УкрРус

Аэропорт. Кошмар, от которого не проснуться

Сегодня день памяти последних киборгов донецкого аэропорта.

Все о них пишут что-то. А я не могу.

Большинство из вас помнит, чем для меня был аэропорт. Лично для меня. Большинство из вас помнит все, что мы с вами лично сделали, чтобы не было сегодняшнего праздника. Подавляющее большинство тепловизоров там было от вас. Без них трагедия случилась бы куда раньше и была бы куда больше. Спасибо, что сберегли тех, кто вернулся. Вечная память тем, кто остался навсегда в бою за бессмысленный с военной точки зрения символ украинского сопротивления.

Я не буду вас обманывать. У меня не было времени дружить и сближаться с ребятами. За время обороны нового терминала я был возле ДАП всего 1,5 раза: когда отдавал винтовки 95-й бригаде и когда отдавал 4 тепловизора 122-му батальону 81-й АЭМБр. Второй раз был буквально за 10 дней до конца. И те тепловизоры прожили недолго. Но, возможно, были самыми важными из всех.

Поскольку я старался не сближаться – мне повезло. Все "мои киборги" вернулись живыми. Кто-то через плен, кто-то - через 8 минут остановки сердца. Но все. Я не знаю, плохо это или хорошо, что я не знал Ивана Ивановича Зубкова (в честь которого впоследствии назовут 90-й батальон), не знал многих других. С одной стороны, это была бы огромнейшая честь. С другой – его гибель могла бы меня слишком сильно выбить из колеи и тепловизоров было бы меньше. Я точно пересекался с погибшими в коридорах казарм, в которых они жили. Но у них не было времени на меня, а у меня – на них. Мы тогда еще верили, что все как-то да обойдется. Хотя было очевидно, что из терминала пора уходить.

Я видел, как замполит 122-го батальона говорил по телефону об одном из первых "двухсотых" с его семьей. Таких разговоров у него будет еще очень много. Многих матерей еще долго будут обманывать "волонтеры", которые будут говорить, что их сын в плену, а не погиб - и будут просить денег. Потом они будут получать эти деньги и пропадать без следа. Война для многих стала временем возможностей. Для одних – заработать, для других – прославиться, для третьих – погибнуть.

Я не ездил в Терминал. Я просто не видел в этом смысла. За свои 1,5 заезда в тот район я имел очень неплохую возможность погибнуть, но судьба миловала. Второй раз без реальной необходимости я не хотел ее проверять.

За время сражений за ДАП там было много туристов. Многие люди делали себе на этом пиар, хотя пользы особой не принесли, а некоторые даже привели к серьезному риску для жизней ребят. Многие молча и без лишней шумихи делали колоссальнейший труд. И спасли сотни жизней. Я бы хотел их назвать:

Оля Башей, Галина Алмазова, Шаман, Леша Липириди, Родион Григорян, - это только те, кого я вспомнил сразу. Те, кто помогал всем подразделениям, от правосеков до ВДВ. Кто был там при большинстве ротаций. Те, кто не один раз мог там погибнуть. Те, для кого этот аэропорт стал чем-то личным. Кто жил с ребятами в окопах, дежурил в Водяном на санитарках, возил тепловизоры под градами. А были еще АрмияСОС, Народный Тыл и Народный проект, Самооборона Львова и много организаций помельче. Я хочу, чтобы вы их тоже помнили. Чтобы знали, что они боролись на своих фронтах за общий результат.

Сумбурный получается текст. Мне очень сложно об этом всем писать. Еще сложнее говорить об этом просто и коротко. Сложить все это в голову я не смог за этот год.

Попробую сказать проще: это был ужас.19- 20 января прошлого года были похожи на кошмар, в котором ты щипаешь себя - и не можешь проснуться. Как буд-то самое плохое, что могло случиться стало происходить с ужасающей скоростью.

Я до сих пор не могу подобрать слов. И я всегда буду помнить людей, у которых не хватило мужества вовремя дать команду на отход. Которые держались за рейтинги, погоны и стулья, пока молодая украинская кровь согревала качественный и холодный бетон нового терминала ДАП.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги