УкрРус

Путинистка в оппозиции

Маша Баронова оказалась крымнашисткой. Еще немного, и распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой назовет. Ужас-ужас-ужас! Как, однако, нас травмирует, когда кто-то, кого мы привыкли считать соратником, а то и светочем оппозиции, вдруг демонстрирует закоренелые имперско-шовинистические комплексы. И мы уже готовы заклеймить его как предателя демократических идеалов и потребовать немедленной чистки рядов.

Наша горе-демократическая оппозиция не может понять, что ни Михаил Ходорковский, ни Алексей Навальный, ни Маша Баронова никогда не были ее единомышленниками. При всей огромной разнице между перечисленными персонажами, по собственным политическим взглядам все они - "путинисты с человеческим лицом". Сторонники эдакого честного и даже слегка демократического путинизма.

Все они принадлежат к разным прослойкам того общественного класса, который изначально поддерживал путинский режим и оказал ему неоценимые услуги в процессе его становления. Именно новый русский буржуазный класс во всех его ипостасях, начиная с ельцинских олигархов и кончая Машей Бароновой, сделал Путина Путиным. Не мифические "чекисты", которые непонятно каким мистическим образом "пробрались во власть". Чекисты были вторичны, а новорусский буржуазный класс первичен. Путин был глубоко задет лично "болотным бунтом" нового среднего класса, поскольку полагал, что это он сделал новый средний класс новым средним классом. На самом деле все было ровно наоборот.

Новый средний класс в России сам находится в процессе становления и взросления. Ему свойственно чисто подростковое стремление к самоутверждению. Он мучительно ищет себя. Отсюда и духовные метания Ксении Собчак, и выдающее закомплексованность демонстративное социальное высокомерие Юлии Латыниной. В целом для среднего класса на данной стадии его развития характерна правая политическая ориентация. Он в значительной степени империалист и шовинист. При словах "право" и "гуманизм" он иронически хмыкает. Он больше верит в интересы и силу. А это и есть ментальная основа идеологии путинизма.

Но с какого-то момента у части нового буржуазного класса возникли разногласия с созданным им режимом. Разногласия по большей части стилистические и эстетические. И тем не менее достаточно серьезные для вполне драматического конфликта. Вы же годами мечтали о том, что в путинском лагере произойдет раскол, что из него выделится некая вменяемая, здравомыслящая часть, с которой можно будет найти компромисс, договориться об относительно мирном транзите власти. И тогда, может быть, даже получится обойтись без нового красного террора после революции. В таком случае Маша Баронова - девушка вашей мечты.

А вы все калькулируете, кто более прогрессивен в правящей элите: Бастрыкин или Бортников, Сечин, Якунин или Володин. Друзья, зачем вам все это дерьмище, когда у вас есть замечательная Маша Баронова? И осознайте уже, наконец, что другого здравомыслящего, вменяемого крыла у путинского лагеря для вас нет и не будет.

Нет, вы все еще надеетесь на неких "либералов во власти". Вернее - при власти. Потому что никаких либералов во власти нет. Есть некоторое количество либеральных царедворцев, которых держат при власти на ролях обслуги. У Маши Бароновой, наверное, есть куча недостатков. Но у нее есть одно несомненное достоинство по сравнению с Федотовым. Памфиловой и Кудриным: в отличие от них она политически субъектна. По поводу своих чисто эстетических разногласий с действующей властью она готова спорить всерьез. А Федотов, Памфилова и Кудрин - нет. Потому что обслуга не может всерьез спорить с хозяином. При всех своих недостатках, эксцентричная хулиганка Маша Баронова никогда не будет царедворцем. Это если выражаться деликатно. А если без излишней политкорректности - не будет холуем. От путинистов в оппозиции больше пользы, чем от либералов при власти.

Когда из Алексея Навального вылезает что-то чисто путинское, немедленно начинается истерика: он кремлевский проект, он засланный казачок! И нам как-то не приходит в голову, что он может быть сам по себе таким. Что он выражает подлинные настроения некоего социального слоя, у которого есть сегодня собственные причины ненавидеть режим. Навальный выражает настроения этого слоя со всеми его полупутинскими предрассудками, но и со всей его ненавистью к режиму. А мы не замечаем, как сами начинаем мыслить категориями путинской идеологии, как перенимаем у режима его "чекистскую" картину мира, в которой вообще нет ничего настоящего и субъектного. Одни имитации, манипуляции, "проекты" и заговоры.

Политические альянсы не заключаются с обслугой. Политические альянсы заключаются только с политическими субъектами. И речь сегодня идет о том, допустимо ли в принципе политическое взаимодействие демократической оппозиции с какой-то частью крымнашистов. Оно было абсолютно недопустимо и невозможно даже по вопросам ЖКХ и ТСЖ, когда на Донбасс шли через границу потоки реактивных установок залпового огня и решался вопрос, будет ли танковый бросок на Киев. Тогда ситуация не допускала полутонов. Или ты с агрессором, или ты защищаешь независимость Украины. Только этот вопрос был актуален, и любая слабина в нем была объективной помощью агрессору. Тогда все крымнашисты находились в полностью невменяемом состоянии, исключавшем саму возможность разговора с ними о чем бы то ни было.

Сейчас ситуация не столь критична. Разумеется, вопрос не снят. "Рано или поздно имперский миф проявится, топнет ножкой: я - или стремление к свободе?!" - пишет Егор Седов. Но сегодня мы получили некоторый люфт по времени. И до того, как имперский миф неизбежно вновь топнет ножкой, можно попытаться облегчить выбор в пользу свободы хотя бы для какой-то части крымнашистов. Нужно вспомнить, что политика - это искусство раскалывать противника. Что крымнашистов в стране более 80 %, и для того чтобы добиться хоть каких-то перемен, эти 80 % нужно как минимум расколоть. Например, на тех, кто считает, что "крымнаш" просто потому, что "мы его завоевали", и тех, кто ссылается на выбор населения Крыма. Если с первыми действительно не о чем говорить, то диалог со вторыми возможен. Во всяком случае, с теми, кто сам к нему готов. Когда решается вопрос, может ли Маша Баронова быть кандидатом в депутаты от демократической оппозиции, ее нужно спрашивать не о том, что она сама думает о Крыме, а о том, готова ли она защищать тех политзеков, которых сажают за требование вернуть Крым Украине. Либеральные царедворцы уже достаточно ясно продемонстрировали, что на их поддержку политзеки рассчитывать не могут. Они будет лепетать что-то про "юридический тупик", как они блеяли по поводу дела Савченко. К ним больше нет вопросов. К Маше Бароновой вопросы пока остаются.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги