УкрРус

И без миллиардов, и без репутации

Когда в школах будущей свободной России будут рассказывать детям о том, что брать чужое - грех, то обязательно, в качестве примере того, что Бог - не фраер, Он всё видит - обязательно расскажут, как акционеры ЮКОСа наложили арест на миллиард евро, которые Франция вернула России за "Мистраль".

Я ждал такого, только для красоты хотел, чтобы арест был наложен на сам корабль, мне просто виделось как Невзлин, подобно дону Иегуде Абарбанелю, гордо возвышается на капитанском мостике и ведёт "Мистраль", набитый российскими повстанцами, превратив его в подобие яхты "Гранма", к российским берегам... Такая литературщина, правда, ужасно безвкусно?!

Итак, у нас Россия лишилась "Мистралей" (заточенных под обеспечение десантных операций в Средиземноморье) и лишилась денег. Это как раб из римской басни, который купил на рынке несвежую рыбу. Хозяин предложил ему три варианта наказания: съесть покупку, заплатить штраф или порка. Раб начал есть, стошнило. Задрал тунику - после первых ударов взмолился прекратить и отдал "подкожные". В итоге получил все три наказания сразу...

А когда расплатятся до копейки за всё скрымженное, то выкроят средства на огромный гранитный монумент на Красной площади. И на нём золотом будут нанесены слова: ЧУЖОЕ БРАТЬ ГРЕШНО.

Послесловие

Возвращение (последний стих из цикла. Автор: elephantfish)

Тот самый, кого забыли,

Возвращается к нам на белой кобыле.

Петербург. Улица Фрунзе. Район Московский.

На белой кобыле едет Мережковский.

На плечи наброшена львиная шкура.

На безымянном пальце рубин Тимура,

Настоящий рубин — не шпинель.

За ним на серой кобыле дон Иегуда Абарбанель

Приветствует горожан, поднявши руки.

За ним на платформе полковник Кукин

И двадцать четыре пары бодрых лосей.

В завершение кто-то идёт серьёзный,

Возможно, Иван Васильевич Грозный,

Возможно, епископ Сурожский Елисей.

На тротуарах народ теснится.

У людей немного глупые лица.

Толпа напирает со всех сторон.

Радуется, как будто пришёл мессия:

"Мережковский — Абарбанель — Россия!"

Толпу энергично палками лупит ОМОН.

Мережковского мало волнует это.

Он едет с мрачным лицом аскета

И думает: "Какие теперь невежды.

Я вряд ли смогу оправдать их надежды".

Ему кусает шею дурацкая шкура льва.

От шума немного болит голова.

На душе удивительно гадко.

Он продумывает новый роман из жизни Рима времён упадка

И хмуро

Смотрит на знаменитый рубин Тимура,

Который всё-таки не рубин, а шпинель.

Полковник Кукин гладит ствол автомата,

И с грустной улыбкой глядит куда-то

Дон Иегуда Абарбанель.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги