УкрРус

Информационная война: как Украине победить путинскую Россию?

В связи с недавним выступлением на конференции "Коммуникационно-контентная безопасность в условиях гибридно-мессианских агрессий путинской России" в Военном институте при университете Шевченко, хочу суммировать вкратце основные тезисы, которые, конечно, не претендуют на полный и исчерпывающий анализ всех вызовов, стоящих перед Украиной в данной сфере.

Информация - неотделимая часть любой военной кампании. В связи с тем, что многие современные войны зачастую не ведутся на тотальное уничтожение, а целями их являются ограниченные политические достижения, информация может сыграть решающую роль, как на оперативном или оперативно-тактическом уровне, так и в плане закрепления результатов военной компании в юридическом и международно-политическом плане.

Честный и непредвзятый анализ открытых источников позволяет выделить такие слабые стороны украинского информационного сопротивления (исключая из данного анализа такой важный аспект любой военной операции, как сбор тактической информации и нанесении информационного ущерба системам противника).

1. Недооценка фактора единства политической нации и неспособность оперативно и эффективно противостоять идеологическим диверсиям в данной сфере.

Слабая и практически всегда запоздалая реакция органов власти Украины, в том числе ее правоохранительных органов и спецслужб, на факты и проявления идеологических диверсий, как непосредственно со стороны страны-агрессора, так и различными местными экстремистки-настроенными группами и организациями.

Такая деструктивная деятельность, как правило выражается, во внесении раздора и попытках разрушения социального капитала и связей, дестабилизации и дефрагментации украинской политической нации, натравливание одних групп и слоев общества на другие.

Учитывая специфику Украины, враждебные ей силы концентрируют основное внимание на искусственном обострении языкового вопроса (например, некоторые псевдопатриотические партии и движения стравливают русскоязычных и украиноязычных граждан Украины, проводят массовые акции и парады по весьма спорным и будоражащим, как украинское общество, так и мировую общественность, темам и "проблемам", которые явно не находятся в первой десятки актуальных для украинских граждан вопросов.

Подобные мероприятия, как правило, преследуют достижения 3-х задач:

- ослабление единства Украинского общества, что подрывает политическую, экономическую и военную мощь государства;

- подрывает основы государственности и нормального функционирования ключевых государственных институтов;

- создает необходимую для врагов Украины картинку, так называемого "гражданского конфликта или "гражданского противостояния", а также служит информационным поводом для дальнейшей дискредитации украинской государственности, как некой "ущербной", "ошибочной", "неполноценной", "недееспособной" и "недемократической" социально-политической структуры.

2. Скорость передачи информации – один из решающих факторов в информационной войне

Информация не должна запаздывать. Честную и достоверную информацию надо давать обществу, национальным и мировым СМИ максимально быстро. Фактически это выражается в том, что средства массовой информации и сторонние наблюдатели, как правило принимают за основу в виде потенциально правдивой информации ту информацию, которая дошла до них первой. Все дальнейшие альтернативные сообщения и интерпретации происшедшего будут на подсознательном уровне восприниматься большинством аудитории, как попытка оправдаться, запутать их или исказить "очевидную реальность". Вот почему, стратегически важно всегда доносить свою информацию быстрее, чем это сделает противник.

3. Государство никогда не лжет

В отличие от разного рода террористических организаций непризнанных группировок, которые зачастую строят свою коммуникацию с окружающим миром на явной лжи и фейковых (постановочных) сюжетах, демократическое государства не может позволить себе такую роскошь, как лживая, "постановочная" или заведомо искаженная информация.

При этом следует понимать, что демократическое государство не может опускаться до методов террористических группировок и государств-изгоев, поскольку уподоблением им, лишает такое государства моральной силы и как бы ставит знак равенства между ним и противником.

Подача заведомо лживой и/или сфальсифицированной информации, даже исходя из благих целей, может причинять огромный вред государству. Пример такого провала – дача группой депутатов – бывших комбатов сфальсифицированных снимков американским сенаторам во время их визита в США.

Второй немаловажный аспект состоит в том, что для поддержания высокого морального и боевого духа, военнослужащие и гражданские лица, должны полностью доверять своему государству, особенно в сфере информации, которая исходит от его официальных представителей. В данном аспекте следует понимать, что в условиях современного мира, любая информация, в том числе и негативного характера, в конечном счета (и достаточно быстро) станет достоянием широкой общественности. При этом ключевое значение приобретают 2 фактора – 1) кто об этом первым скажет (если официальные лица государства – вне нормально, значит есть доверие и уважение к гражданам и они вернут это сторицей своему государству, а если от противника и весьма отдаленных от государства зарубежных СМИ – тогда у общества возникает чувства отсутствия контакта, обида и недоверие); 2) как будет представлена данная информация (с позиций правды и национального нарратива, или же с позиций пропаганды и манипуляций). Таким образом, если государство первой озвучивает актуальную информацию, сопровождая это качественной визуализацией (т.н. "картинкой") и при этом не обманывает общество, искажая реальные факты, тогда оно получает огромный бонус в виде возможности донести собственную интерпретацию (собственное видение) фактических событий. В противном случае, это видение будет навязано обществу другими источниками, которые далеко не всегда объективны и честны, в том числе по отношению к Украине.

4. План реагирования на любой информационный вброс или фейк

Органы государственной власти, армия и иные силовые структуры страны должны разработать и довести до стадии эффективной работы планы и заготовки на случай различных штатных и внештатных ситуаций, включая алгоритмы реагирования на исходящую от врага дезинформацию, фейки, пропаганду, агитацию, распускание подрывающих устои государства слухов и т.п..

При этом следует понимать, что любые меры контрпропаганды и эффективного противодействия деструктивным враждебным действиям противника возможны только при наличие солидного кредита доверия, как у своих граждан, так и у международного сообщества, относительно качества и достоверности исходящей от украинского государства информации.

5. Никакие министерства не являются эффективными агитаторами

У Украины нет такого эффективного канала как Russia Today. Вместо своего канала будет эффективнее линейная работа с журналистами уже существующих СМИ, покупая у них услуги, эфиры на рейтинговых каналах. Я недавно был на государственном пропагандистском СМИ, которое платит своим журналистам 1800 грн. Можно ли за такие деньги найти высокопрофессиональных журналистов-агитаторов уровня "Раша тудей"? Ответ очевиден. Если нет денег на качественное продвижение по ТВ нужно активно использовать соцсети, т.н. новые медиа. Должно также существовать постинформационное сопровождение.

6. Общеукраинская проблема - нет эффективной военной цензуры

Часты случаи, когда в эфир попадают снимки и видео позиций украинских войск в АТО. Не нужно объяснять к чему приводят такие действия. Есть сознательные журналисты, но некоторые руководствуются исключительно карьерными расчетами, что приводит к утечке важной информации и гибели реальных людей. В целом, следует упорядочить работу журналистов, должна существовать четкая аккредитация. От журналистов следует требовать носить в зоне АТО специальные опознавательные знаки (ПРЕССА), окрашенные не в камуфляж средства индивидуальной баллистической защиты, не использовали военную форму.

Никакой журналистский материл не должен содержать в себе привязку к конкретной местности, демаскировать позиции ВСУ, разглашать номера и/или названия частей там дислоцируемых, количество живой силы и техники, особенности тактики, излагать планы осуществляемых и дальнейших действий и ряд иных, существенных для военного времени параметров.

Также крайне нежелательно показывать в эфирах лица конкретных солдат и офицеров служащих на передовой, разглашать их воинские звания, военно-учетные профессии и позывные. Подобного рода осторожность может спасти их смерти или плена, от издевательств и попыток похищения, а также не подвергать ненужной опасности их родственников и членов их семей. Не следует забывать, что в современных военных конфликтах противоборствующие стороны часто злоупотребляют различными юридическими механизмами, включая международные военные суды, трибуналы и даже национальные суды различных стран (порой вообще не вовлеченные в конфликт). И если Украине не хочет прилагать сферхусилия для освобождения своих граждан, то их лица и их имена и звания следует держать в секрете.

Практика западных армий в данном вопросе такова. Журналисты снимают материал, однако военная цензура настоятельно просит соответствующих журналистов и/или СМИ затереть лицо такого военнослужащего, изменить его голос и использовать вместо настоящего имени вымышленное имя. В том случае, если в материале СМИ будут выявленные определенные снимки или данные, представляющие угрозу обороноспособности страны, успешному проведению боевых операций или жизни и здоровью солдат и гражданского населения, то компетентные органы военной цензуры накладывают на запрет публикации вышеуказанных данных. Такой запрет может быть, как временным, так и постоянным.

Например, в Израиле категорически запрещается в сюжетах СМИ показывать точные места попадания ракет в военные или гражданские объекты, а также сообщать примерно такую информацию "выпушенная террористами Хамас из Сектора Газа ракета упала в 50-и метрах от детского садика в городе Сдерот", поскольку в таком случае, журналисты невольно выступают в роле корректировщиков огня противника.

Иногда интересы национальной безопасности требуют временного введения еще более строгих ограничений на работу журналистов. К примеру, в Израиле, во время обострения противостояния, на передовую закрывается доступ всем журналистам, за исключением военных корреспондентов Армии обороны Израиля. Подобным образом поступают военные ведомства США и других стран НАТО, имеющие горький опыт "абсолютной свободы СМИ во время проведения боевых операций".

Любому здравомыслящему человеку понятно, что лучше немного опуститься в рейтинге по свободе слова, но победить, чем быть в топе и проиграть.

7. Использование потенциала диаспоры через народную дипломатию, народный обмен, а также трепетное отношение к туристу.

На сегодняшний день многомиллионная диаспора практический бездействует. Связь должна осуществлять не депутатами, а прежде всего существующими негосударственными организациями и деятелями.

8. Мирному населению четкие и внятные инструкции от армии и государства. Постоянный контакт государство-общество.

Армия и государства обязаны нести ответственность за безопасность мирного населения в зоне боевых действий. Данное правило, среди прочего предполагает, необходимость помощи мирному населению в обустройстве зачищенных убежищ, создания эффективной системы гражданской обороны и информирования о ракетных и артиллерийских обстрелах в режиме реального времени, своевременная активация сирен воздушной тревоги и т.п..

Армия не может не заниматься гуманитарными вопросами. Именно армия может это делать лучше всего, имея всю необходимую информацию о происходящем на непосредственно прилегающих к фронту территориях. Создание позитивного имиджа армии, раздача гуманитарной помощи населению, вежливое и человечное обращения с гражданами на блок-постах – вот несколько золотых правил создания позитивного имиджа для армии и государства на конфликтных территориях. Один "отжатый" у местного жителя автомобиль или мобильный телефон, один "побор" или унижение со стороны силовиков, может дезавуировать 100 самых профессиональных и патриотичных сюжетов о том "как хорошо в стране родимой жить".

9. БПЛА – не только для разведки

Сегодня в большинстве израильских подразделений есть боец-оператор, прошедший курс оперативного документирования. Также работают беспилотники с целью документации военных действий.

Цель – освещение действий в густонаселенных районах. Женевская конвенция запрещает размещать огневые средства в густонаселенных районах, поэтому нет никакой проблемы отвечать на размещенные там огневые средства, однако необходимо задокументировать, что ответ был точным и имел цель точечное уничтожение огневой точки, расположенной противником в жилой зоне.

Совершенно очевидно, что вышеуказанные аспекты информационной политики не являются исчерпывающим перечнем мер и тем более панацеей, однако их скорейшее внедрение способно существенно изменить ситуацию на информационном фронте, что неизбежно потянет за собой позитивные изменения и в других сферах.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги