УкрРус

Цой жив, или Война, которая никогда не оканчивается. (Памяти Сергея Ларькина (репера Ларсона)

Война в России — это аксиома.

Она никогда не заканчивается, даже в самые мирные времена.

Постоянное присутствие врага жизненно необходимо. Без него жизнь утрачивает всякий смысл, превращаясь в невнятное существование заполненное просмотром тупых телешоу, поиском бухла или бесконечными перекурами отрицательно влияющими на легкие и потенцию. Мирная жизнь с ее простыми радостями — чистыми рубашками, пирогами и самоварами как тоненькая занавеска, что колышется на окне с скрывая от нас мир полный гроз, бурь взрывов, страха, крови — настоящий русский мир, которым живет наша народная душа.

Мы вступаем в жизнь с пластиковыми пистолетами в руках, играя в немцев и наших, душманов и воинов-интернационалистов, добровольцев Новороссии и проклятых укров. В школе на уроках патриотического воспитания мы учимся разбирать и собирать автомат на время, а в армии стреляем настоящими боевыми патронами, представляя как острые пули российской действительности входят в рыхлое сыпчатое тело какого-нибудь откормленного гамбургерами пи*ора из веселой и беззаботной Швеции, Германии или Лихтенштейна. Мы умираем проклиная жидовскую Америку, которую даже перед смертью мечтаем превратить в радиоактивный пепел, отомстив таким образом за развал СССР.

Война везде и повсюду. Она в быту и на работе. Иностранцы, пытаясь отгадать загадку нашей души, постоянно задают вопрос: "почему эти русские такие неулыбчивые, даже когда все хорошо?"

Ответ прост и банален: "хорошо" - это неправда, ложь, иллюзия, покрывало богини Майи. Жизнь жестока, полна опасностей, внутривидовой борьбы, внезапных смертей, недоверия, коварства, обмана, но главное — она всегда полна предчувствия очередной войны, которая может застать тебя врасплох.

А потому русский человек всегда собран, сосредоточен и неулыбчив. Ибо смерть как и война всегда ходит рядом.

Вот послушайте, что произошло со мною совсем недавно, аккурат в канун Светлого Христова Воскресения, когда мы с бабушкой и мамой праздновали этот праздник в гостях у дяди Жоры, что живет на улице Краснознаменной, неподалеку от Выйского пруда в Нижнем Тагиле.

Мы приехали к нему на старых "Жигулях" шестой модели, что достались мне от бати после того, как он пять лет тому назад повесился в ванной.

Мамка довела. Все пилила, что он мало зарабатывает да не хочет ей помогать по хозяйству.

Ведь нормальный был мужик. Работал гидротехником на насосной станции в пгт. Черноисточинское, где мы с семьей живем и по нынешнюю пору. Тонкой душевной конструкции был человек, хоть и простой работяга. Мог с птицами разговаривать. Животных по чем зря не обижал.

Я весь в него пошел. Тоже разительно отличаюсь от всех этих гопников, которые меня на поселке окружают. Слушаю не попсу голимую или пародии на американский реп, который Тимати с разными уродами читает, а настоящую рок-музыку. Но больше всех люблю Виктора Цоя.

Вот где глыба, вот где человечище. Я его песни "Группа крови на рукаве", "Хочу перемен" и "Звезда по имени солнце" могу по сто раз в день слушать. В Цое - все мы. Цой — наше все

"Две тысячи лет война, война без особых причин. Война дело молодых, лекарство против морщин" - гениальные слова четко характеризующие наши российские реалии.

Я тоже молодой. В прошлом году мне исполнилось восемнадцать, и я поступал в Уральский государственный университет имени Горького на исторический факультет, но не поступил. В этом году опять буду пробоваться. Мечтаю быть археологом. В экспедиции всякие ездить от мамки и бабушки подальше.

Так вот, на Пасху мы приехали к дяде Жоре днем накануне. Взрослые начали разговляться сразу как пришли вечером из церкви с освященными куличами, крашеными яйцами, колбасой, водкой и прочей праздничной снедью.

Ну смешно же! Праздник только завтра, а они уже на кухне рюмками звенят, кричат Христос Воскрес и целуются.

Я сижу в комнате на диване и смотрю старый советский фильм "Рожденная революцией". Напротив в старом зеркальном серванте стоят православные иконы. Рядом с ними китайский божок, сувенир из Египта, сервиз Мадонна, портрет Юрия Гагарина, открытка "День победы", бутылка из-под советского шампанского заполненная старыми десятикопечными монетами, и свадебная фотография дяди Жоры и тети Люды. Такой вот семейный алтарь духа, веры и семейного благополучия.

Во всей этой суете, мишуре, многобожии взрослой действительности для меня есть один единственный спаситель — Виктор Цой. Он был и остается честным, щедрым, чистым, открытым, неподкупным. Иначе бы Бог Отец не доверил бы ему написать такие слова:

"Теплое место, но улицы ждут

Отпечатков наших ног.

Звездная пыль — на сапогах

Мягкое кресло, клетчатый плед

Не нажатый вовремя курок

Солнечный день — в ослепительных снах"

"Ты куда сынок?" - мать кричит через порог кухни увидев что я собираюсь на улицу.

"Пойду собаку выгуляю!"

"Осторожно там. Бери с собой телефон!"

"Все нормально мам..."

Я всегда мечтал о собаке. После смерти отца, я уговорил мать, и мы поехали на птичий рынок в Екатеринбург, где за восемь тысяч рублей купили отличного породистого фокстерьера двух с половиной месяцев от роду. Теперь Курту уже четыре года. Он у меня в самом соку.

Улица Краснознаменная, где жил дядя Жора с семьей находилась неподалеку от серой глухой промзоны деревообрабатывающего комбината, разрезанной длинным глубоким, так называемым Выйским прудом.

В детстве я часто бывал у них в гостях, отлично знал мальчишек из соседних подъездов, с которыми мы катались по пруду на плотах, купались и удили рыбу. Верховодил всем его младший сын Борька, что был на три года меня старше. Он погиб прошлым летом на учебных стрельбах под Ростовом во время прохождения срочной службы не задолго до дембеля.

Хотя тетя Люда, Борькина мама, говорит, что его убили под Донецком.

Но это же чушь, там нету российских войск.

Перейдя улицу, мы с Куртом двинулись к пруду.

Сразу за рядом домов, начинался пустырь, за ним какая-то старая ржавая узкоколейка на невысокой насыпи. А после насыпи до озера было уже рукой подать.

Был достаточно теплый апрельский вечер. Градусов семь-восемь. У меня в наушниках играет музыка:

"Я сажаю алюминиевые огурцы а-а

На брезентовом поле"

Напевая под нос, я спускаюсь с насыпи и иду в сторону озера.

Выйский пруд — водоем искусственный.

В детстве мы тут отлично купались и ловили окуней да плотвичку. Глубины разные. От трех до сорока метров. Там куда я иду точно глубоко. Сперва невысокий обрывистый берег, заросший скудным кустарником, за ним узкая полоска песка и манящая таинственная глубина.

Нахожу на берегу старую деревянную палету, сажусь на нее и подпеваю моему богу и кумиру слегка пританцовывая в такт руками и плечами.

Курт уже спустился к воде и играется с палочкой, отчаянно закапывая и выкапывая ее из песка.

Жизнь прекрасна и удивительна! Я счастлив. Завтра праздник на котором соберутся самые близкие мне люди. Стол будет ломиться от куличей, салатов, колбас и прочей снеди которую заготовили на месяц вперед. Я буду пить церковное вино, играться с двоюродной сестричкой, а потом мы с мамой пойдем в кинотеатр смотреть фильм с моим любимым актером Джонни Деппом. Жизнь прекрасна и удивительна! Я счастлив!

Они появились из-за спины. Очевидно, со стороны гаражей.

Боковым зрением я увидел черный джип "Тойота лендкрузер" с выключенными фарами, именно в тот момент, когда они вытаскивали из багажника мертвое тело.

Опустив покойника на землю, обмотали шею белой веревкой, привязали к ней что-то вроде камня, и, ухватив тело за ноги, потянули с обрыва вниз.

Нас разделяло метров двадцать. В бликах фонарей и огней комбината я отлично рассмотрел и их ничем не примечательные лица, трехлистники спортивных костюмов "Адидас" и номер машины, который правда не запомнил, но теоретически мог. Всего пять человек.

Четверо, ухватив тело за руки и ноги, раскачивали его на "раз-два-три", а пятый держал веревку с куском бетона. Когда же прозвучало "три" они отшвырнули тело подальше от берега. Следом выгнулась дугою короткая метровая веревка и почти одновременно с грузом, тело грузно плюхнулось в воду.

Они бы меня и не заметили. Если бы не Курт, который отреагировал на этот всплеск звонким заливистым лаем.

"Собака" - сказал один из них.

"Мне кажется там не только собака..."

"Пойди глянь..."

К этому времени я уже выключил музыку, снял наушники и слышал о чем они говорят.

Сказать вам как это называется? Случайный свидетель. Не знаю как у вас в Бостоне или Черновцах, а у нас в Нижнем Тагиле с такими разговор короткий. Тем более, что кругом ни души. Город готовится праздновать святое Христово Воскресение.

Сознание быстро нарисовало картину как я с проломленной головой, а хоть и с кляпом во рту опускаюсь в ледяной воде на дно Выйского пруда. Отвратительнейшее ощущения.

"Курт ко мне!" - заорал я, срываясь с места, и пока собака карабкалась на высокий берег что есть мочи припустил к железнодорожной насыпи до которой было метров двести.

"Стоять су*а!" - услыхал за спиной хриплый голос.

Мой противник не ожидал такого быстрого старта. Сразу же вслед за моим спринтерским рывком, взревел мотор внедорожника, который не включая фар, тоже резко рванул вперед и натыкаясь на кочки и строительный мусор начал разворачиваться, чтобы перерезать мне путь к отступлению.

Оценив дистанцию, я понял, что они окажутся у насыпи раньше чем я, и без труда нокаутировав меня своим бампером легко накинут на шею веревку.

Единственным спасением в этой ситуации были старые гаражи, освещенные несколькими фонарями.

Угол во многих местах проломанного бетонного забора, что их ограждал, белел чуть правее метров за сто. В мгновение ока сменив направление бега, я бросился в ту сторону.

Еще на пол пути к спасительному лабиринту с удивлением отметил, что забор время от времени будто бы плюется фонтанчиками песка. И, хоть выстрелов я не слышал, до меня как-то очень быстро дошло, что по мне стреляют, возможно даже из пистолета с глушителем.

Это значительно прибавило сил.

Когда я протискивался между бетонных плит, то заметил, что джип находился еще метров за пятьдесят от забора, наравне со стрелявшим в меня с колена подонком.

А вот тут внимание!

Любителям детективов, боевиков, квестов и иных экстремальный заданий загадочка: как поступили бы вы, оказавшись на территории гаражного кооператива "Восход", который на пол километра тянулся вперед тремя рядами типовых металлических гаражей. Два крайних ряда примыкали к бетонному забору. Центральный же ряд гаражей был двойным. Что делать дальше: бежать дальше в свету достаточно ярких неоновых фонарей, что освещают территорию, или попробовать спрятаться, затеряться в этом море железа и вызвать по телефону подмогу? Вот в чем вопрос?

Я выбрал второй вариант. И знаете почему? Потому что мне показалось, что бандитский джип рванул вдоль забора, перерезая мне путь к отступлению. Отбежав еще метров сорок, я юркнул налево в центральный ряд.

В детстве в этих гаражах мы часто играли в войнушку. Родители покупали нам китайские пистолеты с пластиковыми пульками и мы носились по лабиринтам как угорелые, пытаясь попасть друг-другу в спину. Иногда, особенно в дневную пору, когда мужиков в гаражах было меньше чем вечером, мы набирались смелости носиться по крышам. За такое взрослые могли и по заднице надавать. Автолюбителям не нравилось когда их напрягали этим глубоким гулом листового железа. Ни с чем, не сравнимое детское удовольствие — мчаться с пистолетом в руках по раскаленным крышам перепрыгивая через проемы и ощущать как у тебя от восторга сердце подскакивает к горлу. От нашего бега гаражи гудели, стонали и долго не могли успокоится.

Схожая ситуация, согласитесь. Только уже совсем не детская.

Пока я лихорадочно ищу телефон по карманам куртки мне начинает казаться, что от моего сердцебиения гаражи гудят как в детстве.

Набираю маму, но она не отвечает. Наверное еще в церкви отключила телефон, да так в сумке и оставила.

Гаражи гудят еще сильнее. Набираю дядю Жору. Та же картина. Бухают сволочи, грешат накануне великого праздника, пока их самый близкий родственник на волосок от смерти.

Выглядываю осторожно в проезд. Они идут!

Один с пистолетом наперевес движется по проходу прямо на меня, обстоятельно заглядывая в проемы между гаражей. Я затравленной крысой бросаюсь к другому проезду. Та же картина. До них метров тридцать. Вот вам задача номер два. Что делать в этом случае?

Через пол минуты они меня обязательно обнаружат. Опять бежать? Или упасть в проеме, привалить себя шиной, которую я постоянно перепрыгиваю бегая туда-сюда, авось не заметят? Идиотская мысль...

И вдруг Курт! Они, очевидно, пустили его по моему следу. Он находит меня в проеме и разражается радостным лаем. Это конец!

Я перепрыгиваю через собаку, снова выбегаю в проезд и, петляя, пробую бежать дальше.

Но вдруг ноги у меня вдруг отказывают, и я зарываюсь лицом в землю. Похоже пуля попадает в район крестца.

Поднимаюсь, пробую бежать, как то неуклюже падаю на колени, кувыркаюсь через плечо, и уже не встаю.

Распластавшись на спине, открываю глаза и вижу прямо над мощные подбородки крепких бритоголовых ребят. Слышу, что у меня в куртке звонит телефон. На рингтоне любимая песня со второго куплета:

"Красная красная кровь

Через час уже просто земля

Через два на ней цветы и трава

Через три она снова жива

И согрета лучами земли

По имени Солнце"

Один из парней шарит по карманам, находит в куртке мобильник, и, глянув на экран, сообщает другим "Мама звонит".

"Кончай его Серега, - отвечает другой голос. - Мы и так долго возимся. Уже скоро девять, а мне еще переодеться к службе надо успеть. Мы с Лехой сегодня на всенощной батюшке прислуживаем".

Серега бросает телефон на землю и топчет его ногой.

Курт крутится неподалеку и поскуливает. Его убивают первым.

Но музыка, как ни странно, продолжает звучать. Я не чувствую как мне стреляют в голову из пистолета "ТТ" с глушителем.

Чувствую только, как меня обволакивает приятная нега и по всему телу разливается необыкновенное спокойствие.

Появляется коридор света, который заканчивается огромной белой поляной на которой в золотистом сиянии стоит Виктор Цой и протягивая мне руку говорит:

"Вот мы и встретились Юра Чулимов! Теперь я тебя уже никогда не брошу. Давай петь вместе!"

Представляете, мы поем вместе с самим Цоем:

"И мы знаем, что так было всегда

Что Судьбою больше любим,

Кто живет по законам другим

И кому умирать молодым.

Он не помнит слово "да" и слово "нет"

Он не помнит ни чинов ни имен.

И способен дотянуться до звезд,

Не считая, что это сон.

И упасть опаленным звездой

По имени Солнце!"

ЦОЙ ЖИВ!!!

ХРИСТОС ВОСКРЕС!!!

Теперь я это знаю точно, ребята!

БЛОГИ ПУБЛИКУЮТСЯ В АВТОРСКОЙ СТИЛИСТИКЕ

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги