УкрРус

Композиция украинской стратегии

5 декабря 1994 года был подписан Будапештский Меморандум при участии Украины, США, России и Великобритании . По условиям Меморандума, подтверждалось выполнение в отношении Украины положений Заключительного акта СБСЕ, Устава ООН и Договора о нераспространении ядерного оружия, как не обладающего ядерным оружием государства-участника Договора. Два других участника Договора о нераспространении ядерного оружия, обладавшие на момент подписания ядерным арсеналом, Франция и Китай, высказались об аналогичных гарантиях в форме соответствующих заявлений, не подписавшись под Меморандумом.

В соответствии с Меморандумом и Лиссабонским Протоколом, Украина к 1996 году присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия наравне с Казахстаном и Белоруссией, как страна-участник, не обладающая ядерным оружием. Этот факт позволял Украине до недавнего времени защищать свои собственные интересы и оставаться неприкосновенным для чужих интересов. Но, к сожалению, мир и глобальное пространство, быстро и очень динамично меняется. В рамках этих перемен, Украина, безусловно, вынуждена теперь искать новые парадигмы для своего прежнего статус-кво. Не только искать их, но и самой начать предлагать пути решения и внедрения механизмов, для поддержания этих решений всеми заинтересованными странами-игроками. Для Киева это не столько вопрос актуальности, сколько выживания. Еще до начала активной стадии украино-российского конфликта Генри Киссинджер писал об Украине следующее: "Все публичные дискуссии об Украине сегодня это одна сплошная конфронтация. Но знаем ли мы, куда идем? За свою жизнь я видел четыре войны, которые начинались с огромным энтузиазмом и народной поддержкой, и которые мы потом не знали, как закончить, выйдя из трех таких войн в одностороннем порядке. Испытание для политика не в том, как она начинается, а как она заканчивается.

Слишком часто украинский вопрос изображается как решающее сражение: пойдет Украина на запад или на восток. Но если Украина хочет выжить и процветать, она не должна превращаться в форпост одной стороны против другой. Она должна стать мостом между ними. Россия должна признать, что попытки превратить Украину в государство-сателлита и за счет этого снова передвинуть российские границы обрекают ее на повторение самосбывающегося цикла взаимных мер давления в отношениях с Европой и США. Запад должен понять, что для России Украина никогда не станет обычным иностранным государством. Российская история началась с Киевской Руси. Оттуда пришло русское православие. Украина входила в состав России на протяжении столетий, но и до этого их история была тесно переплетена. Самые важные сражения за свободу России, начиная с Полтавской битвы 1709 года, происходили на украинской земле. Черноморский флот, посредством которого Россия проецирует силу в Средиземноморье, базируется на основе соглашения о долгосрочной аренде в крымском городе Севастополе. Даже такие прославленные диссиденты как Александр Солженицын и Иосиф Бродский настаивали на том, что Украина это неотъемлемая часть российской истории, да и самой России тоже. Европейский Союз должен признать, что медлительность его бюрократии и подчинение стратегического элемента внутренней политике на переговорах об отношениях Украины с Европой привели к тому, что переговорный процесс превратился в кризис.

Внешняя политика — это искусство расставления приоритетов." "Путин должен прийти к пониманию того, что несмотря на все его недовольства и жалобы, политика военного давления приведет лишь к началу новой холодной войны. Соединенным Штатам, со своей стороны, не следует обращаться с Россией как со сбившейся с правильного пути страной, которую нужно терпеливо учить правилам поведения, установленным Вашингтоном. Путин серьезный стратег на поле российской истории. Понимание американских ценностей и психологии не является его сильной чертой. А понимание российской истории и психологии никогда не было сильной чертой американских политических лидеров. Руководители со всех сторон должны вернуться к анализу результатов и последствий вместо того, чтобы состязаться в позировании." По многим вопросам Киссинджер оказался прав, что впрочем вполне естесственно для деятеля его уровня и оценивая его опыт. На сегодняшний день украинский конфликт, весьма затянулся, вернее - заморозился в стадиальной полемике.

Мир это всегда лучше чем война, но в данном случае – мирный процесс, то, что мы уже привыкли называть как "мирный процесс", на самом деле только усугубляет ситуацию, замораживая конфликт и все более и более оттягивая правильное и окончательное решение украинского вопроса. По моему мнению, существует единственно правильное и обоюдовыгодное решение данного вопроса. Именно его сейчас хочу рассматривать в качестве "композиции украинской стратегии". Кто является участниками этого процесса? Это - США, Европа, Россия, республика Беларусь, Израиль, Китай, азиатские страны и Украина. По сути, Украина на данный момент ассоциируется, как инструментарий игроков, по сравнению с ситуацией, когда Украина изначально была лишь "полем" для баталий. Но, тем не менее, основная задача Украины - не быть постоянной "разменной монетой", а стать, наконец, ключевым игроком в этом процессе. Как известно у всего есть свои причины и следствия.

На данный момент, основной причиной усугубления и затягивания украинского кризиса, являются более внешние, чем внутренние факторы. Европа напоминает СССР в последней стадии своего существования. Санкции – санкциями, а ЕС вынужден считаться с российскими интересами, от которых зависит очень многое, особенно в финансовом аспекте, что определяет благополучие этих стран. В самом начале конфликта, Европа затягивала и делала искусственным вопрос немедленного разрешения конфликта. Европейский вектор стал далеко не единственным приоритетом в нашей внешней политике. Украина всегда опиралась на мнение и ситуационные факторы России. Так уж исторически сложилось. Теперь же из-за конфликта мы буквально оказались заложниками собственной неправильной внутренней политики и внешних обстоятельств, благодаря действиям президента Януковича. Россия начала планировать и постепенно подготавливать платформу возможного обострения ситуации с Украиной, не в 2008 году, как полагают многие эксперты, а еще в 2004 году, после прихода к власти прозападного президента Виктора Ющенко. В России всегда оценивали любую внешнюю угрозу довольно критично, особенно угрозу для РФ со стороны НАТО. Даже не смотря на то, что еще при первом президентском сроке Путина, Россия активно развивала двустороннее сотрудничество с НАТО, они (россияне), всегда были готовы молниеносно нарушить статус-кво, в первую очередь по Крымскому вопросу. Тезисом стало то, что, мол, в отличие от Трехстороннего заявления президентов США, России и Украины 14 января 1994 года, Будапештский меморандум не содержал положения, согласно которому стороны признавали, что "изменения границ могут осуществляться только мирным путем и по договоренности".

Таким образом, получалась двойная и многообразная дальнейшая, как правовая так и не правовая трактовка положений Договора. Могла ли Украина более продуманно, а главное заблаговременно предпринять предупредительные действия, дабы избежать вполне возможного, хотя на тот момент не вполне очевидного конфликта? Безусловно. Многие украинские эксперты по безопасности, правовые аналитики и специалисты в области международного права неоднократно заявляли о необходимости данного шага. В сентябре 2009 года экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Владимир Горбулин и доктор политических наук Александр Литвиненко отметили: Украине стоит созвать международную конференцию для подготовки договора о гарантиях безопасности и замены

Будапештского меморандума, привлечь к ней государства, которые гарантировали Украине безопасность в 1994 году, и других ключевых геополитических игроков. С приходом к власти президента Виктора Януковича внутренний и внешний вектор поменялся в сторону России. Янукович всегда был промосковским, хотя весьма слабым рационально и инфантильным в действиях, как слабая фигура на шахматной доске. Сейчас в первую очередь во внешней политике Украине нужно ориентироваться на быстрое решение Крымского вопроса. Ведь именно Крым, а не Донбасс – первоочередной фактор и катализатор раздора в регионе. Не было бы аннексии Крыма, не было бы и конфликта на Донбассе. Конфликт будет и дальше заморожен в той же стадии, если не найти решение этого вопроса на дипломатическом уровне.

Это по своему выгодно, как для России, так и для других игроков – и для стратегического "невмешательства" США и для тактического бездействия Европы. Но, такая "замороженность" будет дорого стоитьЮ если ее не разрешить в ближайшей перспективе. Угроза холодной войны Запада с Россией, может в любой момент перерасти в межконтенинтальный вооруженный конфликткт с применением ядерного вооружения. Итак крымский вопрос на сегодня стал самой большой угрозой в послевоенном мире. После аннексии Крыма и событий на юго-востоке Украины дальнейший адекватный диалог с Россией для Украины, без США и ЕС стал практически невозможен. Кремль сейчас ищет пути нормализации отношений с Западом и краеугольным камнем в этой схеме является не Донбасс, а дальнейший статус Крыма. По моей информации, в Москве разрабатываются предложения для основных игроков, которые дадут возможность найти взаимовыгодные решения по крымскому вопросу. Украина никогда не смирится с аннексией Крыма, и любой глава государства будет стремиться отстоять национальный вопрос по возвращению нашей земли.

Пути разрешения этого конфликта, Москва разрабатывает на примере Гонконга. В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией и оставался ее колонией до 1997 года, когда Китайская Народная Республика получила суверенитет над этой территорией. Согласно совместной китайско-британской декларации и Основному закону Гонконга, территории предоставлена широкая автономия до 2047 года, то есть в течение 50 лет после передачи суверенитета. В рамках курса "Одна страна, две системы" Гонконгом управляют сами гонконгцы в условиях высокой степени автономии. В течение этого периода Центральное народное правительство КНР берет на себя вопросы обороны и внешней политики территории, в то время как Гонконг оставляет за собой контроль над законодательством, полицейскими силами, денежной системой, пошлинами и иммиграционной политикой, а также сохраняет представительство в международных организациях и мероприятиях.

Включение Крыма в состав РФ, как одного из субъектов, Москва создала для себя условия экономической и политической блокады Западом, что существенно влияет на развитие экономики и внешней политики страны. Втягивание России в сирийский конфликт вынуждает Кремль идти на уступки в украинском вопросе. Появление минского формата было не случайным (в этом появлении есть и моя скрытая роль). Москва была втянута в переговорный процесс, и соблюдение минских соглашений стало для Кремля точкой отсчета по возвращению захваченных территорий. Разрешение этого конфликта по гонконгскому варианту или другому становится более реальным в условиях, если Украина пойдет на уступки России в вопросе вступления в НАТО, самостоятельная (без России) интеграция в ЕС.

Европейская модель – это конфедерация. Такую же модель строит Москва, продвигая идею создания Евро - Азийского сообщества. Украина может стать мостом между этими двумя Союзами и в дальнейшем способствовать интеграции их с введением общей валюты, единым экономическим и политическим пространством. При всем этом, США также окажутся в очень выгодном для себя положении. Чтобы полностью понять выгоду США, мы должны вспомнить, что на данный момент в мире, так или иначе, существуют две полноправно (в первую очередь за счет экономики) сверхдержавы – США и Китай. На Востоке умеют ждать выполнения обязательств, но и умеют еще боле искусно получать отсюда все более удваивающуюся выгоду. Очевидно, что в Вашингтоне понимают, что не считаться с Китаем не только нельзя, но и просто невозможно. США нужны прочные двусторонние отношения с Китаем, по примеру отношений США с Японией. Китай – всегда занимает не только выжидательную, но и нейтральную позицию на международной арене, до тех пор, пока эти вопросы, поднимаемые напрямую, не влияют на сам Китай или ближайших его соседей (достаточно хотя бы вспомнить "многосерийное" выражение китайской позиции в ООН по Северной Корее). Также Китай – безусловный союзник и партнер России, и так или иначе ориентируется на внешнюю политику проводимую в Москве.

И теперь главный момент – если политика России будет интегрирована в прозападный, а так же будет создан баланс с восточным миром, то это не только улучшит взаимодействие Китая с США, но и позволит добиться значительного мирового экономического и торгового роста. Таким образом, выгоды всех сторон – равнозначно будут удовлетворительны. Путем разрешения Крымского вопроса и интеграции "Евроазийского сообщества" в ЕС, полностью прекратиться конфликт и наладится полноценное, перспективное взаимовыгодное сотрудничество между Украиной и Россией. Помимо этого Европа, не только укрепит за счет создания и ратификации нового сообщества свои позиции в экономическом плане, но и будет способна с правильными акцентами решить для себя наиболее болезненную проблему миграции. Именно за счет РФ это станет возможным.

В данном контексте, Новая Мекка, построенная в Москве, не только де факто, но и де юре, станет самой большой в Европе. Так же улучшаться взаимоотношения между сверхдержавами (США и Китай). Уместно было - бы повторить весьма правильное высказывание Киссинджера: "Если Украина хочет выжить и процветать, она не должна превращаться в форпост одной стороны против другой. Она должна стать мостом между ними".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги