УкрРус

Почему Запад не может остановить Россию

  • Почему Запад не может остановить Россию
    Reuters

Нельзя сказать, что все это выдумки телепропаганды. "Санкции слабые, Запад ничего не может сделать с Путиным", — это говорят все; разница только в интонации. У одних в голосе читаются недоумение и чуть ли не досада, у других — вызов, бахвальство.

А по сути дела оценки не сильно разнятся. Американцы с европейцами реагируют на действия Москвы вяло и будто бы нехотя, запаздывают все время на два хода. Крым они, допустим, проглядели, но на события в Восточной Украине реакция все та же, то есть никакая.

Что это? Оказались не готовы? Испугались? Ни то и ни другое.

1. Тактика и стратегия

Иллюзия их заторможенности возникает прежде всего из-за того, что Россия и Запад играют в две разные игры. Москва, может, и подгадала правильный для тактической победы момент. В Вашингтоне и Брюсселе обеспокоены, но не то чтобы бьют в набат. Там уверены, что с точки глобальной стратегии последнее слово все равно останется за ними. И, откровенно говоря, никуда не спешат.

Они стайеры. А мы вдруг побежали спринт, причем по какой-то другой дороге (тупиковой, как мне кажется, но можно поспорить). И, да, на этом повороте мы их обошли. Можно обернуться и даже состроить рожицу, но с точки зрения результатов всего марафона это вряд ли что-то изменит.

2. Скоро выборы

Есть тут и тема выборов, неактуальная для России: Обама на втором сроке уже "хромая утка", а Британия накануне парламентских выборов. Тактически момент Москвой выбран, безусловно, верно. По обе стороны Атлантики никто сейчас не захочет ввязываться в авантюры: слишком уж легко можно потерять на этом голоса.

Похожим образом канцлер Александр Горчаков в XIX веке одной депешей в разгар франко-прусской войны вернул России право на военный черноморский флот — итог, кстати, позорной Крымской войны.

Тютчев тогда писал:

Да, вы сдержали ваше слово:

Не двинув пушки, ни рубля,

В свои права вступает снова

Родная русская земля —

И нам завещанное море

Опять свободною волной,

О кратком позабыв позоре,

Лобзает берег свой родной.

3. Это ненужный покер

Это и нежелание делать крупные ставки. Действующее правительство в России готово идти, если говорить языком покера, all-in (парадоксальным образом это будет только повышать их рейтинг и маскировать стагнацию экономики), а их оппоненты на Западе не готовы. Не потому что боятся, а потому что соизмеряют.

Для того, чтобы поставить под удар благосостояние американского и европейских народов, нужны веская причина и срочность, а в этой ситуации нет ни того, ни другого (даже если нам кажется обратное).

В данном случае это было бы попросту глупо, потому что решить эту "проблему" они предполагают менее затратным путем и в среднесрочной перспективе. Западный мир традиционно работает на долгую перспективу, и нерешение украинского вопроса в течение ближайших двух-трех лет их вообще мало беспокоит.

4. Это не угроза

Это не значит, что они не могут. Они не хотят. В критических ситуациях, как 11 сентября, Запад всегда умел, минуя все демократические сдержки и противовесы, быстро и жестко реагировать. В 2001 году масштабная операция в Афганистане началась уже через три недели после терактов — 7 октября. Здесь явно не тот случай.

5. Это не СССР

Запад справился за 45 лет холодной войны и с куда более могущественным СССР. Сфера интересов у России сегодня значительно скромнее — только постсоветское пространство, точнее, та его часть, которую мы называем "русским миром". Мы воюем не по глобусу, даже не по всему бывшему Союзу. Мы не то что Венесуэлу пытаемся, скажем, подмять под себя, а даже и на Львов, например, не претендуем — в Крыму бы закрепиться.

Это напоминает доктрину Монро XIX века, когда американцы добровольно отказывались от участия в империалистических дрязгах, но называли оба американских континента сферой своих интересов. Вообще многое в российской внешней политике сегодня напоминает позапрошлый век, и вряд ли это очень хороший признак.

Для простоты понимания. Мысленно разделите шахматную доску на четыре части. Так вот, Россия играет только на четверти поля. Причем играет в шашки, да еще и жульничает. Сбила дамкой ладью противника, когда тот отвернулся, и говорит, что дамка, во-первых, не ее, а во-вторых, никакой ладьи тут и не стояло. Оппонент недоумевает, но из вежливости не швыряет фигуры в лицо странно ведущему себя сопернику.

6. Не надо дарить "подарок"

Превращение России из болота со стагнирующей экономикой и полуавторитарным коррумпированным правительством в осажденную крепость на военном положении, где приказы не обсуждаются, а выполняются, было бы на руку в первую очередь Владимиру Путину. Делать ему такой "подарок" Запад не хочет и не будет, несмотря на все провокации.

7. Мягкая сила

Вообще, поскольку идейно сегодняшняя Россия ничего альтернативного рынку и демократии не предлагает, отстаивая лишь право на собственное их понимание, сами по себе разговоры о глобальном противостоянии с Западом бессмысленны. Запад не хочет завоевывать Россию, не хочет ее уничтожать, грабить, душить и чего там еще ужасного рассказывают на федеральных телеканалах. Ему, в общем, незачем.

Американцам и европейцам, да, нужна демократическая Россия, но это скорее следствие того, что Западу нужен прозрачный и предсказуемый партнер. Путин вполне справлялся с этой ролью до 2014 года (кто-то считает, что до 2007 года).

Это не значит, что кто-то будет инспирировать майданы в центре Москвы (а если кто и будет, то точно не Запад). Россия, уверены по ту сторону наших западных границ, и так развивается в сторону демократического общества — медленно и постепенно. Можно ей помочь на этом пути, подтолкнуть, ускорить. А значит, будет вестись работа в духе "мягкой силы" — с гражданским обществом и оппозицией. Долгая, незаметная, кропотливая. И именно это и станет ответом на украинские события.

Бросить танки под Донецк, возможно, было бы эффектно. Но это не их стиль.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги