УкрРус

Пять взглядов на феномен гибридной войны

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра им. Разумкова (Украина)

1. Гибридная война отличается не только по методам и средствам, но также и по целям.

2. Гибридная война ведется сетевыми структурами, поэтому нужны гибридные сетевые структуры и с обороняющейся стороны.

3. Для победы в гибридной войне народ должен объединиться вокруг власти. Вот почему так нужны реформы, только они могут установить доверие.

3. Победа обороняющейся стороны в гибридной войне — это функция времени. Чем дольше стоит оборона, тем выше шансы. Вот почему Запад должен дать Украине оборонительные вооружения.

4.У мирового порядка должны быть носители. Носитель нового мирового порядка — коалиция наций, заинтересованная в нем.

5. Границы интеграционных процессов всегда будут зонами конфликтов.

Мариюс Велицка, зам. министра обороны Литвы

1. Успешность гибридной войны зависит от эффективности агрессора на начальном этапе — если нет сопротивления, агрессия расширяется, а международное сообщество не успевает отреагировать.

2. Нынешнее международное сообщество очень медленное.

Цепочка командования настолько длинная, что победить невозможно.

Русские эффективны, потому что мы неэффективны.

Евгений Магда, исполнительный директор Центра социальных отношений (Украина)

1. Именно отсутствие реформ в Украине на протяжении долгого времени сделало ее мишенью агрессии.

2. Без Украины ни один интеграционный процесс на континенте не будет успешным.

3. Россия лучше ЕС оценила важность Украины и потому начала первой.

4. Цель России — не захват территории. Цель России — лишить украинцев веры в возможность создания собственного государства, и многие украинские политики своими действиями помогают — в роли не агентов, а "полезных идиотов".

Павел Лузин, доктор наук, Пермский университет (Россия)

1. У гибридной войны есть свои слабости. Первая слабость: гибридная война обязательно должна перейти в обычную, поскольку она только первая фаза. Агрессор должен в какой-то момент официально ввести войска. В Украине Россия не решилась на это, хотя летом прошлого года намерения были. И теперь Россия попала в ловушку, поскольку нельзя сохранять режим гибридной войны бесконечно.

2. Вторая слабость гибридной войны: она чувствительна к фактору времени. Чем она дольше длится, тем агрессор слабее, нужно переводить войну в официальную. Уже полтора года прошло, а Россия так и не ввела войска. При этом у российского руководства нет других путей развития ситуации.

Александр Неклесса, директор Лаборатории Север-Юг (Россия)

1. Основа гибридной войны — переходный характер нашего мира от индустриального к постиндустриальному. Этот мир можно назвать гибридным, потому и война гибридная.

2. Три основных проекта ХХ века.

Национальное строительство, свободный рынок без барьеров, делегитимация войн в международных отношениях

Первые два успешно завершились, третий натолкнулся на ядерное оружие.

3. ИГИЛ — новый уровень гибридной войны. Мы еще не понимаем всей масштабности замысла.

Это новая форма государственности, распределенная форма государства, переселение миллионов людей, культурный шок, сокрушение морали.

4. Гибридная война, эпитеты: неформальная, синтетическая, ползучая, распределенная.

5. Среди исторических аналогов — Столетняя война: мало боевых действий, но интенсивное дипломатическое переустройство мира.

6. Статус военных кореспондентов изменяется — они становятся комбатантами.

7. Традиционное управление, основанное на системном анализе, не работает. Что работает? Матричное управление. Рефлексивное управление. Синергетическое управление.

Неклесса обещает полный текст доклада на intelros.ru.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги