", с романтическим восторгом воспринимают историю короля, отказавшегося от короны ради любви, а вот в Англии многие до сих пор на полном серьезе считают поступок Эдуарда VIII крайне безответственным и легкомысленным, недостойным королевской особы. В королевской же семье – об этом пишут все ее биографы – всегда считалось, что по вине старшего брата Георг VI, не хотевший короны и морально не готовый нести ее бремя, ставший королем только из чувства долга, надорвал и без того слабое здоровье и преждевременно, сравнительно молодым, ушел из жизни. Поэтому, продолжают знатоки королевской семейной кухни, Елизавета II, как долго она ни царствовала бы, никогда не пойдет на то, чтобы по старости лет отказаться престола в пользу сына— как это недавно сделали королева Нидерландов, короли Бельгии и Испании, ушедшие на покой и передавшие бразды правления своим детям. "Королева будет оставаться на троне до самого конца. Отречение — запретное слово в этом доме" — говорят они.

Посмотрим. Елизавета II не раз удивляла многих. В том числе – и тем, например, что разрешила старшему сына Чарльзу, наследнику престола, жениться на своей многолетней любовнице Камилле Паркер-Боулз, разведенной, между прочим, женщине – то есть совершить то, за что когда-то лишился короны и был изгнан из семьи ее дядя Дэвид.

Один из авторитетных британских историков Дэвид Старки в эти дни высказал, тем не менее, парадоксальную мысль, что за 63 года и 7 месяцев своего царствования королева Елизавета II не совершила никаких поступков и не выступила ни с какими заявлениями, о которых кто-то потом будет вспоминать; и это, мол, хорошо, потому именно поэтому царствование королевы было таким спокойным, а у большинства ее подданных не возникало поводов выражать недовольство в ее адрес – неслучайно республиканские настроения в Великобритании сегодня куда слабее, чем даже во времена королевы Виктории, символизировавшей собой расцвет империи.

Историк разумеется, говорит о политике, имея в виду, что королева ни разу не вмешивалась в нее ни словом, ни делом. Впрочем, тут он немного лукавит.

Королева, как считают многие другие историки, способствовала мирному разрешению Суэцкого кризиса в далеком 1956 году. Она удерживала правительство консерваторов во времена Маргрет Тэтчер от слишком жесткого подхода к вопросам социальной политики, особенно во времена исторического противостояния "железной леди" и шахтерских профсоюзов — из-за этого якобы между двумя женщинами отношения были весьма натянутые. Накануне референдума о независимости Шотландии она призвала граждан тщательно подумать о будущем, тем самым, возможно, оказав решающие влияние на избирателей, большинство которых высказались против выхода из состава Соединенного Королевства.

Недавно в Берлине, во время государственного визита в Германию, королева публично высказалась против новых разделений в Европе – большинство восприняли эти слова как совет британцам на предстоящем референдуме о членстве Британии в ЕС голосовать за то, чтобы остаться в объединенной Европе.

И, конечно, королеву будут вспоминать — хотя бы в связи с еще двумя недавними голливудскими фильмами, в которых был воссоздан образ Елизаветы II.

Один, только что вышедший на экран – милая комедия "Лондонские каникулы" — весьма вольно пересказывает действительную историю о том, как в ночь с 8 на 9 мая 1945 года, когда весь Лондон бурно праздновал победу во Второй мировой войне, родители разрешили будущей королеве и ее сестре, принцессе Маргарет, отправиться гулять по городу, инкогнито. Разумеется, в сопровождении многочисленных крепких молодых людей в военной форме.

Это был, наверное, единственный случай в жизни Елизаветы, когда она, еще практически неузнаваемая, смешалась с толпой будущих подданных и провела так много часов подряд. Но – в отличие от фильма – не загуляла до утра, оторвавшись от охраны, а вернулась домой строго к назначенному времени, когда пробило час после полуночи.

А другой фильм – это, разумеется, "Королева" с Хелен Миррен – про самые трудные дни, которые, возможно, когда-либо пришлось пережить Елизавете – когда в 1997 году она поначалу не хотела вместе с остальной Англией публично скорбеть о гибели нелюбимой невестки – принцессы Дианы, а поняв, что ошиблась и поставила монархию на грань политического кризиса, нашла в себе силы перешагнуть через личные чувства, поменять позицию, выступить с траурной речью перед нацией, принять участие в похоронах Дианы.

Бывший посол Великобритании в Москве сэр Родерик Лайн, которому в бытность помощником премьер-министра Джона Мэйджора много раз приходилось участвовать во встречах своего шефа с королевой, сказал мне однажды: "Евгений, поверьте мне, Хелен Миррен совершила маленькое актерское чудо – она сыграла Елизавету II ровно такой, какая она есть в жизни".

Пересмотрите тот фильм – и, право слово, в конце Вам захочется воскликнуть:

"Да здравствует королева!"

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги