УкрРус

Дебальцевский плацдарм: вступление. Углегорск. Никишино

Подразделения, участвующие в обороне Дебальцевского плацдарма зимой 2015 года:

128-я ОГПБр,

17-я ОТБр,

54-я ОРБ,

1-я гвардейская ОТБр,

30-я ОМБр,

54-й ОРБ,

РТГр 169-й УЦ "Десна",

79-я ОАЭМБр,

24-я ОМБр,

57-я ОМПБр,

26-я ОАБр,

27-я РАБр,

44-я ОАБр,

55-я ОАБр,

101-я ОБрО ГШ,

13-й БТРо "Чернигов – 1",

25-й БТРо "Киевская Русь",

40-й БТРо "Кривбас",

42-й БТРо "Рух Опору",

батальон НГУ имени Кульчицкого,

батальон "Донбасс" НГУ,

милицейский батальон "Киев – 2",

милицейский батальон "Артёмовск",

милицейская рота "Свитязь",

3-й полк СпН,

8-й полк СпН,

73-й МЦ,

Международный миротворческий батальон имени Джохара Дудаева.

Пишет Серж Марко для "Петр и Мазепа".

Дебальцево

Дебальцево, небольшой городок в Донецкой области, находящийся на узле железнодорожной ветки, стало эпицентром одного из основных военных событий российско-украинской войны. Именно ожесточённые бои зимы 2014–2015 года привлекли к нему внимание, как к самой масштабной военной операции сепаратистов и войск РФ.

db1b

С начала вооружённого конфликта на востоке Украины Дебальцево, как и большинство других городов Донецкой области, перешло под управление самопровозглашённой "ДНР". В апреле 2014 года госинституты этого города перестали подчиняться украинским властям.

После восстановления контроля над Славянском ВСУ перешли в наступление в секторе С, в котором находился этот населённый пункт. Во второй половине июля силы ВСУ начали наступление в сторону Дебальцево с целью рассечь территории Донецкой и Луганской областей. В результате непродолжительных боев 21 июля город перешёл под контроль ВСУ.

События конца лета-начала осени заставили пересмотреть концепцию ведения АТО после вторжения регулярных российских войск на территорию Украины. После чего в районе Дебальцево, в котором самым ближним к позициям сепаратистов был небольшой городок Углегорск, начала формироваться линия обороны.

Под Дебальцево с лета 2014 года не происходило серьёзных боестолкновений, но регион нельзя было назвать тихим. Только у 25-го БТРо за период с августа по январь погибло 8 бойцов. Диверсионные группы "Л/ДНР" постоянно ходили к городу. После объявленного в сентябре перемирия там выполнялся режим прекращения огня, хотя периодические обстрелы случались. Как потом оказалось, эти обстрелы были своеобразной мотивацией "закопаться", выстроить систему ВОПов и РОПов, вырыть окопы. Именно благодаря этому бойцы на Дебальцевском плацдарме понесли столь низкие потери во время интенсивного артиллерийского огня "Л/ДНР" и подразделений РФ в период зимних боёв (под низкими потерями имеется в виду до сотни погибших от артобстрела в течении трёх недель с учётом интенсивности артиллерийских обстрелов). В январе-феврале на протяжении почти трёх недель два раза в сутки (ночью и к началу утра) по Дебальцево и позициям ВСУ возле него отрабатывали три дивизиона "Градов" (до 54 пакетов!). Кроме "Градов", по городу и окрестностям палили батарея "Пионов", как минимум одна батарея "Ураганов", два дивизиона артиллерии 152-го калибра; артиллерию 122-го калибра и миномёты при создавшейся плотности огневого поражения бойцы уже и не считали. После нарушения перемирия боевиками "ДНР/ЛНР" и начала ожесточённых боёв в районе донецкого аэропорта командование ВСУ поняло, что весь военный потенциал собирается для удара в одном из направлений, формируя ложные пути наступления. Оба армейских корпуса "ДНР" и "ЛНР" готовились к наступлению. Дебальцево, как одно из возможных направлений атаки, было усилено в январе 2015 года подразделениями ВСУ и МВД.

В районе города были начаты наступательные военные действия со стороны сепаратистов, которые достигли пика 22 января, что было озвучено самопровозглашенными властями "ДНР". В основном бои сводились к обоюдным обстрелам артиллерии, которая была расставлена в секторе. Именно от её работы у боевиков начались серьёзные потери. В ответ они наносили огневые поражения по посёлкам: Попасная, Троицкое, Никишино, Чернухино, Ольховатка, Редкодуб и по самому Дебальцево. Он был относительно плохо защищён, линия обороны была со стороны "Дебальцевского креста", перекрёстка дорог перед городом.

За время осенних боёв в секторе сложилась эффективная система управления артиллерийским огнём. По особенностям рельефа местности самыми уязвимыми с точки зрения возможностей артиллерийской поддержки оставались опорные пункты в Никишино и Редкодубе, а также весь Углегорский участок обороны. В штабе 128-й бригады была организована хорошая работа по огневой поддержке наших боевых порядков и довольно эффективная контрбатарейная борьба. Одну из ключевых ролей в налаживании эффективной боевой работы сыграли офицер 128-й ОГПБр "Скеля" и группа артразведки 25-го ОМПБ "Киевская Русь". Это позволяло на первых порах уверенно отражать массированное наступление противника, за исключением указанных проблематичных районов. Но невосполняемые в течение сражения потери артиллерии группировки в стволах значительно снижали мощь огневой поддержки. Так, убыль в артиллерии на протяжении трёх недель сражения составила около 70%. А все три САУ, прибывшие для восполнения потерь, вышли из строя по техпричинам в течение первых трёх суток. Причина — плохая подготовка и обслуживание при снятии с длительного хранения. Помощь "старшего брата" (артбригад с "большой земли") не могла полностью компенсировать эти потери. А модель управления огнём через несколько штабов снижала эффективность этой помощи на порядок. Только в финальной части сражения эта порочная практика была временно отложена и корректировщики практически напрямую работали со стволами "старшего брата", что дало очевидный и сокрушительный результат для противника.

Подобная картина с износом артиллерийских стволов и невысокой эффективностью работы артиллерии была и в других подразделениях, которые работали по Дебальцевскому плацдарму. Тотальное, нарастающее с каждым днём огневое превосходство противника не оставляло возможности удержать город.

С учётом того, что район соприкосновения был относительно небольшой и основные пути наступления были хорошо пристреляны украинской артиллерией, первые наступления боевиков захлебнулись. Обычная попытка штурма под Дебальцево выглядела таким образом: боевики с техникой пытались выдвинуться к укрепрайонам ВСУ, их замечали разведчики, работающие в районе боевых действий, и наводили на них артиллерию. После потерь, нанесённых огневым поражением, боевики ретировались. Идея боевиков раздавить сопротивление ВСУ под Дебальцево при помощи численного превосходства двумя корпусами "Д/ЛНР" не приносила своих плодов.

Основные потери сепаратистов вылились в противостоянии конца января. Учитывая бесплодность попыток наступления, в организацию боевых действий подключились штатные войска РФ с их командирами. Первыми ударом был выбран Углегорск параллельно с наступлением из Санжаровки на опорный пункт "Валера". Их целью было оформление окружения по линии Углегорск – Логвиново – Санжаровка. Бой на опорном пункте "Валера" в деталях описан во многих источниках — как украинских, так и сепаратистских. В итоге противник потерял 5 танков, 3 из которых были уничтожены прямо на опорнике, в том числе их командира с позывным "Монгола". Одним из результатов этого боя было снятие комбата сепаратистского батальона "Август". После боёв за Новогригорьевку 7–8 февраля этот батальон был расформирован, после потери боеспособности ввиду больших потерь. Пехота до опорного пункта не дошла по той причине, что была рассеяна украинской артиллерией на подходе. Эти бои научили сепаратистских танкистов не атаковать украинские опорные пункты без поддержки пехоты.

Углегорск

Город был атакован 28–29 января. Там стояли несколько блокпостов, практически отсутствовали защитные сооружения. Оборона в основном осуществлялась подразделениями 13-го отдельного мотопехотного батальона и подразделений МВС (батальон "Свитязь"). По словам очевидцев, украинская техника не была вкопана, танки и МТЛБ не имели капониров и противотанковые пушки на танкоопасных направлениях стояли открыто, являясь лёгкой мишенью. Боевики проникли в город в гражданской одежде и в момент штурма поддержали штурмовую группу сепаратистов и военнослужащих РФ из Бурятии, которые были переброшены в числе подразделений, помогавшим в захвате Дебальцевского плацдарма.

db1b

Этот населённый пункт имел крайне не выгодное для обороны положение. Сам город и подходы к нему полностью просматривались и простреливались противником, напротив — со стороны врага было много "слепых" зон и плотных даже зимой "зелёнок", вплотную подходящих к городу и дороге Углегорск – Дебальцево.

Опорный пункт на железнодорожном переезде был буквально сметён в весьма короткое время, бои переместились в город. Обе стороны начали наносить взаимные удары артиллерии. В самом Углегорске начались танковые бои. По мнению очевидцев, Углегорск атаковала танковая рота противника. Четыре танка подорвались на минном шлагбауме у Углегорска, один вступил в бой в самом городе, подбив украинский танк, но был сам, в свою очередь, уничтожен другим танком ВСУ.

Параллельно этим событиям сепаратисты начали брать Углегорск в окружение. Учитывая тот факт, что силы сепаратистов и войск РФ значительно превышали силы и средства ВСУ в секторе, было принято решение отступить. На тот момент в городе оставалась уже небольшая группировка ВСУ, состоящая из артиллеристов (35 человек) и окопавшаяся в интернате милицейская рота "Свитязь" (37 человек).

В первый день штурма Углегорска командование сектора поставило задачу снять с Коммуны "кого можно" и в составе сводной колонны совместно с подразделением Нацгвардии "зачистить" город. Около 50 человек из состава 2-й роты и РОП 25-го ОМПБ во главе с комбатом на БТР-80 и 2-х БМП-1, совместно с подразделением Нацгвардии (около 50 человек) на 5 БТР-80 выдвинулись в Углегорск. В районе первых домов спешились и оставили бронетехнику. В город заходили двумя группами по параллельным улицам: одна во главе с "Высотой" (командиром 25-го ОМПБ) и "Скорпионом", вторая во главе с "Мажором" и "Бандитом". Через 3–4 квартала группа "Мажора" попала под перекрёстный огонь противника, засевшего в зданиях. Враг, судя по интенсивности огня, располагал значительными силами, поддержкой миномётов и снайперов. На первых минутах боя Нацгвардия, шедшая вторым эшелоном, отступила к "броне" и уехала. В начале боя украинские подразделения потеряли командира взвода "Бандита" и почти сразу и. о. командира 2-й роты "Мажора". Около двух часов, уже в темноте продолжался бой с превосходящими силами противника. Только после эвакуации убитых и раненных тактическая группа 25-го ОМПБ покинула Углегорск. Итог боя — 2 убитых, 3 раненых со стороны 25-го ОМПБ. Противник тоже, очевидно, понёс потери в результате этого боя, которые не было возможности подтвердить.

Подразделения ВСУ и МВД в течение двух суток контролировали южную часть города, кроме интерната. Был занят Дом культуры, который держали для подкрепления, которое должно было прийти. Но в связи с тем, что подкрепление всё никак не заходило, Дом культуры пришлось оставить.

Рота "Свитязь" и артиллеристы 13-го ОМПБ в течение трёх дней находилась в окружении в Углегорске, пока командованием рассматривались варианты атаки, позволившей вернуть город под контроль ВСУ. Подразделения 1-го батальона 30-й бригады и батальона "Донбасс" НГУ осуществляли попытки захода туда, но в результате боёв отходили. Под Углегорск выдвинулась группа 73-го МЦ, которая получила приказ в составе сводного отряда, состоящего из группы огневой поддержки и группы БПЛА, провести разведку района. Под Углегорском, у Дебальцево, разведчиками 73-го МЦ был замечен бывший комбат батальона "Донбасс" НГУ Семён Семенченко. Он с ротой "донбассовцев" подъехал к дороге на Углегорск у железнодорожного переезда, после чего было построение и группировка "Донбасс" НГУ выдвинулась прямо по дороге в город. Она без доразведки пошла в сам город, что вызвало удивление у разведки 73-го МЦ, которых отправили в этот район, чтобы произвести разведку района и передать данные для планирования эффективного штурма Углегорска, с целью разбить кольцо окружения, которое блокировало "Свитязь". Сам Семенченко развернулся и поехал назад в Дебальцево. Далее "донбассовцы", двигаясь по дороге в Углегорск, наткнулись на засады, выставленные противником у дороги (как потом выявили беспилотники 73-го МЦ, которая делала разведку района, с левой стороны дороги был окопан БМП и установлены пулемётные точки, с правой — окопан танк и тоже установлены пулемётные точки, со стороны дач работали снайпера противника), и, понеся потери, отступили. Разведчики 73-го МЦ доложили о бое, как и о том, что, по сути, они являлись свидетелями, как гражданское лицо отправило в бой подразделение НГУ, которое наткнулось на засады. После чего разведчики 73-го МЦ, собрав раненых "донбассовцев", отступили к Савельевке. Подразделение 30-й бригады пробилось в город со стороны Александровского / Каютино, но вынуждено было отступить, не успев эвакуировать "Свитязь" и артиллеристов.

Во время боёв в Углегорске впервые была замечена российская авиация. Бойцы увидели российский штурмовик, который, пролетая низко, "сделал коробку" и улетел в сторону Савельевки. БМП 30-й бригады, которая находилась перед городом, сразу ретировалась в поисках укрытия. Командиры подразделений дали указание прятаться своим бойцам, если они снова увидят самолёт, так как средствами ПВО те обеспечены не были. В дальнейшем российские штурмовики несколько раз видели подразделения 73-го МЦ, батальона "Донбасс", 25-го БТРо. 128-я бригада передала в штаб информацию о появлении российских самолётов в секторе.

На третий день боёв в Углегорске стало понятно, что отбить город не выйдет, к сепаратистам подошло усиление со стороны Кондратиевского в виде БТГр, оснащённой танками, БМП, БТРами, после чего подразделения ВСУ и НГУ занимались уже поставленной перед ними задачей по эвакуации роты "Свитязь" из окружения. По истечении трёх суток "Свитязь" и артиллеристы покинули место своего базирования и Углегорск без потерь, выйдя по маршруту, по которому на день раньше к ним подходило подразделение 30-й бригады.

Подразделения 30-й ОТБр перекрыли трассу за Углегорском, создав новый рубеж в обороне, на чём бои в этом городе завершились.

Никишино

26 января в район Дебальцевского плацдарма прибыл 25-й ОМПБ "Киевская Русь". Командование сектора сразу по прибытию поставило задачу выдвинуть одну ротную тактическую группу для замены личного состава на опорном пункте в Никишино и вторую — в район Коммуны. Из боевых подразделений батальона было сформировано две ротные тактические группы. Та, что на базе 1-й роты + разведвзвод (всего 52 человека + БТР-70), 27–28 января была направлена на опорный пункт в Никишино;, та, что на базе 2-й роты + РОП, — в район Коммуны. ПТБ была выставлена в районе железнодорожного переезда на дороге Углегорск – Дебальцево. Эти подразделения заняли позиции 28 января.

db1b

26 января группа рекогносцировки встретилась с комбатом 15 ОГПБ "Пеплом". От него получила уточнения, что личный состав на опорном пункте "Никишино" жаждет ротации, из вооружения он оставит 2 БМП и ЗУ в распоряжении 25-го ОМПБ. Относительно количества личного состава на ОП "Никишино" "Пепел" чётко ответить не смог. В общих чертах сказал, что в лучшее время там была примерно одна рота.

27 января на ОП в Никишино прибыл разведвзвод, а к вечеру 28-го — 1-я рота, итого 52 человека с одним БТР-70. В это время на ОП находилось подразделение 128-й ОГПБр в составе почти 100 человек, усиленные 3-мя БМП-1 и 3-мя Т-64. Командование сектора ставило задачу заменить пехоту на опорном пункте в Никишино, но по прибытию тактической группы 25-го ОМПБ подразделения 128-й ОГПБр, сославшись на приказ, мгновенно покинули ОП в Никишино вместе с техникой.

Обещанная "Пеплом" техника в неудовлетворительном техническом состоянии находилась в северо-западной части села, до которой необходимо было прорываться по чистому полю в условиях визуального и огневого контроля подходов противником.

Таким образом, вместо усиления ОП, подвергавшийся последние дни массированным обстрелам и атакам противника, был ослаблен в несколько раз. Опорный пункт представлял собой восемь домов на северной окраине села с оборудованными под укрытия подвалами. Общая его площадь составляла приблизительно 50 на 100 метров. С рассвета 29 января противник приступил к массированному обстрелу ОП ствольной артиллерией и миномётами калибром 152, 122 и 120 мм. Около 09:00 отказала связь по причине севшего АКБ. В середине дня прямым попаданием в блиндаж была выведена из строя антенна. В течение светового дня огнём артиллерии противника прямыми попаданиями было разрушено три здания (из восьми) на территории опорного пункта. 3 человека получили тяжёлые ранения, большинство бойцов получили лёгкие контузии, но остались в строю. При попытке эвакуации раненых на большую землю из НСВТ, установленном в клубе, был повреждён БТР, но какое-то время он ещё работал. Личный состав из укрытий в разрушенных зданиях был освобождён из-под завалов с внешней помощью. Также были отбиты две массированные атаки мотопехоты противника. По данным радиоперехвата, в этот день с юга и юго-востока на опорный пункт в Никишино наступали две роты противника в составе около 150 человек, а с севера и северо-востока — рота чеченцев. Взвесив шансы удержать позицию в течение следующего дня в условиях отсутствия связи с командованием (в том числе батальона) и фактического окружения, командиры групп старший лейтенант "Пит" и майор "Дед" приняли решение прорываться в сторону опорного пункта "Станислав" в посёлке Редкодуб. Хотя рассматривался ещё и вариант с Каменкой. В итоге было решено выходить на Редкодуб для зачистки и занятия остальной части села. В ночь на 30 января при поддержке танка с ОП "Станислав" группа во главе с "Питом" прорвалась на этот опорный пункт. Во время перемещения БТР окончательно вышел из строя и последние 500 метров его буксировал танк. Впоследствии этот БТР использовался (в окопе) как стационарная огневая точка.

Опорный пункт "Станислав" представлял собой два отдельно стоящих здания и три блиндажа с восточной стороны железнодорожной ветки площадью примерно 100 на 120 метров. Остальная часть села располагалась западнее. На ОП "Станислав" находилось около 60 бойцов 128-й ОГПБр, усиленные одним исправным танком, ДШК, АГС и СПГ-9. Кроме того, на позиции находились неисправные два Т-64, 120-мм ПМ, два "Василька", БМП-1. Из-за скученности личного состава и техники опорный пункт был очень уязвим перед сосредоточенным огнём артиллерии, поэтому было принято решение, несмотря на полное отсутствие разведданных о количественном составе противника, провести зачистку (на самом деле планировалась психическая атака с целью выдавливания противника хотя бы с южной окраины) части села для расширения ОП.

31 января штурмовая группа в составе 13 человек (2 бойца 128-й ОГПБр + 11 бойцов 25-го ОМПБ) вступила в бой с превосходящими силами противника. В результате 25-й ОМПБ потерял 2-х человек убитыми и 1 был тяжело ранен. По данным радиоперехвата в этом бою противник потерял 9 убитыми и 14 раненными. Северная часть села также была занята врагом, а с кургана, возвышавшегося с северо-восточной части, он держал под огневым контролем весь населённый пункт. Артиллерия противника калибров 152 мм,122 мм и 120 мм держала под "зрячим" огневым контролем все окрестности посёлка Редкодуб вплоть до опорного пункта "Балу" (4 км к северу), открывая огонь даже по одиночным бойцам. С западной стороны село заблокировано полностью непроходимым для техники болотом с единственной условно проходимой (для БМП и МТЛБ) "тропой", которую враг контролировал с помощью гранатомётов и другого стрелкового оружия. Дорога с опорного пункта "Балу" на Никишино на всём протяжении до посёлка Редкодуб была под плотным ближним (до 300 метров) огневым контролем противника, и на нескольких участках заминирована. Таким образом, опорный пункт "Станислав" находился в полном окружении. Личный состав там ситуацию понимал, ОРВ 25 предлагал прорыв группы для информирования вышестоящего командования о местах установки засад и реальной ситуации на ОП. Добро получено не было. В результате, 1 февраля при попытке вывоза раненых с этого опорного пункта на ОП "Балу" был разбит конвой из двух БМП. Несмотря на это, командование сектора даёт команду на отправку конвоя с пополнением БК для опорного пункта "Станислав" из состава тыловых подразделений 25-го ОМПБ. Как впоследствии оказалось, для обеспечения охраны колонны был выделен Т-64 с мехводом и наводчиком. И с двумя "пассажирами", не обученными стрельбе из танка. Командир ехать отказался, а без него этот танк стрелять не мог. В результате попытки прорыва потери 25-го ОМПБ составили 6 убитыми и 2 раненых (в том числе начальник службы РАВ), которые попали в плен, подбиты БРДМ, БТР и ГАЗ-66.

Впоследствии, 3 февраля командование сектора пыталось отправить на "Станислав" такой же (даже слабее) конвой с боекомплектом. Но усилиями офицеров 25-го ОМПБ во главе с комбатом эта авантюра была остановлена, и командование сектора решило задействовать для доставки боекомплекта один из батальонов 30-й бригады. На момент начала этой операции боекомплекта на опорный пункт "Станислав" для 25-го ОМПБ практически не оставалось. Также создавала трудность "разница калибров", так как стрелковое оружие у личного состава 25-го ОМПБ было калибра 7,62 мм, а у 128-й ОГПБр — 5,45 мм. Все эти дни не прекращались обстрелы и попытки штурма опорного пункта "Станислав". 4 февраля на ОП наступала пехота при поддержке четырёх танков, из которых были уничтожены два, тяжело повреждён один (впоследствии отбуксирован противником), МТЛБ и большое количество пехоты. Один танк противник бросил практически в исправном состоянии. Из радиоперехвата стало известно, что враг прозвал обороняющихся на ОП "Станислав" "тараканами" за то, что они после массированных обстрелов "вылезают из всех щелей, как тараканы, и отбивается от атак". "Рассмотрев" это "предложение", 1-я рота 25-го ОМПБ приняла почётное наименование "Боевые тараканы", которое потом было растиражировано в СМИ после боёв под Никишино.

К Редкодубу несколько раз выдвигалась группа разведчиков во главе с командиром с позывным "Викинг". В результате такого выхода была обнаружена батарея САУ противника, которая обстреливала трассу Е 50, миномётную батарею и опорный пункт "Балу". После обнаружения "Викинг" навёл на батарею огонь украинской артиллерии, после чего та была уничтожена. Подрыв как минимум двух САУ был зафиксирован визуально.

6 февраля 3-й батальон 30-й бригады при поддержке нескольких танков начал манёвры (то выдвигался колонной в сторону Редкодуба, то уезжал в сторону Дебальцево, и так несколько раз) со стрельбой на дистанциях не ближе 1–1,5 км от Редкодуба. К посёлку подошла группа 73-го МЦ для проведения разведки и помощи при эвакуации группировки. При этом колонне с боеприпасами и продовольствием на четирёх "Уралах" (из батальона "Артёмовск") во главе с офицером штаба 25-го ОМПБ был дан приказ двигаться в центральную часть Редкодуба с запада. Не имея сведений о характере местности, колонна увязла в сплошных болотах 2–2,5 км западнее села. Командиром 25-го ОМПБ было принято решение снять с позиции в Коммуне БМП-1 и направить его в помощь колонне. Часть боекомплекта была перегружена на эту БМП и она, благодаря суматохе, вызванной манёврами колонн 30-й бригады и поддержке двух БМП разведки 128-й ОГПБр 30-й ОМБр под командованием "Варшавы", проскочила в центр Редкодуба, где окружённые, используя остатки боекомплекта, выбили противника и заняли центр села для встречи конвоя. Получив пополнение боекомплекта в количестве, достаточном на боевой день, окружённые совместно с группой разведки 128-й ОГПБр под командой "Варшавы", усиленные танком 17-й бригады под названием "Ласточка", выбили противника из большей части села (центр и юг), обеспечив нормальный проход к единственной тропе, соединяющей их с контролируемой украинскими подразделениями территорией. Израсходовав в бою практически весь полученный боекомплект, личный состав на опорном пункте "Станислав" и ротная тактическая группа 25-го ОМПБ, воспользовавшись туманом, прикрывшим отход от корректировщиков артиллерии противника, покинула Редкодуб. Оставление опорного пункта "Станислав" в сложившихся условиях было единственным правильным решением. Позиция была полностью блокирована, а любой прорыв к ней — это полноценная общевойсковая наступательная операция в условиях тотального огневого контроля полностью открытой местности стрелковыми огневыми средствами и артиллерийской группировкой противника.

db2

В результате этого боевого дня потери украинских войск составили: четыре человека погибшими, три танка (один подбит ДРГ противника в районе опорного пункта "Балу", второй, который безнадёжно сел в болоте на виду у врага западнее Редкодуба, подорван, третий — "Ласточка" — подбит при зачистке южной части села). Один "Урал" безнадёжно сел в болоте, после чего был сожжён. По данным радиоперехвата, противник понёс потери 62 человека убитыми и раненными.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги