УкрРус

Почему Путин выиграл войну за наследство Ельцина

Когда в августе 1999 года Борис Ельцин четвертый раз за полтора года отправил в отставку премьер-министра, назначил на этот пост Владимира Путина и назвал согражданам его имя как следующего президента России, вряд ли многие предполагали, что преемник этот будет фактически находиться у власти дольше, чем Горбачев и Ельцин, вместе взятые. Хотя разговоры о том, кто сменит Ельцина, ходили примерно с 1997 года, но тогдашний глава государства был настолько непопулярен, что к этому его высказыванию многие не отнеслись всерьез.

Фаворитами в войне элит за ельцинское наследство, которая началась вскоре после президентских выборов 1996 года, были совсем другие персонажи. Московский мэр Юрий Лужков сколотил неформальную коалицию региональных лидеров, объединившуюся под флагом предвыборного блока "Отечество – вся Россия" вокруг фигуры отправленного в отставку в мае 1999-го премьер-министра Евгения Примакова, на тот момент – самого популярного в стране политика. Поскольку назначенные на декабрь 1999 года думские выборы предшествовали президентским, то ожидавшаяся победа на них "ОВР", казалось, открывала дорогу Примакову и Лужкову к вершинам власти.

Однако этого не произошло. Напротив, осенью 1999 года в ходе избирательной кампании уровень поддержки только что назначенного премьер-министра Путина резко вырос, а созданный при его поддержке блок "Единство" одержал победу над своими основными конкурентами, получив 23,3% голосов против 13,3% у примаковско-лужковского "ОВР". Борьба двух партий власти завершилась тем, что в результате "ОВР" пережил недружественное поглощение своими конкурентами из "Единства" – в итоге в 2001 году оба проекта объединились в "Единую Россию". Тот факт, что номинальным победителем думских выборов 1999 года оказалась КПРФ с 24,3% голосов, имел мало значения. 31 декабря Ельцин ушел в отставку, возложив исполнение обязанностей главы государства на премьер-министра Путина, после чего президентские выборы носили сугубо технический характер: реальных конкурентов у Путина фактически не нашлось.

Почему именно Путин победил в войне за ельцинское наследство? Этот исход лишь отчасти стал следствием стратегии участников конфликта: слишком рано поверившие в успех лидеры "ОВР" недооценили возможности ответного удара со стороны окружения Ельцина. Кроме того, серия террористических актов в Москве и других городах страны сильно подорвали веру избирателей в способности Лужкова и других лидеров ОВР решать проблемы безопасности страны. В то же время Путин, готовый решительно "мочить в сортире" террористов и начавший осенью 1999 года успешную наземную войсковую операцию в Чечне, набирал очки на этом фоне. Но были и более фундаментальные причины внезапного сдвига предпочтений и граждан, и элит в ходе кампании.

Во-первых, в 1999 году в России после длительного и глубокого спада экономики наконец-то начался реальный рост производства, а вслед за ним и доходов граждан. Избиратели во всем мире в подобной ситуации склонны поощрять своими голосами действующее правительство независимо от того, являются ли эти улучшения его заслугой или нет. Путин, что называется, оказался в нужное время в нужном месте: сохрани пост премьер-министра тот же Примаков или предшественник Путина Степашин, их популярность точно так же могла бы возрасти в преддверии выборов. Да и в дальнейшем именно позитивные оценки ситуации в экономике составляли основу высокого уровня массовой поддержки Путина.

Во-вторых, победа Путина во многом оказалась достигнута благодаря перевесу в информационной войне против его соперников. Из трех общероссийских телеканалов на стороне "ОВР" выступал лишь тогдашний НТВ, обладавший наименьшей аудиторией и достигавший далеко не все регионы страны, в то время как ОРТ (нынешний "Первый канал") и РТР, имевшие почти повсеместный охват зрителей, целиком и полностью вели кампанию в пользу Кремля. Исследование специалистов из РЭШ показало, что нехватка информационных ресурсов стоила коалиции Примакова – Лужкова примерно 2,5% голосов избирателей, отошедших на парламентских выборах к "Единству".

Наконец, война за ельцинское наследство стала последним аккордом в противостоянии отцов и детей: коалицию Примакова – Лужкова возглавляли шестидесятники, безуспешно пытавшиеся сохранить командные высоты в политике. Путин и его окружение представляли поколение семидесятников, выросших в период застоя и претендовавших на то, чтобы окончательно сменить старую гвардию у руля страны. Поколение, проигравшее в итоге перестройки и не слишком преуспевшее в ходе реформ 1990-х годов, так или иначе вынуждено было сойти со сцены, уступив дорогу более молодым конкурентам.

Мы никогда не узнаем, как могло бы пойти развитие России, окажись во главе страны после Ельцина не Путин, а Примаков с Лужковым. Вероятнее всего, и в этом случае нас ждала бы авторитарная деградация политического устройства – возможно, даже более трагическая и необратимая. Но Путин извлек для себя уроки из победы в нелегкой борьбе. Приоритетом его повестки дня после прихода на президентский пост стал контроль над прежними противниками – региональными лидерами и СМИ. Политика рецентрализации управления ("федеральная реформа") отбила у глав регионов стимулы к несанкционированному активизму, а независимые от властей медиа были или разгромлены за нелояльность и в назидание другим (как произошло с НТВ), или загнаны в узкие гетто. А главное – было покончено с реальной конкуренцией на федеральных выборах.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги