УкрРус

Как во мне заподозрили экстремиста

О том, что произошло со мной возле здания Верховного Суда Крыма и как во мне заподозрили экстремиста.

Утром 15 января около 10-ти часов я пришел к зданию Верховного Суда Крыма на улице Павленко в Симферополе, чтобы попасть на заседание по делу, связанному с массовыми беспорядками у стен Верховной Рады Крыма 26 февраля 2014 года. Это то самое громкое "дело 26 февраля", по которому почти год находятся под стражей замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз, активисты Мустафа Дегерменджи и Али Асанов. Еще несколько человек находятся на скамье подсудимых, но на свободе, и еще троим в прошлом году были вынесены приговоры.

Заседание началось в 12-м часу. Все это время я, как представитель общественности, блогер и фрилансер, находился в фойе здания суда вместе с остальными людьми, которым не удалось попасть на открытый процесс с участием прокурора Крыма Натальи Поклонской. Причина - нехватка мест в зале. Вместе с тем, в суд пускали журналистов крымских и федеральных СМИ, официально зарегистрированных на территории России, но по заранее составленному списку - тех, кто за несколько дней подал ходатайство с просьбой разрешить присутствовать на процессе.

Упреждая вопросы тех пользователей крымского сегмента Facebook, которые пишут, что я, как журналист, должен обладать удостоверением российского или крымского СМИ, официально зарегистрированного Роскомнадзором, или наличии аккредитации в МИД РФ, если речь идет о зарубежном издании, отвечу, что в суде я находился не в качестве журналиста (крымского, российского или зарубежного СМИ), а в качестве представителя общественности, блогера и фрилансера. Сбор и распространение информации, как известно, гарантированы законом. На входе я, как и все, предъявил личный паспорт и прошел через металлорамку. Напомню, мое последнее официальное место работы - это интернет-издание "Аргументы недели - Крым" (основатель - российские "Аргументы недели"), где я 2,5 года проработал в качестве главного редактора. Это СМИ я покинул в марте 2014 года - с появлением в Крыму т.н. "вежливых людей" и последовавшем за этим изменением редакционной политики издания.

Приблизительно около 12-ти часов ко мне подошел мужчина в гражданской одежде. В этот момент я сидел в фойе здания и делал пометки в телефоне. Он показал удостоверение - капитан полиции Руслан Ринатович Шамбазов (МВД России), после чего попросил меня пройти с ним. На мое возражение, с чем это связано, он не уточнил, сказав только, что "надо побеседовать". Возле него находились двое сотрудников Федеральной службы судебных приставов, которые также потребовали, чтобы я проследовал с Шамбазовым.

Выйдя из здания суда, я приготовился к беседе, включив диктофон. Капитан полиции заявил, что мне необходимо пройти с ним в автомобиль, стоявший возле здания суда.

- Мы вас допросим в Центре по противодействию экстремизма (это так называемый Центр "Э" - структурное подразделение МВД), - произнес кто-то из сотрудников полиции.

- На основании чего вы меня хотите допросить? Есть официальные способы вызова на допрос. А задержать вы меня не имеете права, поскольку для этого у вас должны быть основания. Вы меня в чем-то подозреваете или на меня есть ориентировка? - возразили я представителям силовых органов.

- На вас есть ориентировка, вам зададут вопросы, может, эта ориентировка ошибочная, - сказал другой мужчина, по всей видимости, представитель МВД. - Ориентировка в том месте, куда мы вас собираемся пригласить.

- Что, я вам буду на пальцах ориентировку показывать? - недовольно заявил Шамбазов. - У меня есть к вам несколько вопросов, я хочу их вам задать. Я не хочу здесь общаться, а хочу отойти и задать вам несколько вопросов.

После моего отказа, Шамбазов потребовал предъявить документ, удостоверяющий мою личность. Мною было выполнено его требование: я достал из кармана паспорт и, держа в руках, показал его полицейскому.

- Дайте документ! - скомандовал Шамбазов.

- Я не буду вам в руки давать, - возразил ему.

- Почему вы не будете давать? – возмутился Шамбазов.

- А на основании чего? – спросил его. - Я предъявил, но не прошу же ваше удостоверение дать мне в руки.

После спора Шамбазов подозвал сотрудников ФССП и ОМОНа.

- Он, - Шамбазов указал на меня, - нарушал общественный порядок, не хочет предъявлять документы, не хочет проходить.

Не успев ничего ответить, меня взяли за руки сотрудники ОМОНа и стали отводить в сторону. Этот момент зафиксирован на видео, снятом представителями общественности

.

Кто-то из присутствующих подтвердил, что я уже предъявил документы, но это никак не подействовало.

- Не сопротивляйся, не играй на публику, нормально иди, - сказал мне сотрудник ОМОНа, державший за левую руку.

- На основании чего вы меня задерживаете? Что за методы вы используете - возразил я ему. Но все было бесполезно.

Пройдя 30-40 метров, меня усадили в автомобиль "Нива".

Впереди место занял водитель, а справа от меня - капитан Руслан Шамбазов.

Наличие диктофонной записи позволяет мне воспроизвести то, что происходило внутри авто, но не попало на камеры. Это считаю важным для объяснения последующего развития событий.

А там происходило вот что:

- Поехали, - дал команду Шамбазов водителю.

- Вы же обманываете, - сказал я им, полагая, что после общения в авто меня отпустят.

- Телефон! Телефон, я сказал! – закричал Шамбазов.

- Я его выключил, - ответил ему, но не стал отдавать телефон ему в руки.

- Телефон, я сказал! – снова произнес Шамбазов, схватив меня за правую руку и нажав на кнопку двери, чтобы я не вышел из машины.

Но я не стал ему отдавать телефон, показав, что он выключен.

- Может ОМОНвца к нему посадим? – предложил водитель.

- Поехали! – ответил Шамбазов. – НЕ НА БАЗУ ЕДЕМ, НА ПОДВАЛ СРАЗУ!

- Вы чего делаете?! – спросил их. В этот момент я стал вырываться из рук Шамбазова, который удерживал меня в авто.

- Давай ОМОНовца посадим или наручники надеть или что? - предложил водитель.

Понимая, что на меня оказывают давление, а в словах сотрудника полиции прозвучала угроза отвезти меня в какой-то подвал (действия силовиков меня тревожили, особенно, на фоне продолжающихся в Крыму бесследных похищений и пропаж людей, безосновательных задержаний и судебных процессов). К тому же ко мне была необоснованно применена физическая сила и прозвучало незаконное требование отдать телефон, я предпринял попытку выйти из авто, дабы позвать на помощь представителей общественности.

Открыв двери, я частично оказался снаружи, но выйти полностью не мог, так как Шамбазов продолжал меня удерживать изнутри.

В этот момент я подозвал на помощь представителей общественности, чтобы они начали фиксировать превышение работниками полиции своих полномочий и, одновременно, мое нарушение прав. Ко мне подбежали несколько сотрудников ОМОНа и ДПС, взяли в кольцо, став требовать, чтобы я присел в авто.

Этот момент зафиксирован на этом видео:

- Присядьте, я вам говорю русским языком, вы не выполняете законные требования сотрудника полиции или что? - кричал ОМОНовец.

- Я не буду присаживаться, поскольку ко мне применяют физическую силу. Я опасаюсь за свою жизнь, - ответил им.

После этого ко мне подошел работник полиции в форме и потребовал подчиниться законным требованиям полицейского.

В ситуацию вмешались представители общественности, находившиеся возле суда и наблюдавшие за тем, как меня уводят.

- На каком основании его задерживают?! Человек показал свой паспорт! Почему он должен куда-то идти?! - стали возмущаться люди.

В итоге мы сошлись на том, что я еще раз покажу свой паспорт Шамбазову, а он мне - свое удостоверение. Полицейский предложил обменяться документами. Со стороны это выглядело необычно, но зато я прочитал вслух имя, фамилию и отчество капитана полиции.

Этот момент разборок зафиксирован здесь:

Шамбазов начал нервничать, упрекая меня в том, что я "нагнетаю обстановку".

Тогда сотрудник полиции в форме, который до событий марта 2014 года, будучи работников МВД Украины, отвечал в Симферополе за вопросы общественной безопасности, предложил проследовать в Железнодорожный райотдел полиции.

- Пройдите, чтобы мы не применили меры принуждения. Вам сказали: пройдите для уточнения обстоятельств!..

- Если вы не согласны, вы можете обжаловать действия сотрудника полиции, - сказал какой-то человек в форме, стоявший рядом.

Работники полиции "настоятельно" просили меня пройти в райотдел. На мое очередное возражение: на основании чего? Они не предъявили аргументов.

- Мне надо задать вам вопросы, которые при людях я не собираюсь озвучивать, - ответил Шамбазов.

- К вам нет доверия! - произнес кто-то из присутствующих, обращаясь к сотрудникам полиции. Он пожаловался, что в Крыму похищают людей, сажают и т.д.

Понимая, что спорить и доказывать в этой ситуации что-либо бесполезно и многочисленные сотрудники полиции все равно сделают все, чтобы доставить меня в райотдел, к тому же могут пострадать обычные люди, я согласился проследовать в участок.

В райотдел отправился в сопровождении нескольких сотрудников ОМОНа и Шамбазова (на фото). Также рядом со мной были представители общественности.

Идя в райотдел, Шамбазов возмущенно приговаривал:

- Вы добились того, чего хотели? Устроили шоу?

- Я шоу не устраивал, - ответил ему.

Здесь зафиксирован момент инцидента:

В самом райотделе меня завели в комнату на первом этаже, попросили присесть и вытащить содержимое из карманов, в том числе технику. Сотрудник полиции, который был за рулем, сказал, что у меня могут быть запрещенные предметы, более того, они высказали подозрение, что я вообще могу незаконно находиться на территории Крым либо у меня фальшивые документы (это при том, что живу здесь более 20-ти лет и у меня в паспорте крымская прописка).

Вытащив из карманов документ, зарядку для телефона, наушники и ключи, Шамбазов начал интересоваться, где мой телефон.

- Вы вели съемку в суде. Я видел. Зачем вы это делали? - сказал он.

- Я сделал фото у входа, когда ставили ограждение, - сказал я ему. - Это резонансное дело и фиксировал происходящее. Вел твитерр-трансляцию.

Но Шамбазов продолжал интересоваться моим телефоном, которого в тот момент у меня с собой не было. Во время задержания я отдал его представителям общественности, поскольку опасался за его сохранность.

Однако Шамбазов не переставал интересоваться, кому я передал телефон, мол, его надо забрать и показать ему, чтобы он проверил, вел я съемку или нет, зачем делал пометки в телефоне.

Я ему в очередной раз объяснил, что находился в здании суда в качестве блогера и фрилансера. Информацию публикую в своих аккаунтах в социальных сетях, веду блог в ЖЖ.

Шамбазов не унимался. Вдруг он заявил, что меня, оказывается, задерживали 18 мая 2015 года как участника автопробега с крымскотатарскими флагами в Симферополе. Я возразил, что в том автопробеге не участвовал, на месте находился в качестве наблюдателя. Зафиксированное фото и видео выкладывал на своей странице в Facebook и в ЖЖ. Меня, кстати, тогда задержали, переписав данные водительского удостоверения за то, что я вел съемку происходящего. В этот момент понял, что давно уже нахожусь на карандаше у сотрудников МВД. А сегодня они воспользовались случаем, чтобы оказать на меня давление за освещении событий.

После этого Шамбазов достал бумагу и с моих слов стал писать объяснительную. Он интересовался, где я живу, как долго нахожусь в Крыму, моим номером телефона, чем занимаюсь, по какой причине был в суде, почему в здании суда я вел беседу с первым замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Nariman Dzhelalov и главой ЦИК Курултая Zair Smedlya, где публикую информацию.

Конечно, у меня было законное право вообще не беседовать с сотрудником полиции, ждать адвоката и дальнейшего развития ситуации. Какого? Неизвестно. Взвесив "за" и "против", понимая, с кем имею дело и в какой обстановке мы находимся, решил ответить на его вопросы, предполагая, что после этого меня отпустят, не став больше занимать время.

Я внес дополнения и подписал объяснительную. Шамбазов забрал бумаги, а в завершении спросил, где-то даже, как мне показалось, с некой улыбкой:

- Какие будут вопросы, пожелания, претензии?

- Почему вы так себя ведете? - лишь спросил я.

- Работа у нас такая, - сухо ответил он после небольшой паузы.

Приблизительно через 40 минут после задержания я вышел из здания райотдела. Ко мне не применяли физическую силу, но оказывали психологическое давление. Протокол о доставлении в райотдел не составили.

На улице меня встретили более десятка представителей общественности. Я поблагодарил всех за поддержку. Если бы не их вмешательство, все могло бы закончиться иначе.

Почему я в подробностях написал о сегодняшнем инциденте, уделив много внимания деталям? На этом примере хочу показать, как нарушаются элементарные права человека в нынешнем Крыму и как сотрудники силовых ведомств предпринимают попытки всячески зачистить информационное поле, лишив общественность возможности узнавать какую-либо альтернативную информацию.

В ближайшее время будет подготовлена жалоба в соответствующие органы на действия сотрудников полиции, незаконно задержавших меня и угрожавших мне. Только законные методы борьбы, фиксация нарушений и освещение происходящего. Можно предположить, что результаты проверки заранее предопределены, но, извините за пафос, если есть хотя бы минимальная возможность бороться за справедливость, не стоит ею пренебрегать.

Я хочу сказать спасибо всем, кто писал и звонил мне сегодня в течение дня. Извините, кому не смог ответить в социальных сетях или по телефону, так как физически не успел это сделать. Более того, мой телефон стал неожиданно преподносить сюрпризы: по странному стечению обстоятельств после допроса он стал сам по себе выключаться при входящих и исходящих звонках

.

Я искренне благодарю всех друзей, коллег, знакомых и не знакомых мне людей - всех, кто не оказался в стороне в ту минуту возле здания суда. Журналисты, правозащитники, члены Меджлиса, активисты крымскотатарского движения и небезразличные люди. Сплоченность, единение, взаимовыручка и принципиальность - вот, что было продемонстрировано всеми вами в тот момент. Поверьте, это очень круто в нынешней непростой ситуации. Сагъ олунъыз!

Вместе - мы сила, а уж тем более на родной земле!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги