УкрРус

О вере в Украину

Регулярно умничаю в ФБ и блогах о происходящем. На телевидении-радио, в прессе — тоже.

Позитива процентов сорок, причем, исходящего от простых граждан. А шестьдесят — о пассивности, вороватости, непрофессионализме власти. Временами чувствуешь себя "пособником ватников", так как критикуешь вместо прославления.

Но в "охранителя", убежденного, что объективность на пользу врагу, превращаться не стану. Именно потому, что верю в Украину и ее победу. Настоящую победу, а не полосатое победобесие, что обуяло нищую духом недоимперию.

Для этой веры у меня стопроцентные основания.

Жизнь тому назад, еще в прошлом столетии, взялся я за роман об Украине. О Боге и бесовщине, любви и предательстве, народе и власти, настоящем и грядущем. Короче, нетленку на Нобелевскую премию.

И таки наваял первый том из планируемых трех. "Местами недурно", как оценил Борис Стругацкий, прочтя несколько глав.

Надо признаться, что зарабатываю не литературой, а политтехнологиями. Что, как ни борись, вырабатывает профессиональное отношение к народу — ну, как к некритической общности, подверженной манипулированию. Собственно, в романе и вырисовывалось: главная функция любого народа, и украинского, в том числе — выживание путем приспособляемости.

И тут миру и заодно мне — и литератору, и политтехнологу — явилось вразумляющее чудо в виде Оранжевого Майдана. Сотни тысяч людей, мирно, без единой жертвы отстоявшие свой выбор — ничего себе, "приспособляемость народа"!

Эта непререкаемая действительность легко перечеркивала выверенный сюжет моего романа. Потому что была неизмеримо сильнее хитромудрых задумок.

Пришлось трансформировать фабулу романа так, чтобы Майдан-2004 стал его финальной кульминацией. Писал неспешно, потому что впереди — вечность, но не секундой больше. Параллельно гордясь, что Господь позволил быть свидетелем и где-то участником сразу двух эпохальных событий — крушения "совка" и созидания Майдана. А вот у моих детей, да пожалуй, и внуков, ничего подобного в жизни не будет. Так как столь грандиозные свершения происходят раз на столетие...

А затем грянула Революция Достоинства с ее Небесной Сотней— куда более жесткая, трагическая и судьбоносная, чем Оранжевый Майдан. Затем аннексия Крыма и гибридная агрессия недоимперии на Донбассе.

Ответно возник двуединый украинский феномен: массовое волонтерское движение, возродившее армию, и жертвенный героизм воинов. И добровольцев, и регуляров, сдерживающих противника в сражениях без правил с применением самого варварского оружия.

Всякий раз украинцы неожиданно оказывались сильнее и самоотверженней, чем предполагали враги и союзники. И то, что Украина не рухнула перед агрессией, пережила зиму и готова сражаться за независимость и дальше — во многом, не благодаря, а вопреки власти. Которая, увы, чем дальше, тем очевиднее неадекватна народу.

И поэтому я знаю: нас ждет тяжелейший, порой конфронтационный путь. Придется расстаться с теми, кто мечтает умереть в "совке". Придется воспитывать и ротировать власть до тех пор, пока ее действия не начнут совпадать со словами. Придется сформировать новую общность граждан Украины с близкими всем идеалами и целями.

Но мы преодолеем этот путь, кто бы и что бы не противостояло. И обретем право на справедливую достойную жизнь. И построим Европу в Украине.

Потому что мы уже показали, что способны на невозможное.

И это действительно заслуживает литературной эпопеи — не важно, кто ее таки напишет. Кстати, порой неумелые, но живые строки с фронта "посильнее, чем "Фауст" Гете".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги