УкрРус

Пропаганда обещает Москве "нереволюцию"

Признаться, порой с большим интересом читаю прокремлевскую прессу, особенно – колонки и аналитику, где авторам позволено чуть больше, чем рядовым пропагандистам. Дело вот в чем: мысленно вставляя перед глаголами и определениями частицу "не" можно с большой долей достоверности понять, о чем они думают, на что надеются и чего боятся на самом деле. Описанный прием – не единственный., пишет Иван Яковина для издания Новое Время.

Против пропаганды также неплохо работает внутренняя инверсия сущностных смыслов. Грубо говоря, если какому-то явлению или событию категорически отказывают в существовании, то, можно не сомневаться, оно стопроцентно наличествует в реальности. И наоборот, то, что превозносится как несомненный факт, наверняка является иллюзией.

Например, пропаганда уверенно сообщает, что "российских войск на Донбассе нет". Вывод: без сомнения они там имеются. Или "Херсонес всегда был нашей "Храмовой горой". Разумеется, чушь. Ну и так далее.

Так вот на днях я обнаружил в насквозь прокремлевской газете "Известия" прелюбопытную колонку, автор которой – Максим Соколов – долго и пространно объяснял, что Алексей Навальный – конечно, жулик, но неопасный, а мелкая сошка, никто и ничто, его популярность полумертва, угрозы для власти он не несет. Поначалу я, откровенно говоря, глазам своим не поверил: из зубастого, покрытого ядовитой слизью богомерзкого чудовища, порожденного непосредственно адом Госдепа, оппозиционер как-то подозрительно быстро превратился в незадачливого карманника от политики, "гешефтмахера", настолько никчемного, что автору колонки его даже как будто немного жаль.

Но антипропагандистский метод чтения живо расставил все на свои места. Оказывается, Навальный в головах российских начальников и их трубадуров раздулся до проблемы невероятных масштабов. Они действительно не знают, что с ним делать и боятся.

Автор колонки, правда, дает совет: оппозиционеру нужно назначить "максимально мягкий приговор", что в нынешних условиях фактически означает – отпустить на свободу, признав невиновным (второй условный срок ему дать уже нельзя, сейчас либо сажать, либо отпускать). Переставив значения местами, можно сделать вывод, что в Кремле задумываются о сердечном приступе или неудачной операции для своего оппонента.

Но это еще не все. Главное в тексте, как обычно, было в двух последних абзацах. Оказывается, несанкционированный митинг под стенами 15 января, обернется "святочными забавами", и уж, конечно, это будет "не революция, а вздор, дрязг, сапоги всмятку". Объяснение, впрочем, не слишком оригинальное: "…никогда и нигде в мировой истории право народа на восстание против тирании не реализовывалось по предварительной заявке". Вывод ясен: российские власти ожидают от митинга серьезных последствий. Весьма красноречиво в этом контексте звучит оброненное "не революция". Именно ее родимую ждут и ее же боятся: истерическая реакция прокуратуры, впервые в истории бросившейся закрывать посвященные митингу группы в соцсетях – яркое тому подтверждение.

Читайте:Миссия Путина – утилизация постсоветских моделей

Тут надо отметить, что сами российские оппозиционеры не слишком верят в свержение Владимира Путина по итогам акции, до которой еще три недели. Никаких разговоров о революции они не ведут, даже "мирный Майдан" для них – недостижимая пока мечта. В то, что у митинга будут серьезные последствия, верит лишь горстка людей. Однако прокремлевские СМИ с таким усердием бросились отрицать любую возможность каких-то изменений, с усердием, вызывающим к памяти рассказы об "ополченцах, у которых нет "Буков’" или "российских военных, которых нет в Донбассе". Это обстоятельство уже вызвало ряд недоуменных постов популярных российских блогеров. Похоже, в Кремле знают о предстоящем митинге что-то такое, о чем не догадываются даже его устроители. И властям это "что-то" очень не нравится.

И кстати: Соколов не прав, когда пишет, что история не знает случаев революций "по предварительной заявке". Совсем недавно, в прошлом году, египетские гражданские активисты и оппозиционеры не меньше месяца активно готовились в соцсетях к предстоящей годовщине президентства Мохаммеда Мурси. В назначенный день несколько сотен тысяч человек разом вышли на площади, а уже через неделю Мурси переехал из президентского дворца в тюремную камеру. В этом ему, правда, помогли выступившие на стороне народа военные – местная элита. Российская элита – олигархи и чиновничество – сейчас тоже не в восторге от санкций и стремительного обесценения своих активов. Так что возможно все.

P.S. Да, и я лично в российский Майдан верю!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги