УкрРус

Как "Грузинская мечта" оказалась блефом

Читати українською

Не могу быть точно уверенным, но 1 апреля из праздника превратился в траур – в этот день "Грузинская мечта" окончательно распалась и восстановлению, судя по последним событиям, не подлежит. Совпадения с всемирным днем дурака конечно же случайное, но и в некоторой степени символическое. Если сравнивать создание в ноябре 2011 года коалиции, заведомо неживой, с подобными политическими инновациями такого свойства, то Грузия переплюнула всех. Еще не было примера, когда политическая коалиция из шести карликовых партий смогла продержаться четыре года. Теперь по ней можно проводить "келехи" – поминки по-грузински, пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

В 2011 году российский олигарх Бидзина Иванишвили, за шесть лет до того спешно покинувший Россию и обосновавшийся на исторической родине, объявил, что он "покидает бизнес" и идет в политику. Тогда эта новость поразила многих, прежде всего жителей Грузии, которые никогда не видели Иванишвили – ни живьем, ни на фотографиях – тот вел скрытный образ жизни, не давал интервью и на людях не показывался. Правда, за ним длился шлейф из всяческих слухов – о невероятном богатстве в семь с половиной миллиардов долларов, о том, какой он меценат, тратит деньги на реставрацию исторических памятников, выплачивает стипендии деятелям культуры.

Со временем выяснилось, что платил Иванишвили не всем, преимущественно советской интеллигенции. Стали появляться сомнения в том, что четвертый по объему капитала в России олигарх смог заработать эти миллиарды самостоятельно. Когда Иванишвили стал публичным человеком и жители Грузии услышали его грузинскую речь, то удивлению не было предела – он говорит на примитивнейшем деревенском наречии. Оказалось, что и на русском он говорит не лучше. Про другие языки вообще нет речи.

Оппоненты разводили руками, когда их спрашивали о "капиталах" Иванишвили – как можно при таком уровне образования говорить о способностях бизнесмена, скорее всего, он "хранитель общака", денег партнеров, некоторые из них до сих пор на слуху – Аркадий Гайдамак, Виталий Малкин. Недавняя история со счетами швейцарского банка Credit Suisse отчасти подтверждает предположения. Как и вызывают удивление декларации Иванишвили в период его премьерства, в которых не было никаких 7,5 миллиардов, там вообще не было миллиардов.

В 2012 году ситуация в Грузии накалялась: президент Саакашвили был уже "хромой уткой", его конституционный срок заканчивался в следующем году. В Кремле не только упоминание, но и само существование Михеила Саакашвили вызывало ярость, в его адрес неслись угрозы и пожелания на блатной фене, свойственной Владимиру Путину. Россия с 2006 года предпринимала несколько попыток свергнуть ненавистного Саакашвили. В 2006 году депортацией грузин из России и запретом на импорт вина, воды и фруктов Кремль пытался вызвать недовольство населения. В 2007 году – попытка переворота Бадри Патаркацишвили. В 2008 году – война. В 2010 попытка переворота оппозиционными движениями так называемых "клеточников". В 2011 году – попытка переворота Нино Бурджанадзе. Было понятно, что Путин не упустит возможность устроить новые волнения, теперь после парламентских выборов.

Как можно было противостоять "Единому национальному движению", партии Саакашвили, которая провела за 9 лет кардинальные реформы государственного устройства? Созданием новой политической силы. В Грузии либеральный закон, позволяющий без проволочек регистрировать политические партии и движения, которых в стране уже более ста. Иванишвили начал собирать коалицию, приглашая карликовые партии, которые самостоятельно не имели никаких шансов войти в парламент – "Социал-демократы за развитие Грузии", Консервативная партия Грузии, "Промышленность спасет Грузию", Республиканская партия Грузии, "Наша Грузия – свободные демократы", "Национальный форум". Коалиция заняла большинство мест в парламенте, правда, не добрав до конституционного большинства несколько голосов.

Вся предвыборная кампания "Грузинской мечты" была построена по опробованной в России технологии – обман, ложь, отъявленное вранье. Сейчас смотреть предвыборные ролики или репортажи 2012 года смешно и страшно, невозможно было представить, почему кандидаты от "Грузинской мечты" так откровенно врали, обещая повысить размер пенсий и зарплаты, снизить тарифы на коммунальные услуги и компенсировать ипотеку. 9-й телеканал, принадлежащий Иванишвили, сутками показывал это вранье, одновременно называя преступниками правительство Саакашвили. Финалом предвыборной кампании стал показ художественного фильма "Веники" – о пытках в грузинских тюрьмах и репортажи о гибели 10-месячной Барбары Рафальянц, которую якобы убили сторонники Михеила Саакашвили.

Ночь на 2 октября 2012 года была самой страшной для Иванишвили, когда ЦИК Грузии объявил его коалицию победителем в парламентских выборах. Российский олигарх был бледным и растерянным, у него не было даже "теневого кабинета", как не было вообще предвыборной программы. Министров стали спешно собирать – кого из партий коалиции, кого из старой гвардии Шеварднадзе. Экономический блок правительство смогли собрать только через несколько месяцев. Никто из грузинской эмиграции не откликнулся на призыв Иванишвили.

Пересказывать все перипетии деятельности "Грузинской мечты" нет смысла, поскольку спустя несколько месяцев в обществе стало расти недовольство, появились вопросы к власти – где все блага, которые были обещаны в предвыборную кампанию? С каждым месяцем напряжение нарастало, особенно когда стала падать национальная валюта – лари, стали расти цены на продукты первой необходимости, а министры и их заместители выписывали себе огромные премии. За первые два года из правительства добровольно ушли 11 заместителей министров, продолжилась чехарда с перестановками Главного прокурора Грузии и главы МВД.

Со временем оказалось, что "Грузинская мечта" не выполнила не только экономические обещания, она стала преследовать политических оппонентов, как будто выполняя прямые указания Кремля по преследованию Саакашвили и его команды реформаторов. В Евросоюзе аресты и суды, преследование самого Саакашвили восприняли как угрозу демократии и политические репрессии. В коалиции шла внутренняя борьба: прозападные политики понимали, что Иванишвили выполняет чужие пожелания, что ставит Грузию в двусмысленное положение, когда более 70 процентов населения с 2008 года, с первого референдума и до сих пор видят свою страну в составе Евросоюза и НАТО.

Развал "Грузинской мечты" начался в ноябре 2014 года с увольнения министра обороны Иракли Аласаниа, лидера партии "Свободные демократы". Вслед за Аласаниа со своего поста ушла глава МИД Маиа Панджикидзе, а через день – министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили. Первой из коалиции вышла партия "Свободные демократы", наиболее прозападное движение из коалиции.

Чем меньше оставалось до очередных парламентских выборов, тем больше возникало скандалов. Теперь было четко видно, что в окружении Иванишвили есть политики пророссийской ориентации, как правило, это люди пожилого возраста, многие были связаны с Эдуардом Шеварднадзе – "красные директора", люди, ненавидящие демократию, видящие развитие Грузии вместе с Россией, несмотря на оккупированные 20 процентов территории страны. Их взгляды мало отличаются от взглядов Нино Бурджанадзе, которая не вошла в коалицию, продолжая свою деятельность самостоятельно, периодически посещая Москву.

Скорее всего, радикальные "мечтатели" стали понимать, что будущего у них не будет, настроение общества стало кардинально меняться. "Грузинская мечта" становилась похожей на персонажей басни Ивана Крылова "Щука, лебедь и рак", когда одни тянутся к Москве, другие на Запад, а третьи хотят просто иметь властное кресло и стабильный заработок плюс влияние. 1 апреля все рухнуло. После нескольких скандалов, в том числе вдруг появившихся в интернете съемок скрытой камерой сексуальных развлечений видных деятелей "Грузинской мечты", коалиция стала стремительно разваливаться. Понятно, что министр юстиции и заместитель главного прокурора Грузии попытались обвинить в этом Михеила Саакашвили, но это уже звучит смешно.

Вслед за Республиканской партией, первой из находящихся в коалиции заявившей, что на предстоящие выборы пойдет самостоятельно, такое же решение озвучил лидер "Народного форума" Губаз Саникидзе. На этом фоне "Грузинская мечта" была вынуждена заявить также о самостоятельном пути. Неизвестно до сих пор, что будут делать две карликовые партии – консерваторы и промышленники, "красные директора". По словам одного из лидеров промышленников, депутата парламента Грузии Зураба Ткемаладзе, они еще не решили, в каком формате примут участие в выборах. "Существуют партии различных политических направлений – правые, левые, центристы, либералы и так далее. Однако, у них есть нечто общее. С либералами мы никогда сотрудничать не будем", – заявил Ткемаладзе.

Исполнительный секретарь оппозиционной партии "Единое национальное движение" Серго Ратианисчитает, что правящая коалиция "Грузинская мечта" фактически распалась и лишь формально сохраняет единство. "Грузинская мечта" является обанкротившейся политической силой. То, что они формально сохраняют единство, это ничего не меняет… Если "республиканцы" не выходят из коалиции, это означает только одно – они выполняют последний заказ Иванишвили, чтобы хотя бы формально не допустить распада коалиции", – заявил Ратиани в эфире телеканала "Рустави 2". Другой лидер "Единого национального движения" Гиорги Вашадзе убежден, что "у "Грузинской мечты", как независимой политической силы, нет достаточных ресурсов для победы в выборах".

Так или иначе, "Грузинская мечта" скорее всего уже не будет правящей партией после выборов в октябре этого года. Возможно, появится уже новая коалиция из прозападных партий, у которых одна цель – в Евросоюз и в НАТО. "Грузинская мечта" останется в истории Грузии, как коалиция периода застоя, когда вся экономическая, общественная и политическая жизнь страны застыла и четыре года пребывала в коматозном состоянии.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги