УкрРус

В российской экономике начались тектонические сдвиги?

Чуть больше четырех лет назад президент Путин подписал свои майские указы, один из которых содержал, на мой взгляд, очень странное требование — предусмотреть "завершение до 2016 года выхода государства из капитала компаний "несырьевого сектора", не относящихся к субъектам естественных монополий и организациям оборонного комплекса". Странное – не потому, что я считаю его неправильным, совсем даже наоборот. А потому, в предшествующие годы в России проводилась прямо противоположная политика.

Российское государство прямо или опосредованно — через госкомпании, госбанки, госкорпорации — становилось собственником разнообразных активов, иногда отбирая силой, иногда хитростью, а иногда выкупая их за деньги или за долги у частных собственников, - пишет Сергей Алексашенко для Коммерсант.ру. - "Медиа-Мост", "Сибур", "Сибнефть", ЮКОС, "ВСМПО-Ависма", АвтоВАЗ, "КамАЗ", Банк Москвы, "Связь-банк", "Глобэкс-банк", агрохолдинг "Разгуляй", "Донстрой", ТНК-ВР – вот наиболее громкие имена из такого списка.

Я так и не смог понять, что двигало российским президентом в тот момент, когда он подписывал указ с достаточно прямой нормой, которая противоречила его политике. Но правительство честно попыталось его выполнить. С самого начала стали верстаться списки предприятий, подлежащих приватизации, планы проведения необходимых процедур. И тогда речь действительно шла о настоящей приватизации, когда государство собиралось отдать контроль за деятельностью компаний в частные руки.

Но прошло немного времени и все затихло – то есть даже вспоминать о необходимости выполнения нормы указа стало неприличным. Более того, госбанк ВТБ и госкомпания "Ростелеком" решили выкупить у шведских инвесторов оператора мобильной связи Теле2. Российский суд в немыслимо короткие сроки постановил считать, что приватизация "Башнефти" прошла с нарушением закона, и вернул компанию в госсобственность. Следственный комитет настолько не по-детски наехал на владельцев аэропорта "Домодедово", что даже Генпрокуратура не может его остановить.

Но вот случился очередной кризис, у бюджета закончились деньги, и вопрос о приватизации снова встал на повестку дня. И только что возвращенная государству "Башнефть" попала в списки на продажу. Став при этом единственной компанией, где продается контроль.

У меня с самого начала не было сомнений в том, кто должен стать покупателем, поэтому заявления министров экономического блока и даже президента о том, что ни одна госкомпания не может участвовать в конкурсе на покупку "Башнефти" меня сильно удивили – неужто в российской экономической политике начались тектонические сдвиги, и старые догматы веры перестали быть неприкосновенными?

Но, похоже, не только я, но и руководитель "Роснефти", Игорь Сечин ничего не слышал о таких сдвигах, и его компания смело подала свою заявку на покупку.

Что будет дальше? Не знает никто. То есть, все знают, что решение будет принимать один-единственный человек, но предсказывать это решение не берется никто. Да, и зачем гадать на кофейной гуще, если любое решение будет правильным?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги