УкрРус

"Исламские" игры Кремля

Два раза в год русский интернет "взрывается" фотографиями, на которых сотни тысяч мусульман ровными рядами заполняют окрестности трех (всего трех) московских мечетей. Это реакция россиян на немногочисленные, в отличии от христианских исламских праздников – Ид аль-Адха (Курбан) и Ид аль-Фитр (Рамадан). Иногда смакуются фотографии жертвоприношения – потоки крови животных, окропляющих московский асфальт. Антиисламская истерика в России стала стойкой традицией после развала СССР и восстановления свободы вероисповедания, пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

Россияне вдруг ощутили себя стойкими христианами, не зная, что в России значительная часть населения – мусульмане, около 15-20 процентов. Власть молча наблюдает, подкидывая в костер межрелигиозных отношений антиисламские дрова. Часто это делается из-за элементарного незнания, иногда – совершенно осознанно. В отношениях с мусульманскими странами у Кремля всегда присутствует не только собственная экономическая выгода, но и политические пристрастия. Как правило, нынешний Кремль пытается продолжить традиционную дружбу с теми странами, с которыми имел отношения в советское время. Не все режимы сохранились, точнее, их осталось совсем немного. За последние годы в результате "арабской весны" многие отвернулись от Москвы, Сирия – чуть ли не единственная сейчас, которая гордится 45-летней дружбой. К исламу эти отношения не имеют никакого отношения, скорее всего, российско-сирийская дружба стала хорошим примером, когда ислам – лишь незначительный внешний признак для отношений. Все остальное – деньги и мания величия.

В нынешней России, как и в СССР, ислам был на равных угнетенных правах, как православие или иудаизм. Одинаково запрещали, репрессировали и унижали, несмотря на то, что в России мусульмане всегда были второй по численности общиной. Кроме центрально-азиатских стран и Северного Кавказа, мусульмане всегда жили на Южном Урале и в Сибири, в поволжских регионах – Татарстане, Башортостане, в приволжских областях. В Москве татары были значительной частью населения всегда, а сейчас к ним, "коренным" мусульманам, добавились гастарбайтеры из Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. Для прошлых и нынешних российских правителей, мусульмане – это просто "другие", они загадочны и непонятны. И как с ними разговаривать, в России не знали, особенно с приходом большевиков.

Спустя две недели после большевистского переворота, 20 ноября 1917 года два вождя Ленин и Сталин подписали обращение "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока". Странный документ: вроде бы обращен к людям веры, но об исламе – ни слова, зато много – о социализме, империализме и капитализме. Как будто мусульманин ходит в мечеть, чтобы читать труды Карла Маркса , а не священный Коран, где нет ни слова о лживых большевиках. Ленин и Сталин в 1917 году обещали: "Мусульмане России, татары Поволжья и Крыма, киргизы и сарты Сибири и Туркестана, турки и татары Закавказья, чеченцы и горцы Кавказа, все те, мечети и молельни которых разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России! Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это".

Через несколько лет большевики начали уничтожать мечети и молельни, сжигать в кострах Коран, лишив советских мусульман право на свободу вероисповедания. В Российской империи к своим мусульманам относились по-имперски, как настоящие колонизаторы – привечали, не запрещали, хотя и обзывали официальным термином "инородцы". В 1905 году в России была создана партия "Иттифак аль-Муслимин" (Союз мусульман, а после учреждения Государственной думы в ее составе была сформирована мусульманская фракция из семи человек, действовавшая с 1906 по 1917 год. Большевики немного поиграли в либеральные игры с верующими, а потом начали репрессии, поняв, что население их не принимает и заставлять любить советскую власть придется силой.

На территории Российской империи было 25 тысяч мечетей, за 20 лет большевистского правления их число сократилось в 20 раз. Пока большевики захватывали Северный Кавказ, они пытались заигрывать с мусульманами. 2 апреля 1920 года в Реввоенсовет Кавказского фронта Григорию Орджоникидзе Ленин предписывал "действовать осторожно и проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно при вступлении в Дагестан. Всячески демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам, их автономию, независимость и прочее". Захватив Северный Кавказ, верные ленинцы начали репрессии, понимая, что коммунистическая идеология не сможет победить ислам. Во второй половине 20-х годов был создан "Союз воинствующих безбожников", штурмовые отряды большевиков, и с того времени игры с исламом закончились. Как, впрочем, и с другими конфессиями.

С исламом большевики боролись глупыми методами. В 1923 году, например, был организован Всероссийский месячник антирелигиозной пропаганды – "комсомольский Байрам", приуроченный к празднику Ид аль-Адха (Курбан). В том же году было создано Центральное духовное управление мусульман, устав которой 30 ноября 1923 года утвердило НКВД РСФСР. 25 октября 1926 года делегаты съезда мусульман Татарстана, Башкирии, Казахстана, Украины, Чувашии и областей РСФСР направили руководителям страны приветственные телеграммы, в которых говорилось о "грядущем единении мусульман всего мира под знаменами советской власти во имя борьбы с империализмом". С этого, собственно и начинается этап приспосабливания официального советского ислама к политике страны, внешней и внутренней. С христианством, иудаизмом и буддизмом было сложнее – для совершения обрядов нужны храмы, в исламе все проще – места для намаза и коврик. Оттого ислам был неуязвим, оттого советские чекисты его боялись больше.

Я не встречал ни одного исследования о том, как преследовались мусульмане в СССР, кроме отдельных упоминаний в мемуарах или статьях, со ссылкой на правительственные постановления. Например, постановление ЦК КПСС "О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения" от 7 июня 1954 года. В нем, в частности, были даны указания о противодействии исламской пропаганде, запрещалось открытие новых мечетей и возвращение верующим отобранных у них культовых зданий, выросло налогообложение отправления обрядов. Но и тогда лицемерие советских чиновников было чудовищным – на съездах они клеймили верующих, но сыну делали обрезание – хатна. Хоронить велели по мусульманскому обряду, а детей, кроме ЗАГСа, отвозили к мулле.

С конца 1970-х годов отношение к исламу начало радикально меняться, особенно в 1979 году после революции в Иране и после советской оккупации Афганистана. ЦК КПСС и КГБ переполошились, полагая, что в Советский Союз проникнут идея возрождения из этих стран. Не помогало даже официальное послабление, когда в 1960-1980 годах Духовным управлениям разрешили печатать Коран, выпускать лунные календари и издавать журнал со странным названием "Мусульмане Советского Востока". В сентябре 1981 года ЦК КПСС было принято постановление "О мероприятиях по противодействию попыткам противника использовать "исламский фактор" во враждебных СССР целях", дополненное в апреле 1983 года постановлением "О мерах по идеологической изоляции реакционной части мусульманских священнослужителей". Началась новая волна репрессий: КГБ начал бороться с "ваххабизмом", официальной идеологией Саудовской Аравии, к исламским течениям на территории СССР не имевшем никакого отношения. Тогда же заговорили о "фундаментализме" и по этой причине КГБ начал массовые аресты, вплоть до развала СССР.

На самом деле, в советское время у Кремля были две задачи в отношении ислама: внутренняя, направленная на подавление мусульман, и внешняя – в поддержку мусульман, прежде всего, Ближнего Востока, ведущих борьбу с Израилем и прозападными правительствами. Конечно, заигрывали с режимами, которые были формально мусульманскими, но по больше части их идеология мало чем отличалась от марксизма-ленинизма, только более восточной по содержанию и форме деспотии. Дружба с семьей аль-Асадов, сирийских диктаторов с 1970 года – хороший пример, когда в отношениях, если появляется необходимость, может возникнуть и исламский фактор, а по большей части – чистая прагматика, построенная на объеме добычи нефти и антизападной политике. И старшему и младшему аль-Асаду не мешало травить химическим оружием мусульман-курдов или сажать в тюрьмы оппонентов из суннитов. Подлая политика Кремля может сыграть отвратительную роль в противостоянии шиитов и суннитов, и без того обостренные из-за противостоянии Ирана и Саудовской Аравии.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги